Опубликовано: 9314

Журналист - профессия оптимистов?

Журналист - профессия оптимистов?

Про нас снимают фильмы, называют четвертой властью, нас побаиваются чиновники и ждут помощи простые граждане, мы, якобы, не вылезаем из международных командировок и греемся в лучах славы, нас все знают и иногда пытаются засадить за решетку.

Но это снаружи. Внутри мы совсем другие. Обычные. С множеством проблем и особенностей. Кто идет на журфак, и чему там учат? Почему из тех, кто его окончил и получил диплом, только единицы мелькают на телевидении или страницах газет? Трудно ли искать и обрабатывать информацию изо дня в день, и можно ли прожить на эти деньги? Перелистывая страницы одной из казахстанских газет, я наткнулся на заголовок "Сегодня пресса заслуживает презрения". Такое мнение высказывала Шолпан Сармурзина, доктор исторических наук, председатель общественного объединения "Алматинский правозащитный комитет "Атамекен". По ее мнению, журналистика Казахстана сейчас пошла "сумрачная, стерся интеллект, сплошные хаотичные рассуждения". "Многих я читаю и не могу понять, что они хотели сказать? Не пойму их логику, не услежу за мыслью, если она вообще есть. Ведь журналист, прежде чем взяться за тему, должен свериться со своими возможностями. Вы посмотрите, из публичной речи исчезла высокая лексика, ей на смену пришли грубо-простонаречные и ненормативные выражения, а то и обыкновенная брань. На поверхность всплыли оборотистые борзописцы. Именно такие люди заполнили прессу. Они думают, что бизнес в СМИ - наиболее легкий путь к обогащению. Однако попробуйте эти "независимые" СМИ упрекнуть или одернуть, тотчас же поднимаются шум и гам, обвинения в посягательстве на свободу слова. Пресса сейчас, за исключением нескольких СМИ, заслуживает презрения общества. Считается, что журналисты - выразители общественного мнения. Но если они не имеют представления о порядочности, справедливости, то представьте себе, какое общественное мнение может быть?" - пишет автор. Да, реальность такова, что на 1 января 2002 г. в республике поставлено на учет 3 968 СМИ, из них постоянно действуют 1 598, в том числе 1 052 газеты, 407 журналов, 124 теле- и радиокомпании, 15 информационных агентств. На частотах, оплачиваемых государством, выходят в эфир 72 компании. Это не так уж мало, учитывая что факультетов журналистики по республике насчитывается чуть больше восемнадцати, и все они располагаются в более-менее крупных городах. Около 500 дипломированных специалистов ежегодно поставляются на рынок медиа-труда. И больший процент из них приходится на главную журналистскую "кузницу" страны - журфак КазНУ им. Аль-Фараби. Ежегодно он выпускает около 120 журналистов разного профиля. Однако по специальности идут работать единицы, в основном те, кто нашел работу еще во время учебы или кому помогли родственники-знакомые. Почему так происходит с профессией, которую раньше считали одной из престижных и высокооплачиваемых? Как и какую работу искать выпускнику журфака? Хочешь стать журналистом - иди на журфак. Непреложная истина, казалось бы. Однако на деле все совсем по-другому. Советское время. Журфак - один из тех факультетов, куда не поступить. Престижно, большое будущее, статус. Там учились дети интеллигентов, дипломатов. Был жесткий конкурс и творческий отбор. Многие, кто поступал на факультет журналистики в то время, либо уже работали, либо имели достойные публикации, то есть не были случайными людьми. Они мечтали стать журналистами. Сейчас. Чтобы поступить не нужно писать со школы и публиковаться в газетах, работать на телевидении или радио. Достаточно знать литературу, историю Казахстана, русский, казахский или английский языки. Можно даже не уметь писать. По логике, тебя должны научить этому "божьему дару" на факультете. Так же как и многим другим предметам, нужным и не нужным. Учиться легко, можно даже не посещать занятия, ведь преподаватели добрые и хорошо относятся к "работающим" студентам. А к третьему курсу, когда все общеспециальные предметы заканчиваются, можно вообще приходить только на сессию, потому что больше учиться нечему. Лучше работать. Динара Тумыш, студентка последнего курса факультета журналистики КазНУ: "В прошлом году я ездила в Америку, учиться в Huston Community College по специализации national journalist. Изучала английский, литературу, академическое письмо, социологию, как писать эссе, резюме… Подход к обучению и к обучению журналистике. В частности, там совсем другой. Для того, чтобы поступить на факультет журналистики нужно пройти подготовительные шестимесячные курсы. Во время учебы ты можешь сам выбрать наиболее подходящее тебе расписание. Если работаешь, можешь учиться вечером