Опубликовано: 1188

Актерство вылезло. Куда бы оно делось!

Заслуженная артистка страны, одна из ведущих актрис театра. Но Наталья Долматова сожалеет, что сейчас так мало пьес, где можно проявить себя как зрелой женщине, – все больше девочки или старушки.

Актриса театра им. М. Ю. Лермонтова Наталья Долматова 3 сентября встречает свой юбилей.

Она преподает в Академии искусств имени Жургенова и алматинском филиале театра-школы “Образ”. Радуется успехам сына, который снимает в Питере клипы. День рождения Наталья Валентиновна отметит уже в Караганде, куда труппа едет с непродолжительными гастролями.

…Не вдаваясь в магию цифр, мы просто хотели поговорить с человеком, который отдал любимому алматинцами театру большую часть жизни.

Театр перестал быть элитарным клубом

– Поздравляем вас, Наталья Валентиновна! Первый вопрос очень прямой: с каким настроением встречаете свою круглую дату?

– Спасибо. Для меня не важно – юбилей-не юбилей. Это очередной день рождения. Никаких итогов не подвожу, зато чувствую себя внутренне молодой. Как хорошо сказал Гришковец, “будь тебе 20 лет, 25, 30, 35, 40, 45 или больше, все равно ты такой же молодой внутри”. Просто со временем больше профессионализма появилось, и меня это радует.

– Почти вся ваша карьера прошла в Лермонтовском театре. Это больше двадцати лет. Поделитесь наблюдением, как поменялись актеры за это время?

– Сейчас мы стали подавать материал в совершенно другой манере – более демократичной и менее пафосной. Уже не надо вещать с подмостков, нужно разговаривать со зрителями как с нормальными людьми, чтобы они тебя поняли. Ведь никто не любит, когда его учат.

– Очевидно, и зритель тоже стал другим?

– Театр раньше был чуть ли не единственным средством развлечения. И люди ходили не только чтобы что-то почерпнуть, а больше даже себя показать. Это было нечто вроде элитарного клуба. Сейчас же театр приблизился к обыкновенному человеку, который тоже хочет развлечений. Но в отличие от мест, где можно просто пойти потусоваться, здесь он еще найдет и духовность.

мир рассыпается, когда теряешь дом

– Интересно, сейчас время Интернета, киноблокбастеров, прочих супермегашоу. Почему же все-таки молодежь приходит в театр?

– Думаю, что в блокбастерах, Интернете и прочем очень много суеты и хаоса. При такой поверхностности теряются многие ценности. С другой стороны, в каждом человеке должно быть что-то, на что он может опереться. А на что он может опереться? Только на уверенность в себе. А что дает уверенность в себе? Какие-то жизненные принципы. А жизненные принципы они не на блокбастерах воспитываются.

– Уже больше года ваш театр находится на ремонте. Можно только догадываться, как труппа переживает все это...

– Труппа в смятении. Потому что мы привыкли к организованной жизни. И это даже не дисциплина, а такая организованность, когда ты чувствуешь себя частью единого целого. Сейчас же все рассыпается, поскольку мы не имеем своего дома. Одни играют на одной площадке, другие на другой. Мы месяцами не видимся. Все это очень тяжело, потому что театр – это семья. Это второй дом.

Все бросить не дал Померанцев

– А это правда, что после школы вы назло всем принятым стандартам взяли и стали вдруг электриком?

– Да, так и было... Собственно, энергетиком. Я училась очень хорошо в школе, тянула на золотую медаль. Но что-то все это мне наскучило, и после 8-го класса я пошла в первый попавшийся техникум – энергостроительный.

– Но что-то же должно было тянуть?

– Наверное, хотелось самостоятельности какой-то. Все к 16 годам только оканчивали школу, а у меня уже могла быть профессия. Замечательный был техникум, распределение по всему Союзу. Может быть, это и привлекло. Хотела куда-то уехать.

– Но потом, уже работая по специальности, вы вдруг ввергли в шок своих близких, поступив в студию при театре Лермонтова. Все-таки актерство вылезло?

– Вылезло, куда бы оно делось! Мне нравилось смотреть, как играли актеры в кино. Все такие чистые, честные – идеал человека. Я думала: пойду в театр, встречу этих людей. Ну и пошла. И встретила (смеется).

– Что, всех идеальных?

– Ну нет, конечно же. Когда столкнулась со всем этим, первый год, можно сказать, ломки были. Было немного больно, обидно. Я думала, что не туда, наверное, пришла. Собиралась бросить. Но Юрий Борисович Померанцев, который тогда руководил студией, сказал: “Продолжай учиться”.

Главное – умудриться влезть в чужую шкуру

– Потом вы вдруг и на журналиста стали учиться…

– Да, уже будучи в театре, я пошла на журфак. Работать по специальности я, честно говоря, не собиралась. Просто журналисты имеют дело с людьми – так же, как и актеры. Так одна профессия другой помогла.

– Наверняка вы, глядя, как работают другие актеры театра и кино, оцениваете их работу. Есть ли кто-то из них, кем вы восхищаетесь?

– Мне всегда очень нравилась Любовь Полищук. Буквально как бриллиант сверкает Марина Неелова. Ей подвластно все – и комедия, и драма. Из зарубежных могу назвать Мэрил Стрип. Вот кто настоящая актриса, так это она. Роберт Де Ниро, Дастин Хоффман. Ричард Гир нравится, но не просто внешностью, а своей харизмой. Восхищаюсь Евгением Мироновым. Поражаешься, насколько он может быть разнообразным. Сущность актерской профессии в том, чтобы умудриться влезть в чужую шкуру. Отойти от себя, сохранив при этом только свои эмоции, чтобы тебе верили. Чтобы тот человек, которого ты показываешь, вдруг узнал себя.

Артем КРЫЛОВ

Загрузка...