Опубликовано: 5474

Александр Невский – сын Батыя

Александр Невский – сын Батыя

То, что Александр Невский – приемный сын хана Батыя, давно уже аксиома. То есть положение, не требующее доказательств. Из него исходят историки в дальнейших построениях и рассуждениях.

Аксиома – еще не доказательство

Например, одни утверждают, что никакого татаро-монгольского ига не было, а был союз, федеративное, а точнее – конфедеративное государство во главе с ханами Золотой Орды и великими каганами в Каракоруме. О каком иге можно говорить, если Александр Невский, приобщенный Русской православной церковью к лику святых, был побратимом царевича Сартака и соответственно приемным сыном Батыя?!

Другие опровергают это, утверждают, что иго было, и помогли его установить предатели русского народа – великий князь Ярослав и его сын Александр Невский, ради личной власти над Русским улусом пошедшие на союз с Золотой Ордой. И даже на то, чтобы побрататься с Сартаком и стать приемным сыном Батыя!

И ни разу не встречал я дилетантского вопроса-возражения: а откуда вы взяли, что Невский был приемным сыном Батыя? Где это написано? В каких летописях-документах?

Нигде не написано.

Прямых доказательств нет.

Но в истории, тем более древней, средневековой, прямых доказательств вообще мало. Тем более – прямых документов. История, особенно древняя, средневековая, – это всегда совокупность косвенных улик. Если на их основе вырабатывается “непротиворечивая версия” (термин Л.Н. Гумилева), значит, истина установлена. Или – почти установлена.

Для профессиональных историков это опять же аксиома.

Война за православие

Но почему обычный читатель ни разу не усомнился, не потребовал прямых доказательств побратимства Александра и Сартака?

Наверное, авторитет Льва Гумилева был бесспорен. В то время великим князем на Владимирской Руси был Андрей, брат Александра. Он породнился с властелином Западной Руси – великим князем Даниилом Галицким, перешедшим в католичество и принявшим от Римского Папы титул Русского короля. Вся власть – у сторонников введения католичества на Руси!

Со времен Чингисхана монгольские каганы покровительствовали Русской православной церкви. Золотая Орда давала особые ярлыки, по которым поругание православной веры каралось смертной казнью. Многие царевичи империи издревле были христианами-несторианцами, а в Золотой Орде – уже православными. Царевич Даир, правнук Чингисхана, причислен Русской православной церковью к лику святых как “преподобный святой Петр, чудотворец Ростовский, царевич Ордынский”. В Кремле, в Архангельском соборе, усыпальнице русских великих князей и царей, Петру посвящены две большие фрески, во всю стену справа от алтаря. Святой Пафнутий, основатель Боровского Пафнутьевского монастыря, был правнуком великого владимирского баскака Амырхана...

Золотая Орда не могла допустить католизации Руси как по религиозным, так и по политическим мотивам.

Александр Невский тогда княжил в Киеве, давно потерявшем свое значение. В 1253 году он приехал в ставку Батыя и побратался с его сыном, царевичем Сартаком, христианином-несторианцем. Названое братство – выше кровного. Дети убивали родителей, родные братья резали друг друга в борьбе за власть – достаточно почитать историю любого государства, будь то Золотая Орда или Владимирская, Московская Русь.

Но побратимы – союзники навеки. Так и написано в “Сокровенном сказании” монголов: “Названые братья – одна душа”. Батый, став приемным отцом Александра, дал ему конницу во главе с Неврюем. С которой и пошел Александр войной на родного брата Андрея.

Этот кровавый поход остался в летописях как “Неврюева рать”. Андрей бежал в Швецию, Александр стал великим князем Владимирским. Наступление католичества на Русь было остановлено.

В 1257 году Александр вместе с ханом Берке (мусульманином) и внуком Батыя царевичем Менгу-Тимуром (язычником) открывают в Сарае, столице Орды, подворье православного епископа. Православная вера в Орде утверждается официально. Заключается военно-политический союз, по которому Русь платит “выход” на содержание ордынской конницы. Его в нашей истории называют “данью” – 1,5 буханки хлеба в год с человека.