или, наоборот, утром, или построить свой учебный процесс так, что пары будут раз, два в неделю. Да и преподаватели все работающие журналисты, которые во время учебы приглядываются к студентам, чтобы потом взять к себе на работу, проводят тренинги. Вся учебная программа сбалансирована, 50% теории, 50% практики. А не так как у нас с перекосом в теорию. Там преподают то, как и что писать, как работать практически, а не только историю журналистики. Около двух лет идут основные предметы, а остальное время - только по специальности. А у нас наоборот: за два года прошли все, что можно было, а остальные три года валяем дурака, неизвестно чем занимаясь. В США проводятся различные конкурсы на лучшее эссе, можно выиграть грант или скидку на обучение. Студенты сплоченные, постоянно вместе, несмотря на то, что занятия по выбору, вместе устраивают общеуниверситетские пикники, театральные представления, проводят акции. Поступая на факультет журналистики, абитуриент должен уметь писать, должен закончить класс сочинений, эссе, а потом только оттачивать свое мастерство, выбирая конкретную специализацию. Прослушав лекцию по тому или иному предмету, мы все время писали эссе. И еще один существенный момент: за учебу иностранцы платят во много раз дороже самих американцев, и, тем не менее, с нас дерут три шкуры. Никаких поблажек и деньги не возвращаются. Если возьмешь меньше, чем 4 предмета, немедленно депортируют". У нас не Америка, депортировать некуда. Никто не возмущается тем, что процесс обучения не такой, как мечталось в юности. Студенты факультета шутят: "У нас преподают те, из кого не вышло журналистов". Многие опускают руки, и если на первых курсах и пытались чего-то добиться, вроде обучения тем предметам, которые нужны и которые хочется посещать, то к последним курсам поняли - все не просто возвращается на круги своя, оно оттуда даже не сдвигалось. В свою очередь преподаватели ругают студентов, что те не хотят заниматься, пропускают лекции с семинарами и ничего не знают. Вечная проблема отцов и детей. Гений Тулегенов, спортивный журналист, преподаватель факультета журналистики КазНУ им. Аль-Фараби: "Уровень образования нынешних студентов уступает тому, который был в советское время. Тогда была большая конкуренция и на должность профессорско-преподавательского состава, и на места в средствах массовой информации. Допустим, имея на руках диплом, ты мог поехать и знать, что тебя ждет гарантированное место, если ты попал по распределению в глубинку. Сейчас же ситуация такая, что в связи с обилием средств массовой информации у студентов есть возможность сразу же практиковаться. Думаю, что проблем устроиться на работу у студентов сейчас не существует. Но главная проблема в том, что сейчас идут жалобы на низкий уровень работы самого журналиста. Это связано с тем, что многие студенты, отучившись первый курс, или выбрав для себя уже свою будущую специализацию, считают, что им теоретические знания уже не нужны, и поэтому пропускают занятия, получают деньги и удовлетворение от своей работы, не стремясь поднять планку своего журналистского мастерства. Везде журналисты требуются, но вопрос: какие именно? Скажу о моем личном отношении: если приходит человек и у него есть такие качества, как добросовестность и стремление к совершенствованию - я его всегда возьму на работу, всегда помогу, всегда подскажу. То есть все зависит от самих людей. Как от самих преподавателей, так и от самих студентов. И когда студенты, которые учатся у нас, начинают говорить: "лучше бы я не учился, здесь не дают тех знаний, которые нужны", - я в корне не согласен. Потому что на своих лекциях и семинарах не устаю повторять: "Есть у нас кафедра, есть заведующий кафедры, есть преподаватели-практики, пожалуйста, приходите, вы платите за учебу, вы должны брать эти знания". Я работаю в газете "Про спорт", и через наши руки прошло много студентов. Практика, которую они получили у нас, помогла им трудоустроиться в дальнейшем. То есть, если с молодыми работать, они будут расти. Но не у всех журналистов есть желание и возможность отдавать им время и силы. Многие берут ребят на таких условиях, что за них не нужно будет ни править, ни дописывать. Поэтому многие студенты попадают в такую ситуацию: раз не получилось, два, - они и отказывается, и разочаровывается в журналистике. А ведь многие руководители тех же медиа-холдингов, информационных агентств не имеют журналистского образования. У кого-то талант от Бога, а кто-то может работать как хороший ремесленник. Но вместо того, чтобы подсказать и научить, его могут просто-напросто раздавить, например, таким высказыванием: "И чему вас там учат на факультете журналистики?". Да, камень