Опубликовано: 3067

“Алашорда”: любовь и забвение

“Алашорда”: любовь и забвение

Режиссер Калила Умаров представил на суд зрителей документальный фильм о национально-освободительном движении “Алашорда” см. “Алашорда” возвращается” – № 12 от 20 марта). Незадолго до выхода картины вокруг нее разгорелись нешуточные страсти, подогревая интерес зрителей. Об этом и многом другом мы беседуем с Калилой Умаровым.

Шаг за шагом

– Калила, как долго вы работали над фильмом?

– Наверное, всю свою сознательную жизнь я работаю над “Алашордой”. В 1994 году у меня уже была картина “Слово об “Алаше”. А когда я снимал фильм “Атамекен”, моя героиня – Мариям Какимжанова, говоря о людях, повлиявших на ее становление как личности, рассказала об Ахмете Байтурсынове. После этого я работал над фильмом о Магжане Жумабаеве, который приблизил меня к теме “Алашорды” еще на шаг. Я побывал во многих местах, где он жил, работал, был на Беломорканале, где он был в ссылке, в Москве, Петербурге, в Уфе, где он в медресе учился. Потом был фильм “Возвращение Мир-Якуба” о Миржакыпе Дулатове. Естественно, снимая картины о каждом из этих людей, я подошел и к самой теме “Алаш”.

Первоначально мне выделили средства на 26-минутный фильм. Мы посетили Оренбург, вместе с историком Камбаром Атабаевым нашли дом, где жил Ахмет Байтурсынов, издавал газету “Казах”, здание, где была провозглашена автономия “Алаш”. Это, по сути, святые для казахов места. Но табличек, сообщающих о том, что тут некогда происходило, на фасадах нет. Когда мы обратились с такой просьбой к местным властям, оказалось, что это можно решить только через правительство России.

В поисках Алихана Бокейханова

– Мы хотели снять фильм о воображаемом треугольнике, – продолжает Умаров. – “Алашорда” с лидером Алиханом Бокейхановым, Туркестан с Мустафой Шокаем и Россия Керенского и большевиков. Но когда приступили, уже вышел художественный фильм о Шокае. Поэтому решено было рассматривать противостояние “Алашорды” и России.

Мечтали найти изображение в кинокадре Алихана Бокейханова, Ахмета Байтурсынова, Миржакыпа Дулатова. И однажды, сидя в Центральном архиве кинофотодокументов в Алматы, Болат Мурсалим обнаружил хронику апреля 1925 года, когда отмечалось 5-летие Казахской ССР. Бокейханов с 1922 года находился под домашним арестом в Москве (Сталин выделил ему 1-комнатную квартиру), но есть очень много фактов, свидетельствующих о том, что он все-таки посещал Казахстан. И когда в этой хронике в президиуме, рядом с Жалауом Мынбаевым, Ныгметом Нурмаковым и другими, вдруг появляется незнакомец в светлом плаще с бокейхановскими усами, орлиным взглядом – что мы могли подумать?

Мы собрали историков во главе с Таласом Умарбековым и Камбаром Атабаевым, показали им кадры. Многие признали в незнакомце Бокейханова. Затем советовались с признанным алашоведом Мамбетом Койгельдиевым. “Нет, – говорит, – это не Бокейханов, потому что взгляд у этого человека слишком тяжелый”.

Оставалось встретиться с живой свидетельницей века, знавшей всех алашординцев в лицо, дочерью Миржакыпа Дулатова, Гульнарой-апай, которой исполнилось 96 лет. Она вспомнила, что в тот день Ахмет Байтурсынов, прихватив ее и свою дочь Шолпан, отправился на площадь в Кызыл-Орде, столице Казахской ССР. Празднично одетые дети были усажены в фаэтон, по прибытии на место им было велено сидеть в повозке, дабы не заблудиться, а сам Байтурсынов скрылся в толпе. Но Бокейханов в тот день не приезжал в Казахстан. Обычно он останавливался у Дулатова или Байтурсынова. Эти дни были по-особому радостны и наполнены общением.

– Кем же оказался на самом деле незнакомец в белом плаще?

– Сценарист Болат Мурсалим отправился в архив Президента, нашел протокол того мероприятия и по маленькой учетной карточке в личном деле опознал этого человека. Им оказался наркомзем Алиаскар Алимбеков.

Личная жизнь – за кадром

К сожалению, в сам фильм вошли факты, относящиеся лишь к деятельности “Алашорды”. За кадром осталась личная жизнь казахских вождей.

