Опубликовано: 1302

Анвар Сайденов: Не вижу причин для паники!

Анвар Сайденов: Не вижу причин для паники!

Мировой финансовый кризис – самая обсуждаемая нынче тема. Всевозможные аналитики дают всевозможные прогнозы: от “все будет хорошо” до “уже никогда хорошо не будет”. За комментарием мы обратились к Председателю Национального банка РК Анвару Сайденову.

– Анвар Галимуллаевич, всю прошлую неделю российские аналитики твердили, что кризис финансовой системы в наибольшей степени угрожает Казахстану…

– Российским аналитикам я бы посоветовал следить за тем, что у них в стране происходит, там положение сейчас серьезней, чем наше. Особенно на прошлой неделе… Когда у них фондовый рынок обрушился так резко, что пришлось закрыть торги.

– Но все-таки: как складывается ситуация у нас? Ведь на самом верху уже открыто говорят, что мировой кризис и нас не обошел.

– Я считаю, что основной урон для казахстанской финансовой системы был нанесен в прошлом году. Когда рынки внешних заимствований закрылись для наших банков, а платежи предстояли очень большие. Это повлияло на кредитную деятельность банков в конце прошлого года и в этом году тоже, а через какое-то время сказалось на качестве кредитного портфеля, на доходах банков.

– То есть самое плохое уже позади?

– Международная финансовая система продолжает получать новые удары, и, в принципе, можно достаточно уверенно сказать, что все это еще не закончилось. Краха того же банка Lehman Brothers, например, не ожидал никто. Даже такие квалифицированные финансисты, как управляющие норвежским пенсионным фондом, официально объявили о потерях 87 миллионов долларов от этого банкротства.

– Вы хотите сказать, что рынок ждут новые потрясения?

– Такие неожиданности на финансовом рынке США, Великобритании еще произойдут наверняка – скоро мы получим результаты третьего квартала, а потом годовые итоги деятельности финансовых институтов, и будут новые шоки для системы.

– И значит, для нас – как части этой системы?

– Казахстанская финансовая система, конечно, встроена в мировую систему... Но она сама по себе все-таки небольшая и встроена не слишком глубоко. Основной урон нашим банкам был нанесен в августе прошлого года. И новая волна кризиса нас почти не задела.

– А как же падение акций казахстанских банков на Лондонской фондовой бирже?

– Да, они упали значительно. Но при этом сам этот рынок – неликвидный, особых сделок по ним нет, их не скидывают, иностранцы держат эти акции. И объемы небольшие, и потенциал у них есть. Я знаю, были даже попытки представителей банков-акционеров выкупить пакеты акций, но их не продают. Можно, конечно, говорить, что, судя по котировкам, стоимость того или иного банка упала ниже балансовой. Но на самом деле это никак не сказывается на текущей деятельности банка.

Российские и западные аналитики пишут о том, что все происходящее в Америке очень сильно скажется на деятельности банков России и Казахстана. Я читал такие прогнозы, в том числе в “Файнэншл таймс”. Но на нас уже хуже сказаться вряд ли что-то может. Я думаю, риски для Казахстана таятся в более отдаленной перспективе и связаны с ценами на энергоносители и металлы. Вот если влияние мирового финансового кризиса перекинется на реальную экономику, произойдет снижение спроса на наши основные позиции экспорта, цена на нефть упадет серьезно – вот тогда будет негативное влияние на экономику Казахстана. Не на финансовый сектор, а на всю экономику.

А очередной банковский шок к нашим бедам и головным болям ничего не прибавил.

– И каков ваш прогноз развития ситуации?

– В августе прошлого года многие думали, что кризис протянется до весны 2009 года, а потом как-нибудь рассосется. Но сейчас стало ясно, что ситуация переносится и на весь 2009 год. И в следующем году будет все так же – затрудненный доступ к внешним финансовым источникам и большие платежи по внешним обязательствам. При этом стоит отметить, что наши банки часть своих платежей все-таки рефинансировали, и некоторые даже организовали новые займы.

– То есть негативные прогнозы можно просто игнорировать?

– Здесь другой вопрос – как на это будут реагировать рейтинговые агентства. Это достаточно важная тема. Они в нынешней обстановке исходят из самого негативного развития событий – и, наверное, будут считать, что проблемы, например, с качеством кредитного портфеля, гораздо хуже, чем говорит АФН. И что возможность банкротства того или иного банка или его способность обслуживать внешние обязательства существует. Потому от греха подальше предпочтут понизить рейтинги.

– А на самом деле не грозит ли нам неожиданное банкротство какого-нибудь банка?

– Нет, такого не может быть. У всех западных банков, которые обанкротились или которым грозило банкротство и они вынуждены были продаваться чуть ли не в течение воскресенья, проблемы были связаны с рынком ипотечного кредитования США, теми финансовыми инструментами, с помощью которых они формировали свои портфели.

У наших банков таких инструментов нет, потому неприятных сюрпризов можно на опасаться.

– Если внешние источники для наших банков закроются совсем, хватит ли внутренних резервов для их деятельности?

– Да, это важный вопрос. По внутренним источникам есть ограничения. Добиться резкого прироста депозитов от населения нереально, особенно когда доходы населения растут не так быстро и есть высокая инфляция. Более быстро растущий источник – депозиты нацкомпаний, частных компаний, но ужесточение доступа к кредитам привело к тому, что малый и средний бизнес, строительство, сельское хозяйство не могут развиваться так же быстро, как раньше, и испытывают проблемы. Я думаю, что бы там ни говорили о правительстве, оно достаточно верно и быстро нащупало все эти болевые точки, и в целом были приняты правильные решения – тот же фонд стрессовых активов.

– Насколько пострадал от потрясений на мировом фондовом рынке наш Национальный фонд? Ведь наши нефтяные деньги вкладываются в акции зарубежных компаний?

– Понятно, что по портфелю акций мы понесем убытки. Но надо отметить, что с конца прошлого года и весь нынешний мы не вкладывали деньги в акции. Предпочитали другие финансовые инструменты. Это был реалистичный подход, и он сработал. По итогам полугодия мы получили 90 миллионов долларов инвестдохода.

– А какова ситуация на нашем фондовом рынке?

– Знаете, я тут на днях прочел заметку, где говорилось, что фондовый рынок Казахстана резко обвалился. Даже смешно стало – чему там резко валиться? Как ни парадоксально, но неразвитость рынка акций в данной ситуации сыграла нам на руку. На самом деле мы ожидали намного худшего. Но сейчас видим, что ситуация даже выправляется.

– Радует ваш оптимизм…

– А зачем пугать себя и других? Не вижу причин для паники.

– Но все-таки, есть ли сценарий на случай самого плохого для Казахстана развития ситуации?

– Пессимистичный сценарий есть. И есть готовность к такому повороту событий. Но я думаю, он останется в закрытом конверте.

Лариса УВАЛИЕВА, Иван БЕСЕДИН (фото)

Загрузка...