преткновения - это не только нерадивые студенты, которые пропускают пары и сидят на скамейках, потягивая пиво. Факультету плохо живется еще и потому, что трудно учить студентов в одиночку, редакции не помогают. Преподавателей-практиков единицы, кому основная работа позволяет заниматься преподаванием. И они понимают, что теории может быть "с горкой", но без практики никуда. Александр Рожков, доцент кафедры истории журналистики КазНУ: "В советское время у нас существовала четкая система подготовки кадров, но это была плановая экономика, когда государство определяло, какое количество студентов учится и какое количество выпускников будет необходимо для работы в редакциях. Сегодня рыночная экономика. По статистике у нас более 80% СМИ являются частными, и они, мне кажется, тоже должны быть заинтересованными в подготовке хороших кадров. Кто сегодня учится на факультетах журналистики, которых практически около двадцати? Те, кто может за это заплатить. И стал очень слабым, в отличие от советского времени, творческий отбор. Получается, что сегодня и легко поступить, и легко учиться, нет таких фильтров, которые бы отсеивали студентов, в будущем действительно не собирающихся работать в редакции. Или даже если и придут туда, то не выдержат тех нагрузок, с которыми приходится сталкиваться в каждодневной работе. Я могу отметить, что в настоящее время произошло полное изменение содержания предметов, неплохая организация системы практик, а каждый семестр начиная с третьего курса студенты занимаются журналистским мастерством - все это конечно хорошо. Но тем не менее не решается главный вопрос: студенты, имея хорошую теоретическую базу, все равно мало оттачивают свои практические навыки, и мне кажется, что одним университетам сложно решать это. Необходимо постоянно привлекать к сотрудничеству редакции. На западе - перепроизводство журналистов, безработица, поэтому каждый старается зарабатывать каждый день, и даже мэтры там не почивают на лаврах. У нас ввиду большого количества СМИ, даже средние и слабые журналисты могут найти работу, и понятно возмущение работодателей, когда вчерашние выпускники плавают и не могут выполнять порученные им элементарные задания. Кроме того наша система обучения журналистике существует в жестких рамках классического образование, и если даже мы хотим произвести какое-то реформы, мы должны их утверждать в Министерстве, согласовывать в других инстанциях. И то, что предлагают практики, мы не может полностью воплотить в жизнь. Потому что это будет противоречить стандартам образования. Могу отметить еще тот факт, что у нас в университете существует теле- и радиостудии, печатная лаборатория, где студенты выпускают газету, но если сравнить, например, с Оклахомским Университетом, с которым мы сотрудничаем, там студенты делают тоже самое, только уже на профессиональном уровне: газета, которую они выпускают, является городской, радио- и телепередачи они вещают на город. Поэтому нам надо подниматься на более высокий качественный уровень. Постепенно болезнь роста, я думаю, пройдет, и если будет стабильность, взаимодействие с практической журналистикой, с общественными организациями, эти проблемы решатся. И количество выпускников будет перерастать в качество". Оксана Прокопович, старший преподаватель департамента журналистики КИМЭП (из интервью газете "Журналист"): "На мой взгляд, университетская журналистика должна быть более практичной. Западная система образования более эффективна именно по причине своей практической направленности. Если в советское время в ВУЗы принимали на основе результатов творческого конкурса, а отчисление было крайне редким явлением, то у нас в институте все наоборот: поступить проще, чем удержаться, учащиеся постепенно отсеиваются - остаются только те, кто действительно способен будет работать по этой специальности. Представители СМИ и хотели бы помочь родным пенатам ковать нужные кадры, только времени нет, а бесплатен лишь сыр в мышеловке. Задаром ходить и читать лекции будут лишь единицы. Государственные ВУЗы с условно-бесплатным образованием (в отличие от частных) не стремятся привлекать специалистов престижем, а платить нормальные деньги за нормальные лекции они не могут - нет средств." Асель Караулова, президент Казахстанского пресс-клуба: "Раньше, когда мы учились, практики преподавали всегда. Редактора газет, ведущие журналисты работали со студентами. Это было престижно, если тебя приглашали, говорило о высоком твоем уровне, и конечно каким-то образом оплачивалось. Сейчас меня и многих моих товарищей по цеху приглашают преподавать в тот же КазНУ, но деньги предлагают смешные. Безусловно, мы все заняты. И таким образом должно