Уже после смерти Александра, когда немцы опять пошли на Новгород, тогдашний хан Менгу-Тимур в соответствии с договором прислал конницу – немцы тотчас отступили и подписали мир на новгородских условиях.

С тех пор только потомки Александра получали от ханов Золотой Орды ярлык на великое княжение, с редкими исключениями.

Историк Георгий Владимирович Вернадский писал: “Два подвига Александра Невского – подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке – имели единственную цель – сбережение православия как источника нравственной и политической силы русского народа”.

Доказательство

Одно из косвенных, но очень существенных доказательств побратимства Сартака и Александра я нашел в... “Житии” Александра Невского.

Конечно, это сложный, противоречивый текст. Оригиналов ведь нет. Летописи писались-переписывались-редакти­ровались на протяжении нескольких веков. “Житие” начали создавать примерно через 120 лет после смерти Александра. Из каких источников брался материал – неизвестно. В итоге мы имеем текст XV–XVI веков о деяниях XIII века. Перепутаны имена, события, даты. Например, пишется, что Александр после смерти отца навел ужас на Владимир, а потом поехал в Орду.

Но Ярослав умер в 1246 году, а тогда у Александра не было “силы великой”, во Владимире законно княжил Андрей, и никаких походов на город в истории и не зафиксировано. А ужас на Владимир он мог навести – и навел! – только в 1253 году, уже после поездки в Орду, получив от Батыя конницу.

Вообще, поездка в Орду представляется в “Житии” как единственная. Хотя Александр жил там, наверное, не меньше, чем дома. Ну как нынешние губернаторы постоянно бывают в Москве – работа такая. И если отмечается в “Житии” какая-то поездка в Орду – значит, было тогда Событие. Но Событие потом отредактировали, перепутали, вообще вычеркнули, и осталась – поездка. Со словами якобы Батыя, совершенно непонятными.

“Решил князь Александр пойти к царю в Орду... И увидел его царь Батый, и поразился, и сказал вельможам своим: “Истину мне сказали, что нет князя, подобного ему”.

Зададимся вопросом: “А с чего это вдруг Батый так восхищается князем Александром?”. Ну с каких таких коврижек?

Если исходить из теории ига, то полный абсурд. Приехал в ставку к хану-завоевателю удельный князь завоеванной им, ханом, страны. По делам приехал, с просьбой какой-то. Или же хан его вызвал, чтобы дать указания.

С чего вдруг такие изъявления чувств?

Если исходить из того, что ига не было, а были союзнические и даже дружеские отношения, все равно абсурд. В “Житии” написано так, будто Батый впервые увидел Александра. И поразился. На самом же деле знал он его давно. Батый – давний друг великого князя Ярослава, отца Александра. Именно Ярослав еще в 1245 году призвал русских князей признать Батыя “своим царем”.

Да и в любом случае Батый не стал бы поражаться. Не тот человек. Не та ситуация. Не та, наконец, традиция. Не мог Батый говорить такое. Он и не говорил. Говорил, скорее всего, его сын Сартак. Это ритуал побратимства. Почти одинаковый у скифов, тюрко-монголов, славян. Обмениваются оружием, одеждой, пьют из общей чаши, превозносят друг друга. Не только во время ритуала, но, вообще, везде и всюду.

Процитируем “Сокровенное сказание” монголов. Джамуха так говорит врагам о своем побратиме Темучжине (будущем Чингисхане): “Это подъезжает мой побратим Темучжин. Все тело его залито бронзой... железом оковано: негде иглою кольнуть. Он словно сокол”.

В таком каноническом стиле говорил, как я полагаю, и Сартак, превознося великую доблесть и княжескую мудрость своего побратима Александра:

“Нет князя, подобного ему”.

И Александр говорил примерно так же, превознося храбрость и отвагу названого брата – царевича Сартака, наследника трона Золотой Орды.

Оттуда и залетели эти слова в “Житие” Александра Невского!

Кочуя из летописи в летопись, видоизменяясь, потеряв первоначальный смысл(!), сохранились-таки в единственном документе.

Никак иначе объяснить эту фразу невозможно.

Надеюсь, моя версия непротиворечива.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ

Загрузка...