Опубликовано: 1164

Али АЛИЕВ: О допинг-контроле, агентах и работе за 25 тысяч тенге

Али АЛИЕВ: О допинг-контроле, агентах и работе за 25 тысяч тенге

Почему футболист начинает чувствовать себя лучше после 33 лет? В каких городах игрок может не платить за посещение кафе? В чем преимущество тренеров в Казахстане над своими европейскими коллегами? Почему молодые казахстанцы не хотят играть за рубежом? На вопросы “КАРАВАНА” ответил один из самых опытных и авторитетных футболистов страны Али АЛИЕВ.

“Хочу играть”

– Какие впечатления у вас остались от прошедшего сезона?

– Неоднозначные. С одной стороны, для моей команды – шымкентского “Ордабасы” – сезон сложился довольно удачно: мы попали в еврокубки. С другой – я практически не играл в чемпионате.

– С чем это связано?

– Наверное, с тем, что меня брали прежде всего как играющего тренера. Но на тренировках я работал по полной и по ходу сезона помогал ребятам советами, в том числе и с точки зрения психологии, когда у клуба были спады.

– Как сами оцениваете собственную физическую форму?

– Я читал много интервью футболистов, которым за 33. И они в один голос признаются: после этого возраста становишься сильнее и не знаешь, отчего так происходит. У меня те же самые ощущения: чувствую себя отлично физически. Думаю, что стал правильнее использовать свои силы. Но самое главное – у меня остался вкус к футболу. Я хочу играть.

– Не строите планы типа “еще 5 лет в футболе – и все”?

– Нет, потому что старшие товарищи часто мне говорили: “Пока есть силы, пока можешь выдерживать этот ритм, играй. Как почувствуешь, что устал, заканчивай”. Но у меня пока такой мысли нет. Совсем.

Большая разница

– Вы много лет отыграли в клубах первой турецкой лиги. Чем отличаются тренеры, работающие в Казахстане, от тех, что трудятся там?

– Да, мне есть с чем сравнивать: я много лет играл в Турции и вижу отличия. Там все поставлено на профессиональную основу. Если хочешь играть и зарабатывать – должен следить за собой сам. В Турции тебе позволят себя вести, как хочешь, а в конце сезона спросят: “Знаешь, почему мы с тобой не подпишем контракт? Потому что ты не был профессионалом”. Мы же выросли в других условиях, где людей постоянно заставляют, дисциплину удерживают из-под палки.

– Что вам дали годы, проведенные в турецком футболе?

– Я понял, что нужно всегда придерживаться режима в питании, тренировках, отдыхе. И если ты это делаешь, будешь долгожителем в своем виде спорта. Соблюдение режима нужно понимать не как запрет на ночные клубы, просто все надо делать вовремя – лечь спать в нужное время, съесть то, что надо, а не то, что хочется.

– Известный наш футбольный вратарь Давид Лория рассказал, как кормят игроков в Турции и в Казахстане. Разница – колоссальная…

– Я его понимаю. У нас футболист не может прийти в столовую с пачкой спагетти и сказать: сварите мне. Он ест то же, что и вся команда. Но чтобы игроки питались правильно, клубный врач не должен вылезать из кухни. Всё – включая закупки продуктов – обязан контролировать спортивный директор. Если эти люди подходят к делу грамотно, ты не будешь ночевать в июле в номере с неработающим кондиционером и выспишься, потому что рядом не буянят пьяные соседи. А еще ты нормально поешь перед матчем и не выйдешь на поле с полным животом.

Врачи из анекдота

– Признайтесь: вы хоть раз проходили допинг-контроль после игр в Казахстане?

– Нет. А в Турции после каждой встречи у игроков берут допинг-пробы. За шесть лет в первой лиге Турции – не топовом чемпионате этой страны – я проходил допинг-контроль три раза. В элитном дивизионе периодичность проверок игроков гораздо выше.

– На ваш взгляд, в Казахстане нужно проверять игроков на допинг?

– Обязательно. Наша игра должна быть чистой, а то вызовут в сборную парня, который взялся ниоткуда и выстрелил в двух-трех матчах, а его никто не проверял. Могут быть неприятные сюрпризы.

– Другой известный казахстанский футболист Андрей Карпович, играя в московском “Динамо”, был удивлен, что там даже жаропонижающее можно принимать только то, что прописал клубный доктор.