присутствовать хотя бы одно из двух: либо престиж, либо какая-то материальная мотивация. В КИМЭПе, например, эти две вещи сочетаются, в КазНУ - нет. Не только факультет, а ректорат, сам университет должны выработать систему мотиваций. Потому что раньше она была, и люди шли, кстати, не из-за денег. Сейчас ситуация другая, она не располагает к консолидации, журналистский цех очень разобщен. Поэтому сейчас КазНУ должен пересмотреть подход к обучению, и сам искать пути к сотрудничеству. Если и дальше будет так продолжаться, качество будет ухудшаться, и ухудшаться, и ухудшаться. И я не знаю, к каким последствиям это приведет. Раньше в течение нескольких лет студенты сотрудничали с нами в качестве внештатников, писали, а потом если устраивали редакцию, оставались после окончания университета работать. Сейчас я не знаю с чем связано то, что нет работы - может, студенты слабые, может, редакции с неохотой берут, но сужу по нашему пресс-клубу: к лету приходят человек десять, а остается только двое. Потому что остальные, как правило, могут бумажки перебирать и только. Однако каждый приходит с претензией, с желанием делать что-то более квалифицированное и дорогостоящее, а когда проводишь собеседование… Думаю, что нужно в университете ввести какое-то занятие, которое бы отвечало рыночным реалиям: как подать себя, как продать себя. Это нормальный семинар, который есть в любом западном ВУЗе, когда студентов учат правильно составлять резюме, делать самопрезентацию. Наши студенты не умеют себя правильно подать. Возможно, больше талантливых ребят, чем кажется, но они, как правило, не умеют показать "товар лицом", а сидеть вытягивать информацию из них - тяжело". Между тем студентов все больше. Пять лет назад поток был 70 человек, сейчас уже 120. Ограничений на набор нет, а зарплаты не увеличиваются. Поэтому многие преподаватели уходят искать работу в другие места, где их труд будут не только уважать морально, но и материально. Поначалу такие "окна" из-за отсутствия преподавателей можно было заменять разовыми специалистами, которые соглашались по доброте душевной прочитать одну-две лекции. Но долго так продолжаться не может, нужно что-то делать. Может случиться и такое, что предмет один, лекции читают о другом, а сдавать на сессии будешь уже третье. То, что приготовил сам. Ну, чем не заочная форма обучения за очные деньги?! Гульнар Асанбаева, рекрутмент-менеджер департамента журналистики КИМЭП (из интервью газете "Журналист"): "Основная проблема - неэффективность подготовки журналистских кадров. Причина в том, что за это нужное дело берутся непрофессионалы. Я знаю людей, которые преподают журналистику, весьма смутно представляя себе, что это такое. Нельзя говорить о практической нацеленности журналистики, если журфаки создаются на основе филологических факультетов. Сегодня нет четкой дифференциации между журналистикой и филологией, и я считаю это большим минусом. Невесело обстоят дела с учебными пособиями. Наверное, процентов 70 русскоязычных изданий - это переводы с английского. Я не думаю, что система обучения в Казахстане сможет конкурировать с давно сложившейся американской или какой-либо другой. Нет государственного заказа на такие учебники. Конечно, частные лица могут проявлять инициативу и создавать учебные пособия на деньги различных фондов, но практически никто в этом не заинтересован. Те организации, которые пытаются заниматься журналистским образованием, не могут скоординироваться и работать вместе, поэтому обучение носит фрагментарный, бессистемный характер. Проблема подготовки журналистских кадров начинается в стенах университетов. Из моих трехсот студентов я с удовольствием оставила бы только тридцать и наладила "штучное" производство журналистов, но тогда мы не получим денег, не сможем укомплектовать штат. Если все время уповать на Министерство образования или на КазНУ, мы далеко в деле журналистского образования не продвинемся. Надо что-то делать самим: как журналистам-практикам, так и теоретикам. Мастер-классы, разнообразные тренинги, хорошо продуманные цельные программы, рассчитанные на год-два, приносят больше пользы, чем четыре-пять лет, проведенные в университете по нынешним стандартам". Проучившись на факультете журналистики пару лет, студенты начинают жалеть о том, что поступили сюда, жалеть выброшенные на ветер деньги и время. Многие из них учатся на кредите, который в случае перехода на другую специальность, теряется и затраченную сумму придется выплатить немедленно. Вот и держит невидимая петля студентов в стенах факультета по четыре-пять лет. А нужен ли такой журфак вообще? Ярослав Разумов, обозреватель газеты "Панорама": "Я закончил журфак 11 лет