Опубликовано: 1791

Андрей Кондрашов: “Астана” – раздражитель для России

Голос Андрея Кондрашова хорошо знаком зрителям российских спортивных телеканалов. Популярный комментатор работал и работает на НТВ+, “Спорт”, “Евроспорт”, “7ТВ”. В эти дни Кондрашов находится в Алматы, где освещает на телеканале “Ел арна” для казахстанских любителей спорта испанскую многодневную велогонку “Вуэльта”.

Командировка в Казахстан

– Предложение поработать на “Вуэльте” для Казахстана я получил от вашей Федерации велоспорта, – рассказывает Андрей. – Признаюсь, это приглашение оказалось для меня как неожиданным, так и закономерным. Хотя по спортивной специализации я не велосипедист, но опыт подобной работы у меня есть: в качестве комментатора я проехал три велогонки “Тур де Франс”, несколько чемпионатов мира. Знаю, что в Казахстане в последние годы очень серьезно относятся к велоспорту. Появление велопроекта “Астана” стало хорошим раздражителем для российских велосипедных властей. В результате в скором времени у нас тоже появится своя профессиональная команда “Катюша”, создание которой станет одним из направлений развития велосипедного спорта в России.

Россия – рекордсмен по спортивному телевидению

– О внимании к спорту в России, наверное, можно судить хотя бы по большому числу в стране спортивных каналов…

– Спортивных телеканалов в России много, как нигде в мире. У нас два общедоступных канала – “Спорт” и “7ТВ”. Кроме них есть еще несколько спутниковых каналов, собранных в единую сеть НТВ+. Так что у зрителя есть выбор. Сейчас на российском спортивном телерынке идет естественный отбор, который оставит для зрителей только самые интересные каналы.

– В чем главное отличие спортивных каналов друг от друга?

– В первую очередь – в объеме вещания. Один только НТВ+ имеет восемь спортивных каналов, включая “Евроспорт”. Однако НТВ+ – это платный канал. И пусть количество его абонентов стремительно растет, по охвату аудитории он не может соперничать со “Спортом” и “7ТВ”. Если НТВ+ смотрят порядка одного миллиона человек, то “Спорт” покрывает территорию с населением 50–55 миллионов. Являясь дочерним каналом “России”, “Спорт” имеет приоритетные возможности на приобретении прав показа тех или иных соревнований. С другой стороны, втиснуть все в свою эфирную сетку “Спорт” не может, поэтому и делится сублицензией с тем же НТВ+. Последнюю Олимпиаду “плюсовцы” транслировали на всех своих каналах, и подписчики НТВ+ имели уникальную возможность наблюдать в прямом эфире за всеми стартами в Пекине.

– Для такого огромного числа телетрансляций в России хватает комментаторов?

– Конечно, ведь все это появилось не на пустом месте. Большой толчок развитию спортивной журналистики в России дало появление в 1996 году первого специализированного канала НТВ+. Его руководство набирало комментаторов в штат через различные конкурсы, объявления. Сейчас в России спортивных журналистов уже готовят целенаправленно, в вузах на факультетах журналистики появились спортивные специализации.

Комментатор должен заниматься хотя бы физкультурой

– Что важнее для спортивного комментатора – журналистское образование или спортивное прошлое?

– Скажу за себя. Я по образованию тренер-преподаватель, долгое время работал именно по этой специальности, в том числе и в сборных командах России. Когда же судьба привела меня на телевидение, то поначалу я сильно ощущал недостаток журналистского образования. В какой-то мере компенсировать его мне помогало знание спорта изнутри. Мне не хватает знаний по истории, естественным наукам, пришлось дополнительно учиться постановке речи, работе с источниками информации. Конечно, знай я заранее, что мне придется работать на ТВ, я бы обязательно получил журналистское образование. И еще одно обязательное условие для комментатора – нужно заниматься спортом, хотя бы физкультурой. В этом я убежден на сто процентов.

– Успеваете ли вы делиться со зрителем всей информацией, подготовленной к эфиру?

– Конечно, рамки эфира ограничены, поэтому иногда приходится торопиться, чтобы рассказать все, что поможет ему понять данный вид спорта и заинтересоваться им. Я против того, чтобы комментатор описывал исключительно происходящее на мониторе. В этом плане пример для меня – Владимир Маслаченко, который не просто перечисляет действия футболистов на поле, но и объясняет, почему игрок сыграл именно так, а не иначе. С другой стороны, на общедоступных каналах, где много случайных зрителей, а не знатоков спорта, комментарий должен быть в какой-то мере примитивным, без большого числа специфических тонкостей. Здесь надо работать на незнающего зрителя, разъяснять ему азы, чтобы “подцепить” его на данный вид спорта.