– Один из эпизодов, касающихся Алихана Бокейханова, – говорит Калила Умаров, – мне рассказал внук его брата – Срым Бокейханов. Учась в уездной школе в Каркаралинске, Алихан жил в доме татар Бекметовых. Однажды к дому подъехал фаэтон генерал-губернатора Колпаковского, ехавшего проездом из Омска. Генерал-губернатор вышел и говорит: “Если сейчас кто скажет, сколько мое колесо прошло от Омска до Каркаралинска, того я возьму с собой, поставлю на полное гособеспечение, устрою на учебу”. Из толпы вышел мальчик и выложил ответ. Колпаковский, изумившись точности этого ответа, лишь спросил: “Как тебя звать?”. “Алихан”, – был ответ. Вряд ли генерал-губернатор Колпаковский мог догадываться, что этот смышленый мальчонка станет лидером оппозиционеров Степи и создаст автономию “Алаш”.

Письмо Турара Рыскулова

– С вашим фильмом связывают один скандал: письмо Турара Рыскулова, которое якобы положило начало сталинским репрессиям в отношении алашординцев.

– Снимая фильм, я хотел соблюсти историческую объективность. Именно поэтому я пригласил в фильм разных историков, начиная с Мамбета Койгельдиева, Дины Аманжоловой до Хазретали Турсуна и российских профессоров.

Разговаривая с Диной Аманжоловой, исследовательницей деятельности “Алашорды”, я узнал, что в архивах есть рукопись письма Турара Рыскулова Сталину. В нем Рыскулов пишет: “Вообще можно эту Казахскую автономию разогнать, и никто в Степи об этом не будет сожалеть”. В письме он подробно описывает, кто и кем работает, какие должности занимал в автономии “Алаш”. После этого все они были арестованы, сосланы или лишены работы.

У всех судьба оказалась очень тяжелой. В 1929 году расстреляли первую партию. Миржакып и Магжан уже сидели в Сосновце на Беломорканале, Жусипбека Аймауытова расстреляли. Первым письмо Турара Рыскулова в 2006 году опубликовал в одной из казахских газет исследователь Хазретали Турсун.

Но я не мог не вспомнить и о Шерхане Муртазе, который является главным турароведом. Я рассказал ему о письме и попросил высказать свою точку зрения. Так появились и другие факты из жизни Алихана Бокейханова. Например, рассказ о том, как в Москве в 1935 году кремировали убитого при невыясненных об­­сто­ятель­ствах зятя Бокейханова. В морге старик Бокейханов потерял сознание, и первыми, кто подхватил его под руки, были Турар Рыскулов и Ныгмет Нурмаков.

Кроме того, по словам Шерхана Муртазы, единственным, кто встал на защиту казахов против Голощекина в годы Великого джута, был Рыскулов. И еще: даже оставаясь в разных политических лагерях, по словам Муртазы, и красные, и алашординские казахи продолжали поддерживать связь и дружбу друг с другом.

Формула режиссера

– А чем вы закончили свой фильм?

– В первом варианте – 1937 годом. Мамбет Койгельдиев предоставил мне фотографии, где Жаканша Досмухамедов изображен фотографами НКВД в профиль и анфас, и его голова специально прикручена железными ободками. Впечатление производит жуткое. На другой фотографии, датированной 1937 годом, Алихан Бокейханов – уже глубокий поседевший старик. Сравнивая со снимком 1935 года, трудно поверить, что интеллигентный и благородный предводитель “Алаша” за какие-то два года превратился в старика!

Закончить фильм я планировал кадрами из Жаналыка, где в 1993 году были найдены останки расстрелянных в 1937 году. На черепах были характерные дыры: на затылке маленькая – место входа пули, а во лбу побольше – место выхода. Эти кадры я снял тогда с разрешения директора Центрального архива, который торопился запечатлеть останки прежде, чем они с честью были перезахоронены. Почему они не были исследованы и изучены? Сказалась наша бедность: для восстановления по ДНК принадлежности того или иного черепа нужны были миллионы. Такое себе Казахстан пока позволить не может.

Но президент “Казахфильма” Ермек Аманшаев сказал: слишком печальный конец. И вот тогда решено было продолжить фильм и закончить его кадрами суверенного Казахстана. Я вывел собственную формулу: “Алашорда” – это мечта Алихана Бокейханова и реальность Нурсултана Назарбаева”.

Жанар КАНАФИНА, фото Тахира Сасыкова и из архива Калилы Умарова

Загрузка...