назад, и говорить о том, как сейчас учат журналистов, я не могу, но буду исходить из своего опыта и того, что могу предположить по этому поводу. На казгушном журфаке писать не учили никого по большому счету, равно, как и мыслить. Либо преподавали свою точку зрения те люди, которые когда-то имели опыт советской журналистики, и преподавали явно устаревшие формы: фельетон, очерки любили - то, что в то время уже изживало себя. Чем в пору моего студенчества грешило журналистское образование КазГУ, сейчас я думаю, сохранилось и даже усугубилось. Масса лишних предметов, масса идеологизированных предметов, студентов не учили смотреть и системно анализировать ситуацию. Деградировала вообще вся система образования, особенно - гуманитарные дисциплины. Но проблема даже не в этом. По моему глубокому убеждению, журналистское образование - это профанация, его вообще не должно быть. Хотя я говорю только о серьезной журналистике, общественно-значимой, сюда мы можем отнести и политику, экономику, социальные темы. Те люди, которые пишут об этом или снимают телепрограммы, не должны учиться посещать журфаки. Чтобы писать или рассказывать о таких вещах, нужно серьезное базисное образование одной или нескольких подобных сферах. Потому что человек, знающий предмет изучения, умеющий излагать свои мысли, системно анализировать, начитанный и эрудированный - всегда сможет стать хорошим журналистом. А с журналистским образованием, с журфака в лучшем случае выходят люди, которые просто умеют писать. Потому что журфак на другое направлен, хотя если меня спросить, на что именно, я вряд ли отвечу. И это беда не только казгушного журфака. Он просто гротескно высвечивает и усиливает проблемы, которые существуют на любом журфаке. К примеру, на западе, серьезные обозреватели в серьезных изданиях - не журналисты, они либо политологи, либо экономисты. На мой взгляд, если человек хочет быть журналистом и готовится к тому, чтобы писать на общественно-значимые темы, нужно экономическое или какое-то еще базовое образование. Базисом не должен быть учебник для первого курса, а что-то более серьезное. Социология, психология, этнология, история." С таким мнением согласны не все. Наталья Слудская, ответственный редактор журнала "Cosmopolitan Казахстан": "Я контактирую с отдельными личностями. Поэтому не могу судить об общем потоке журналистов, которые покидают стены наших учебных заведений. Я никогда не спрашиваю о дипломе. У меня есть талантливые первокурсники и люди с 20-летним опытом в журналистике. И все они - интересные и одаренные люди. Была одна девочка, которая училась на журфаке и предложила мне опубликовать свою статью, в которой слово жизнь было написано вот так - "жЫзнь". Поскольку образование у нас сейчас платное, я не могу предъявлять претензии к преподавателям факультета журналистики (в том смысле, что они приняли на журфак безграмотного человека). Разве что можно пожурить родителей девочки, которые нашли деньги, чтобы оплатить ее обучение на журфаке, но не нашли времени, чтобы объяснить, как правильно пишется слово жизнь. И, естественно, посочувствовать самой девочке. И ответ на второй вопрос. Журналистике ОБЯЗАТЕЛЬНО надо учить. То, что из меня в результате получилось - во многом благодаря моему Учителю - Юрию Алексеевичу Крикунову. Он был удивительным человеком и очень требовательным и талантливым педагогом. Я помню все его уроки. До сих пор мне это все пригождается! Ежедневно с понедельника по пятницу! У меня встречались авторы, которые очень хорошо излагали мысли - правильным литературным языком. Мысли и сами по себе были совершенно бесценными. Но страдала логика повествования. У статьи не было начала и конца. То есть сразу становилось ясно, что автор не знаком с азами журналистики. Я, конечно, это все перекраивала под требования журнала и выпускала в свет. Но больше одной статьи такие авторы не писали. Потому что сложно делать что-либо не имея ключа, инструмента, алгоритма. Если говорить о гениях - то их можно и не учить. Пусть сидят себе всю жизнь в шезлонге у кромки океана и пишут раз в десять лет по роману. Прекрасно! Но журналистика - работа каждый день. Это поток. И чтобы не запутываться, не повторяться и не исписываться, человек должен знать, какие у него есть схемы и возможности для построения материала и для изложения своих мыслей. Учиться надо всегда. В том числе и журналистике. Главный вопрос - кто впитывает учебный материал? Что это за личность? Есть ли у него литературные способности? И готов ли он всю жизнь идти, не останавливаясь, каждый раз подвергая сомнению собственные достижения, и расти, расти, расти...". Многие журналисты застали отдельно взятых талантливых преподавателей, а