– Это правильно. Во всех нормально функционирующих клубах доктор контролирует все лекарства. Ты даже насморк не можешь лечить без его ведома. У нас же в Казахстане я встречался с такими врачами, как из анекдота: “Вот тебе таблетка от головы, а эта от задницы. И смотри не перепутай”. Представляете, к чему это приводило? У игрока проблема, а к кому обратиться – никто не знает, какой диагноз ставить – неизвестно.

Чтобы не сломаться

– Теннисисты говорят, что самая страшная драка – когда люди дерутся ракетками…

– В футболе самая страшная драка та, которая происходит во время матча. Во-первых, можно болельщиков завести так, что будет всем плохо. Во-вторых, нет ничего хуже, когда драка происходит между игроками одной команды.

– Вы были первым казахстанским футболистом, уехавшим в Турцию. Было тяжело?

– Очень. Я ведь приехал туда не сейчас, когда сборная Турции играет не совсем хорошо, а еще до Евро-2008. В Турции тогда бытовало мнение: на первом месте в футболе – бразильцы, потом – турки. Да, там уважительно относились к немцам, но всех остальных – даже аргентинцев – считали не такими сильными. До того была велика радость от бронзы чемпионата мира-2002. А теперь представьте: я приехал, люди смотрят в мой паспорт и думают: “А-а-а, это та страна, которую мы на выезде обыграли 6:0”… И Давид, и Смаков затем тоже столкнулись с этим отношением.

– А почему, на ваш взгляд, в Турцию не едут молодые казахстанские футболисты?

– Ко мне регулярно обращаются молодые игроки, просят посодействовать в организации просмотра за рубежом. Но я считаю, что прежде всего этим ребятам надо сформироваться здесь и сыграть в национальной сборной. Нужно сначала окрепнуть здесь, на родине, чтобы там не сломаться…

“Езжай, не нарушай больше”

– Теперь – о футбольных агентах…

– И к выбору агента надо подходить очень ответственно. Смотрю на то, что происходит в Казахстане, и замечаю, что часть агентов игроки видят два или три раза в год. Когда подписывается контракт, когда нужно забрать агентское вознаграждение и когда игрок покидает клуб. В Казахстане я видел мало агентов, которые бы приезжали на тренировки, корректировали тренировочный процесс, давали советы.

– Болельщики турецких клубов, за которые вы играли, вас вспоминают?

– Я как-то бывал в Кайсери, в Диярбакыре и ни в одном кафе за себя не платил. Это делали или администраторы этих заведений, или болельщики.

– В каком самом необычном месте вас узнавали?

– В Стамбуле. В 20-миллионном городе в кафе официант меня узнал. Игрока первой лиги! Я был в шоке: насколько люди интересуются футболом!

– В нашей стране все, наверное, не так?

– Почему же? Даже гаишники узнают: “Езжай, не нарушай больше”. Я иногда и прав не достаю!

Неиспользованный успех

– Вы играли в составе молодежной сборной Казахстана на финальном турнире чемпионата мира-1999. Что от того турнира осталось в памяти?

– Такие вещи не забываются. Я вспоминаю, как мы туда попали. У нас был решающий матч в Таиланде, где команде Казахстана была нужна как минимум ничья. А там – полный стадион! Тайские футболисты вышли на поле с портретами короля Таиланда, а тот со всей семьей был на стадионе. Каждое касание мяча нами встречалось диким свистом. Но когда Ерлан Уразаев забил – все замолкли. В итоге мы сыграли дольше, чем надо, минут на семь, и судья ничего не смог сделать – 1:1. Считаю, что казахстанский футбол страдает до сих пор из-за того, что никто не придумал, как использовать тот наш успех. Это сейчас нашу молодежку в случае выхода на чемпионат мира носили бы на руках, а тогда не изменилось ничего! Например, мы готовились на далеко не идеальной базе в Каскелене, в какой-то непонятной форме…

Различные варианты

– Недавно вы получили тренерскую лицензию категории А. Зачем вам она?

– Нужно быть глупцом, чтобы не воспользоваться шансом поучиться на тренера. Надо думать, где себя найти после завершения карьеры. Это ведь когда-то случится. Поэтому  ищу различные варианты. Думаю, при случае смогу повозиться с детишками, повариться в низших лигах.

– Вы готовы работать за 25 тысяч тенге, как происходит это в Казахстане с некоторыми детскими тренерами?

– Да. Главное – найти себя в своем любимом виде спорта. Но, повторюсь, пока не задумываюсь о завершении карьеры. В себе футболиста я не убил.

– Скажите честно: вы можете проснуться без ощущения болей в теле?

– Если спортсмен проснулся и у него ничего не болит – значит он умер. Большой спорт не проходит бесследно.

Загрузка...