Опубликовано: 4835

Академик Аманкелди САДАНОВ: Об убитой земле и утекающих миллиардах

Академик Аманкелди САДАНОВ: Об убитой земле и утекающих миллиардах

Микробиология – “хит” современной науки. Достаточно назвать такие открытия, как расшифровка генома человека, клонирование. О феномене вирусов, бедах казахстанской науки и многом другом “КАРАВАНУ” рассказал глава Института микробиологии и вирусологии, академик Аманкелди САДАНОВ.

Фармакологическая зависимость

– Мир постоянно сотрясают сообщения о страшных вирусах. В 2014 году это коронавирус, лихорадка Эбола. Могут ли наши ученые противостоять таким угрозам?

 – В Казахстане случаев так называемого “ближневосточного респираторного синдрома” официально не зарегистрировано. Но деловые отношения могут способствовать распространению новой инфекции. Считаю, его изучение актуально для всего Центрально-Азиатского региона.

– К сожалению, казахстанская фармакология мало чем может похвастаться…

– По рекомендации Всемирной организации здравоохранения, стратегическая безопасность страны обеспечивается при 20-процентной доле отечественной фармацевтической продукции на рынке. В Испании с населением 39 миллионов человек она составляет 62 процента, во Франции (57 миллионов) – 53 процента, Израиле (6 миллионов) – 42 процента, России (142 миллиона) – 35 процентов, Беларуси (10 миллионов) – 25 процентов, Грузии (4 миллиона) – 20 процентов, Латвии (3 миллиона) – 15 процентов.

В Казахстане доля собственного фармрынка – всего 8–10 процентов, в 2 раза ниже рекомендованного уровня. В стране 79 производителей фармпродукции. Но их ассортимент – в основном лекарства, не обладающие патентной защитой (дженерики), на основе импортируемых субстанций. Также они производят традиционные недорогие препараты, ориентированные на внутренний рынок и рынок стран СНГ.

 Нефть кормит и… уничтожает

– Ваш институт занимается разработкой биопрепаратов, которые очищают землю от нефтепродуктов...

– По подтвержденным запасам нефти Казахстан входит в число 15 ведущих стран мира, ежегодно у нас добывается более 50 миллионов тонн сырой нефти. По данным Министерства охраны окружающей среды, площадь загрязненных нефтью и нефтепродуктами почв составляет более 1,5 миллиона гектаров. При попадании нефти в почву уничтожается до 50–80 процентов растительного покрова, загрязняются верхние, самые ценные и обогащенные органическим веществом горизонты почв. Меняются в худшую сторону свойства самой почвы, что приводит к снижению плодородия. Эффективность применения наших биопрепаратов доказана на ряде месторождений Атырауской и Мангистауской областей – на общей площади более 150 гектаров. К нам обращались зарубежные ученые с просьбой продать наши разработки. Но я отказался, ведь на создание препаратов ушли годы труда, это детище всего института.

– А есть ли жизнь без нефти?

– В мире ежегодно потребляется 3,837 триллиона тонн нефти, и половина используется в топливной промышленности. Нефть важна не столько как источник энергии, сколько в качестве сырья для синтеза различных материалов. Недаром еще Дмитрий Менделеев говорил, что использовать нефть в качестве топлива – все равно что топить печь ассигнациями. Из нефти и продуктов ее переработки получают более 2 000 продуктов! Из парафинов нефти получают белок. Пока он используется только для откорма животных и птиц. Однако ученые допускают возможность создания искусственного белка, пригодного в пищу человека. Но месторождения всего ископаемого топлива рано или поздно будут исчерпаны. Поэтому требуется развитие альтернативной энергетики за счет вовлечения в переработку возобновляемых источников сырья.

Почему от науки мало проку

– Что же вообще мешает ученым внедрять в жизнь свои разработки?

– Наука должна быть локомотивом экономики страны. Возьмем Японию. Там нет нефти, газа, металлов. Но за счет мозгов страна процветает. У нас мозги есть, в некоторых научно-исследовательских институтах проводят серьезные исследования, и они поддерживаются государством в рамках научно-технических проектов и программ. Но результаты не внедряются в практику. В Казахстане фактически полностью отсутствует система передачи технологии из лаборатории в производство. Большинство ученых завершают свои исследования лабораторной разработкой и хорошим отчетом. Единицы способны довести свою идею до внедрения! Но ведь одно дело – экспериментировать с препаратом в лаборатории, другое – в поле. Чтобы выйти на рынок с изобретением, необходимо выдержать три критерия: высокое качество, доступную цену и своевременную доставку.

Сегодня много говорится об инновациях. Многие чиновники понимают это так: привез из-за границы, например, скот и пытаешься разводить его здесь. А сколько скотины погибает из-за особенностей климатических условий нашей страны и различия в кормовой базе?! Нужно заниматься племенной работой, выводить новые породы, приспособленные к нашим условиям. Для этого казахстанской науке и выделяются огромные деньги: только в 2014 году – около 50 миллиардов тенге.