что делать тем, кто страдает сейчас? Учиться экономике, а потом оббивать пороги изданий, объясняя всем, что диплом журфака - это не главное? Или может быть пожертвовать знаниями ради связей и атмосферы творчества? Гея Островская, журналист "ZIP magazine", выпускница факультета журналистики КазНУ: "В целом, если сравнивать с другими факультетами, образование на журфаке дают неплохое. Но его можно сделать еще лучше, если применять новшества профессии. Очень много преподавателей, которые никогда не работали по профессии или работали очень давно. Они пытались преподавать нам ту журналистику, которую давали им. Но это в корне не правильно, они должны готовить кадры для настоящего рынка, а не для того, который был десять лет назад. Журналистика - подвижная система, новые тенденции. А не устаревшие данные. Те, кто не только учится, но и параллельно работает - видят, насколько не правы преподаватели. Но с этим бороться бесполезно. Преподавание слишком консервативно. Нет сотрудничества с редакциями, распределения на работу и практику. Нельзя учить нас как математиков, мы должны расти в творческой атмосфере среди личностей, а не заурядностей. Было бы отлично, если бы преподавали или хотя бы читали лекции, как приходящие преподаватели, журналисты, а не педагоги. Хотя не могу отрицать то, что журфак не нужен совсем. Может быть, журфак в том виде, в каком он есть сейчас и не нужен, но в идеале только на журфаке есть необходимая для работы в данной профессии атмосфера. Однако само обучение, программа затянуты. Мы могли пройти все необходимые нам предметы года за два, вместо четырех-пяти. Что касается КазГу, то благодаря заслуженному в прошлом имени, сюда все еще приходят люди, которые могут предложить работу молодым подрастающим творцам. Таких людей на другом факультете не встретишь." Айгерим Дуймагамбетова, редактор эфира радио "Европа плюс Казахстан", студентка факультета журналистики КазНУ: "Попала я на телеканал "Казахстан" благодаря информации, полученной все на том же благословенном журфаке. Открывалась новая программа, где было необходимо хорошее знание английского языка. Пришла, принесла свои переводы, понравилась, около двух недель проходила стажировку, т.е. знакомилась с абсолютно до этого неизвестным миром ТВ. Монтаж, работа с текстами, озвучка… А потом начала полноценно работать. И продолжалось бы это, возможно, и по сей день, если бы не переезд в Астану руководства корпорации "Казахстан". Моя передача переехала в столицу. Поэтому перевели меня на "Казахское радио" в информационный отдел. Так я переквалифицировалась в журналиста-радийщика и эфирщика. И получаться стало, как я сама чувствую и подслушиваю чужое мнение, довольно неплохо. А затем меня пригласили пройти собеседование на "Европе плюс Казахстан". Опять же прошла и переехала на новую станцию. Где и обитаю по сей день. Работать с аппаратурой совсем несложно. Главное - практика и не бояться что-нибудь сломать или не на то нажать. Чаще всего просто обстоятельства заставляют. Вот для меня пока диджейский пульт - святая святых. Но коли жизнь скажет "надо", научусь пользоваться и им. На начальном этапе, конечно, помогали. Не бдили за каждым движением, но умело и ненавязчиво руководили. Люди встречались такие, профессионалы с отличными преподавательскими навыками. Журфак, в первую очередь, это связи. Со средой, с людьми, с профессией. И диплом соответствующий. Университет меня чему-то научил, несомненно. Но никто с ложки не кормил, не напрягал и делать ничего не заставлял. Так что где заканчиваются мои способности и начинается влияние журфака, я определить не смогу, наверное. На станции к молодым, начинающим относятся хорошо, даже замечательно. Первое и основополагающее: есть радийный голос - нет его. С дефектами речи, слишком высокие, низкие голоса отметаются сразу. А там уже все зависит от желания и настойчивости. Хочешь научиться, тебя будут учить. А на "нет" и суда нет". Несмотря на то, что журналистике учат плохо или не учат вообще, и главное преимущество журфака - это связи, изредка заглядывающие представители зарубежных СМИ и творческая атмосфера, - лишь единицы решатся на стабильный базис и пробивание дверей в журналистику головой и мозгами, а не корочкой журналистского диплома. В КазНУ будут поступать потому, что это единственный старейший ВУЗ страны, а потому бесспорно может называться лучшим. Рафаэль Балгин, преподаватель факультета журналистики КазНУ: "Журналистам, стоящим вне академической среды, проще рассуждать об уровне образованности своих коллег и подготовленности тех, кто стоит по другую сторону в образовательных процессах. Журналистика - это не точная наука, а творческий индекс личности. В математике, физике, химии, например, есть закрепленные как минимум на десяток лет базисы, непоколебимые в этот промежуток времени. А вот в журналистике требуется ежеминутная самоидентификация и корректировка своего мнения. Иными словами, все мы подвержены воздействию тенденциозных сред, т.