Опубликовано: 3366

А-80. "Социальное" топливо для очистки совести

А-80. "Социальное" топливо для очистки совести

Никто не знает, для кого правительство держит цену на бензин А-80? И удивительно, как при этом низкосортное топливо умудрились назвать “социальным”. Как можно назвать социальным топливо, которым заправляют от силы 5–8 процентов автопарка страны?

Три казахстанских НПЗ производят четыре вида моторного топлива – А-80, Аи-92/93, Аи-95 и дизельное. Самое популярное – Аи-92. Как сказал министр Владимир Школьник: “…Единственная проблема – это Аи-92, и ее надо решать. Пока есть дефицит в один миллион тонн. Мы производим два миллиона тонн в году 92-го бензина на трех заводах. А один миллион тонн мы завозим”.

Именно неспособность наших заводов произвести нужное количество бензина этой марки и заставила министерство отказаться от регулирования цен на него.  

Совсем другая ситуация с А-80. Этот бензин предназначен для карбюраторных двигателей, которые уже практически не производятся большинством автозаводов. Его используют старые “Москвичи”, “Волги”, УАЗы, ГАЗы, грузовые ЗИЛ.

Посмотрите на улицы наших городов: много там таких машин? Автопарк страны давно перешел на более современные автомобили, часто подержанные, но в основном с инжекторными двигателями. Девять из десяти автомобилей в стране используют Аи-92.

В России продажа бензина марки А-80 запрещена с 1 января 2011 года. Это вызвано переходом на топливо, соответствующее экологическим нормам Евро-2.

Формально у нас тоже должны запретить А-80 до 1 января 2016 года. Это решение Таможенного союза. Но, видимо, оно будет отложено. Мы себе такой роскоши позволить не можем, так как наши НПЗ пока не прошли модернизацию. Опять же, какой тогда бензин назовут “социальным”? Но следующим по октановому числу идет именно востребованный Аи-92.

Есть и другая особенность “социального” топлива. Лишь А-80 наши НПЗ производят в достаточном объеме. Более того, на заводах регулярно образуются его излишки. Они заполняют все свободные емкости в хранилищах НПЗ, а это уже мешает заводам работать на полную мощность. Поэтому правительство вынуждено держать на эту марку бензина минимальные цены, чтобы хоть как-то избавляться от излишков. Ну не выливать же его в канализацию.

Другой вид “социалки” – это дизельное топливо, или ДТ. По мировой статистике, доля автомобилей, оснащенных дизельным двигателем, составляет около 25 процентов автопарка. Думается, что и в Казахстане сохраняется такая доля. Кроме этого, на этом виде топлива работает большая часть сельскохозяйственной техники – большегрузные грузовики, трактора, комбайны.  

С другой стороны, назвать гордым именем “дизельное топливо” солярку тоже язык не поворачивается. В июле Международный центр качества топлива (IFQC) составил рейтинг 100 стран с самыми низкими предельными нормами содержания серы в дизельном топливе – это главный критерий качества ДТ. Первые три места ожидаемо заняли Швеция, Германия и Япония – страны с развитой автомобильной промышленностью. Казахстан занял 65-е место, сразу вслед за Китаем, но перед Албанией.

Но даже такая солярка нашим селянам не достается. Кто в курсе, знает, что удешевленное топливо подкрашивается красным красителем, чтобы не воровали. И как только механизатор видит цвет топлива, он заранее готовится к капитальному ремонту топливной системы двигателя. Смелых залить такое топливо в собственный автомобиль обычно немного. И слава богу, если уборка завершается до холодов. Если обычная солярка замерзает при минус 5 градусах, то удешевленная уже при нуле.

Из этого следует вывод: разговоры про некую социальную политику – только разговоры. На деле министерство энергетики никак не контролирует работу нефтяной отрасли страны. Скорее, наоборот, нефтяники определяют, как поступать министерству.

Загрузка...