Эксперты порой только мешают

– Лично вам какой комментарий больше нравится – индивидуальный или парный?

– На “Евроспорте” два комментатора – это обычная практика. Как правило, с комментатором-журналистом, как бы хорошо он ни разбирался в своем виде спорта, рядом всегда находится эксперт. Но по своему опыту знаю, что не всякий напарник помогает тебе делать репортаж интереснее. Иногда он просто мешает.

При этом заметил одну очень важную вещь: если у тебя в сокомментаторах известный человек, кумир, то, пусть он и будет ошибаться в каких-то оценках, зритель скорее поверит ему, чем тебе.

– После появления в эфире большого количества телетрансляций среди комментаторов произошло разделение на виды спорта. Сейчас, к примеру, автогонки “Формулы-1” ассоциируют с Александром Поповым, а велоспорт – с Сергеем Курдюковым. Для вас с кем ассоциируются другие виды спорта?

– В футболе для меня сейчас интересен Владимир Стогниенко со “Спорта”. В свое время мы с ним работали вместе, много общались. Причем когда Володя начинал, он никогда не стеснялся расспрашивать более старших и опытных коллег о каких-то нюансах в работе. О Владимире Маслаченко я уже говорил. Юрий Розанов хорош как в футболе, так и в хоккее. Но хоккей для меня навсегда останется видом спорта Евгения Майорова – уникального комментатора и очень редкого человека.

– Кстати, Евгению Александровичу приписывают фразу о том, что если комментатор готовится к трансляции больше одного часа, то ему пора менять профессию…

– Тут я с мэтром не соглашусь. Возможно, в советское время, когда спортивных трансляций на ТВ было не так много, Евгению Майорову для работы хватало знаний, приобретенных за карьеру игрока. Но сейчас при таком насыщенном объеме трансляций и знаний должно быть гораздо больше.

Акценты вместо “ура-патриотизма”

– Комментаторов “Евроспорта” не задевает, что их в лицо знает гораздо меньше людей, чем тех же “плюсовцев” с НТВ?

– Конечно, журналисты НТВ+ или “Спорта” гораздо чаще появляются на экранах как ведущие спортивных программ и новостей. Но у “Евроспорта” такая специфика, и комментаторы, идущие туда работать, заранее с ней соглашаются. Лично меня отсутствие узнаваемости на улицах не мучает. Так же, кстати, как и моего коллегу Сергея Курдюкова.

– Когда комментатор работает на соревнованиях с участием спортсменов из его страны, обязательно ли ему быть объективным в своих оценках?

– Лично мне чужды “ура-патриотические” настроения. Если твои любимцы проигрывают, то надо найти нужные слова, чтобы объективно оценить результат. Мне кажется, что если есть повод для критики, то не надо ее стесняться. Другое дело, с какими акцентами ты это делаешь.

– Существуют ли какие-нибудь эфирные запреты для комментаторов кроме ненормативной лексики?

– Сейчас очень жесткие рекламные требования. За этим строго следят редакторы и даже накладывают табу на произношение в эфире названий каких-либо фирм или производителей.

“Тур де Франс” вещал почти из… сортира

– Какой вид спорта было труднее всего комментировать?

– На телевидении “затыкать дыры” – привычная ситуация. Поэтому иногда приходится комментировать совсем не свои виды спорта, такие как конный спорт или регби. Наверное, проще назвать виды спорта, на которых я не работал. В этих случаях выручают специалисты, а когда никого рядом не оказывается, то идешь к микрофону, как на эшафот. Но все равно стараешься не испортить зрителям впечатления от трансляции.

– Случалось подолгу работать у микрофона без перерыва?

– Да. Как правило, в ходе велогонок. На некоторых этапах приходилось работать и по шесть часов.

– Каким было самое необычное комментаторское место?

– На первом моем “Тур де Франс” в 1995 году я ехал за пелотоном и работал в каком-то полусломанном автобусе. Площадь этой передвижной комментаторской кабинки была около двух квадратных метров. Ощущения остались, будто находился в уборной. Другая крайность – приходилось комментировать в чистом поле. А на олимпийских соревнованиях по велоспорту комментаторские позиции почти всегда открытые, в них бывает очень жарко и некомфортно. Да еще если солнце светит прямо в монитор и ничего не видно, то приходится комментировать на основании видео, транслируемого на большом табло велостадиона.

– Вы самокритичный человек?

– Достаточно самокритичный. За 15 лет журналистской работы я научился оценивать себя объективно, несмотря на похвалу или критику. Как провел репортаж, знаю лучше других. Главная же для меня похвала – это когда на следующий день после эфира, проведенного из студии, знакомые встречают с удивлением, как это я так быстро успел вернуться с соревнований в Москву.

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...