е. если сейчас такая ситуация (кому-то - плохая, кому-то - терпимо) значит, есть к тому предпосылки. Все чем-то обусловлено. Могу сказать вот что: проанализировав некоторое количество журналистских образовательных сред и областей образования, относящихся к медиа-сфере и промышленности, я пришел к такому выводу, что журфак КазНУ им. Аль-Фараби - единственный вуз в стране, выпускающий адекватных журналистов. Во-первых, журфаку КазНУ уже вот-вот 70 лет! Следовательно, на факультете есть традиции. Журфак КазНУ создает цеховую форму сознания журналистов. При всем при том, что студентам свойственно возмущаться и требовать большего к себе внимания со стороны ППС (профессорско-преподавательского состава), мало кто задумывается над количеством связей нарабатываемых в стенах журфака КазНУ. Вместе с тем, кроме существующих связей с 4 курсами бакалавриата и 2 курсами магистратуры, есть ППС, через который можно выходить на другие потоки и возрастные группы журналистов-выпускников журфака. Само понятие ЖУРФАК в Казахстане есть только в КазНУ. Даже если появился факультет в Евразийском Университете им. Гумилева, он не может составить какой бы то ни было серьезной конкурентной ситуации. Впитать комплекс официального журналистского курса и андеграунда можно только на журфаке КазНУ! И это не дифирамбы. ЖУРФАК находится в КазНУ - самом большом в нашей стране высшем учебном заведении - первом по статусу вузе страны. Ни один вуз Казахстана не может сказать, что в его стенах обучается свыше 12 тысяч студентов. А сейчас скажу, насколько хорошими специалистами становятся студенты, закончив ЖУРФАК. 70% - традиционно пассивные в процессах освоения знаний, но работать выходят, 25% - будущий основной журналистский состав, которые являются носителями журналистского духа, и 5% студентов - элита, способная перейти на новые ступени развития, сочетая освоенные с последующим саморазвивающимся потенциалом. Конечно, невысокий потенциал 70-ти процентов следствие проявления комбинаций различных факторов, оказывающих серьезное влияние. Среди них: низкая стимуляция ППС (научной, методической и педагогической деятельности), неэффективные программы привлечения потенциала талантливых молодых специалистов, невысокая степень компьютеризированности учебных площадей и т.д. Здесь стоит заострить внимание на необходимой государственной поддержке. Ведь вуз-то местами на бюджетной дотации. Финансирование и разграничение возможностей в проведении реформ могли бы позволить создать все необходимые условия для полноценного функционирования факультетского телевизионного канала, радио-студии, продюсерского центра, интернет-студии, фотолаборатории. При обеспечении доступа к перечисленным ресурсам реально возможно изменить ситуацию и разбудить интерес студентов к их специальности. Тогда, не побоюсь сказать, что 100% поступивших будут стремиться стать высококлассными специалистами". Асель Караулова, президент Казахстанского пресс-клуба: "О проблеме журналистского образования можно говорить долго. Можно ли качественное образование получить в Казахстане? И если нет, то где? Конечно, я могу сказать, что можно получить диплом Колумбийского Университета в Нью-Йорке, что там одна из лучших школ журналистики, но понятно, что большинству людей она недоступна. На мой взгляд, здесь уместно говорить о пересмотре подготовки кадров для журналистики. У меня была возможность получить образование в Америке, и я хорошо знакома с системой подготовки кадров там. Например, скажем, в КазНУ еще осталась система, где делается упор на филологию, историю. Они, конечно, нужны, но сейчас журналисты больше нуждаются в узкоспециализированном образовании. Наличии знаний в экономике, финансах, может быть, в какой-то другой области. То, что сейчас журналисты не обладают глубокими знаниями в той или иной сфере, чтобы освещать определенные темы - факт. И естественно журфаки страны должны отвечать за качество журналистов, которых они выпускают. К сожалению, каждый год ко мне приходят много студентов на практику с факультета журналистики, и если раньше мы принимали всех желающих, то сейчас я сама стала делать жесткий отбор. Иногда они элементарно не могут писать обычные вещи, или пишут неграмотно. Второй курс, третий курс, они буквально меня шокируют. Я не говорю, что все студенты такие. Но, как правило, все умные и талантливые уже к третьему-четвертому курсу