– Как считаете, на какие профессии будущим выпускникам школ стоит сделать ставку?

– Приоритетные направления – те, которые можно использовать в развитии экономики страны: физика, химия, биология, биотехнологии, нефтехимия, нанотехнологии, космические исследования, металлургия, геология... С использованием новейших достижений биологии можно решать такие проблемы, как дефицит чистой воды и пищевых веществ, загрязнение окружающей среды, недостаток сырьевых и энергетических ресурсов, необходимость развития новых средств диагностики и лечения заболеваний. Создание новых лекарств, вакцин против инфекционных заболеваний, препаратов для борьбы с вредными насекомыми и повышения урожайности растений, разработка средств микробиологической очистки окружающей среды от различных загрязнителей – это далеко не полный перечень прикладного применения исследований. Западная биотехнологическая и фармацевтическая промышленность приносит огромные прибыли и более чем на 80 процентов ориентирована на микробные и вирусные объекты.

Через 10 лет можем потерять половину земель

– Проблема опустынивания земель и нехватки воды в Казахстане с каждым годом все актуальнее...

– За последние 15 лет более чем на треть снизилось плодородие казахстанских земель. В результате неправильной обработки и промышленного загрязнения 66 процентов территории Казахстана подвержены опустыниванию. Как следствие, потеряно больше 200 тысяч гектаров сельскохозяйственных угодий. Общий ущерб оценивается в 2,5 миллиарда долларов. Крестьянин думает только о том, как получить урожай, как его продать. А что земля даст через два-три года, его не волнует. Природа создана так, что без химии можно прожить, но нужно подкармливать почву минеральными удобрениями. К 2025 году Казахстан может потерять из-за деградации и эрозии почвы до 50 процентов сельхозугодий. Необходимо повысить культуру сельскохозяйственного производства, проводить комплексные мероприятия по восстановлению плодородия почв. А для этого требуются господдержка, денежные вложения в ирригационные мероприятия, направленные на экономию водных ресурсов.

– “КАРАВАН” поднимал тему уничтожения яблоневых садов опасной болезнью – бактериальным ожогом. Могут ли наши ученые остановить нависшую угрозу?

– Это заболевание яблони и других плодово-ягодных культур в последнее время прогрессирует в Жамбылской и Алматинской областях. Болезнь особенно опасна для алматинского апорта, который оказался одним из наиболее восприимчивых к ней сортов. При благоприятных условиях для развития болезни – от заражения до полной гибели дерева – может пройти всего несколько недель. Потери могут составить более 50 процентов всех плодовых насаждений Казахстана. В институте ведутся работы по поиску эффективных средств защиты от страшной болезни, результаты обнадеживают.

Последствия ГМО неизвестны

– Многие страны переходят на ГМО. Неужели генетически модифицированные организмы – выход для землян? Или мы сами себе роем яму?

– Одним из самых главных отрицательных последствий использования ГМО ученые называют возникновение “суперсорняков”. Это возможно из-за скрещивания ГМО-культур с дикими видами. Такие сорняки будут отличаться особой устойчивостью к гербицидам. Другая проблема ГМО – постепенное вытеснение животных и диких растений, а также животных, которые от этого зависят. Несмотря на запрет высаживания ГМО-культур в определенной местности, пчелы могут разносить пыльцу растений.

До сих пор неясно влияние генетически модифицированных растений на здоровье людей. Исследования проводились на животных. И не все они были радужными. Ведь введение чужеродного гена в любой организм – мутация, которая может вызвать в геноме отрицательные последствия. Поэтому никто не может предсказать, какие будут последствия в целом для человечества.

– Какой рецепт поддержания здоровья считаете самым ценным? Есть ли у вас свои секреты?

– Принцип движения должен стать главным в жизни каждого! Каждый вечер занимаюсь на беговой дорожке, стараюсь по возможности ходить пешком. Но не следует подвергать организм слишком большим нагрузкам: они должны определяться с учетом возрастных и физиологических особенностей. Стоит отказаться и от вредных привычек.

Что касается питания, как обычный казах, который родился и вырос в сельской местности Кызылординской области, на берегу Сырдарьи, люблю мясо, рыбу, айран, кефир, молоко. Летом ем больше овощей, фруктов. А вообще, с удовольствием ем все, что готовит моя жена... Считаю, самый главный секрет поддержания формы – моя работа и постоянная активность. Всем читателям “КАРАВАНА” желаю иметь любимую работу, которой с радостью отдаешь свое время, знания, опыт и благодаря которой ощущаешь себя счастливым, здоровым человеком!

Алматы

Загрузка...