быстренько разбираются. На самых способных студентов уже "положили глаз" редакции, различные СМИ. Но основная масса, к сожалению, оставляет желать лучшего. Например, многие мои студенты-магистранты на факультете журналистики в КИМЭПе часто говорят, что многие вещи для них внове, и такое чувство, что они не учились предыдущие пять лет... Остается ощущение, что вот эти пять лет проходят впустую. На западе никто не учится журналистике пять лет. Потому что в нее может прийти любой человек, если у него есть другое высшее образование и он хочет писать. Пусть у него не таланта, но он умеет грамотно излагать свои мысли. Как правило, в журналистику западную приходят люди, у которых уже есть какое-то базовое образование, скажем, экономическое или финансовое. Достаточно года или двух, чтобы научиться принципам построения материалов, сбору информации, изучить какие-то методы журналистского расследования. И в итоге… великолепный результат! Потому что люди пишут на темы, в которых разбираются. И конечно, при отборе на факультет журналистики должен быть творческий конкурс. Например, когда мы поступали (в 1986 году), нужно было предоставить три материала опубликованных или вышедших в эфир, может быть больше. Творческий конкурс давал возможность приемной комиссии посмотреть, на что человек способен. Ко мне приходили студентки, красивые девочки, но после вопроса: "Что бы вы хотели делать на практике?" - они отвечали: "Нам все равно что, мы просто хотим попасть в телевизор". Я была пару раз на факультете: многие приходят туда учиться, потому что не смогли поступить на более серьезные факультеты. Обидно. Когда мы учились, это был очень престижный факультет, и люди, которые его закончили сегодня составляют цвет казахстанской журналистики. В свое время журфак КазНУ конкурировал с питерским и московским факультетами. Он не сильно уступал им и был в десятке лучших журфаков страны. А сейчас при большом количестве студентов, качество отвратительное. И с одной стороны есть переизбыток кадров, а с другой - недостаток. Хороший журналист сегодня востребован, он может найти хорошую работу, сделать успешную карьеру, но, к сожалению, очень тяжело найти такого журналиста, особенно молодого". Арман Идрисов, главный редактор делового журнала "National Business" : "Сам я по образованию не журналист, а экономист, но так получилось, что сейчас занимаюсь журналистикой. И здесь я реально столкнулся с тем, что найти хороших журналистов пишущих на экономические темы, очень сложно, как среди выпускников, так и среди профессионалов с многолетним стажем. Ощущается нехватка специализации по экономическим дисциплинам. В этом смысле разработчикам учебных программ наших журфаков следует взять на вооружение западный опыт, когда студент еще с первого курса определяется со своей специализацией. Это даст нам возможность иметь пусть узкоспециализированных, но высококлассных авторов. С другой стороны, отличие журналиста от обычного человека - это широкий кругозор. Такова сложность профессии - быть профессионалом в одном вопросе, и ориентироваться во всех остальных темах". "Журфак растит ведущих MTV". Пару лет назад маленькая статья с таким заголовком, опубликованная в одной из казахстанских газет, написанная моим коллегой по несчастью, вызвала много нареканий на нашем родном факультете. "Как вам не стыдно плевать в колодец, из которого пьете?" - в один голос твердили преподаватели. Сегодня картина совсем другая: наши студенты не только не тянут на звание журналистов, даже до ведущих городских телеканалов им далеко, не то, что до MTV. Выходит, что колодец успел высохнуть еще до того, как туда кто-то собрался плюнуть?! А, может уже столько наплевано, что и до хорошей воды уже не добраться? Преподаватели учат неинтересно, отбивают охоту, менять ничего не хотят, а приглашать реформаторов и новаторов со стороны не могут, потому что поманить нечем. Те студенты, у которых сил и желания не хватит, чтобы дойти до конца, журналистами просто не станут. Естественный отбор. То, что должны были сделать факультеты журналистики с помощью творческих конкурсов, сделает мать-природа, общество и время. А именно: отсеет кадры в рекламу, маркетинг, менеджмент и другие близкие отрасли. Там "журналистам" всегда рады. Сергей Киров, 24 года, в прошлом студент журфака, а сейчас менеджер одной из рекламных компаний, не стал журналистом, хотя всегда об этом мечтал. Он пошел в рекламу, потому что денег за это получают раза в три больше, чем платят в средней газете, да и график работы нормальный, бегать никуда не надо. "Многие поступают так, - с сожалением говорит он, - что делать, если в Казахстане журналист - это профессия оптимистов".
Загрузка...