Опубликовано: 1419

Земля необетованная

Земля необетованная

В резолюции Генеральной ассамблеи ООН в статье 17 сказано, что если не представляется возможным передать ребенка, оставшегося без попечения родителей другой семье на воспитание или для усыновления, или обеспечить для него надлежащую заботу в стране происхождения, в качестве альтернативного решения вопроса может рассматриваться усыновление его за границей.

В каждой из стран есть своя специфика усыновления. Усыновить, нынче, например, мальчика-младенца в Китае почти невозможно. 98% детей до 7 месячного возраста здесь девочки. А в России, наоборот, проще найти мальчиков, чем девочек. Требования к родителям в каждом государстве разные. Почти во всех странах мира разрешено усыновлять детей как полным семьям, так и матерям-одиночкам. Одиноким отцам в Литве, России и Мексике усыновлять детей не запрещено, но получить официальное разрешение властей чаще всего почти невозможно. В Китае отцам-одиночкам проще. Но помимо всех прочих документов им понадобится справка о том, что будущий отец не гомосексуалист. Не смотря на все бюрократические препоны, существующие в нашей стране, специалисты считают, что усыновить ребенка в Казахстане гораздо проще, чем в других республиках СНГ. Так, к примеру, российское законодательство позволяет усыновление иностранцами, но думские депутаты не раз выдвигали предложения ввести ограничение на международное усыновление. Законы Армении позволяют усыновление только этническим армянам, владеющим армянским языком. Причем они должны быть выходцами из того же района, что и биологические родители ребенка. Дефицит на сирот Впервые карагандинского малыша иностранные граждане усыновили в 1999 году, после принятия 17 января 1998 года статьи в Законе "О браке и семье", предусматривающей усыновление иностранными гражданами (почти год организацией международного усыновления никто не занимался). Об этом случае семь лет назад много говорилось, и мнения по этому поводу высказывались в местных СМИ самые полярные. Теперь международное усыновление стало уже тенденцией, которая никого не удивляет. Пожалуй, за исключением некоторых случаев. В апреле 2004 года американская семья Гершеновиц удочерила шестилетнюю Настю из Караганды. Однако спустя год выяснилось, что у девочки есть мать, которая в настоящее время отбывает наказание в колонии под Алматы. За убийство отца Анастасии 25-летнюю Динару Жумадилову осудили на 12 лет. После ареста матери девочка попала в Центр временной изоляции, адаптации и реабилитации несовершеннолетних, затем ее отправили в детский дом, где ее и присмотрела чета Гершеновиц. Это при том, что Динара Жумадилова не была лишена родительских прав и не отказывалась от дочери. Родственники Жумадиловой, постфактум узнав о судьбе Динары и Анастасии, подали жалобу в областную прокуратуру, и прокурор области вынес протест на решение суда №2 имени Казыбек би об удочерении Насти иностранными гражданами, в котором говорилось о нарушении прав матери. Однако надзорная коллегия областного суда, где пересматривалось дело об удочерении, оставил решение районного суда в силе, отклонив прокурорский протест. - Суд первой инстанции и надзорная коллегия областного суда вынесли правильное решение, - говорит адвокат Георгий Матвеенков, представляющий интересы американской четы в суде. - Оно принято исключительно в интересах ребенка. Жумадилова до ареста вела аморальный образ жизни и не занималась своей девочкой. В судебном решении пояснено: "С учетом того, что отец Жумадиловой Анастасии юридически отсутствует, а мать - Жумадилова Динара - осуждена на 12 лет лишения свободы за убийство, других близких родственников у удочеренной нет, суд исключительно в интересах ребенка, который в праве иметь родителей и жить в семье, считает возможным решить вопрос об удочерении без согласия матери". Усыновление ребенка без согласия родителей возможно, если они не проживают совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания более шести месяцев по причинам, признанным судом неуважительными. А согласия родственников при этом вообще не требуется. Динара Жумадилова получила срок - 12 лет за убийство отца девочки, своего сожителя. Суд не мог привлечь к участию в деле родителей ребенка: папы нет, а мама отбывает наказание в колонии и освободится лишь в 2014 году. Не могли быть приглашены на судебное заседание и близкие родственники Насти. О существовании которых не знали ни в детском доме, ни в органах опеки, о чем их представители говорили на процессе. Сами же неожиданно объявившиеся близкие долгое время никаких попыток найти девочку не предприняли. Да и осужденная мать написала первое письмо своим родным и спросила об Анастасии только через два года после того, как села. То есть, все это время она просто не интересовалась дочерью. Ни одно решение об усыновлении детей из Казахстана еще не отменялось, такого прецедента не было. С начала этого года иностранцами уже усыновлено 130 детей. Кстати, по количеству приемных семей, куда переселились карагандинские дети, уверенно лидируют американские пары - они чаще других забирают детей с различными патологиями, из-за которых, к слову, отказались от малышей настоящие, карагандинские родители. Почему американцы? В США, как правило, на усыновление ребенка из своей страны нужно стоять в очереди лет 10-12. Встречаются среди усыновителей немцы, австралийцы, израильтяне, испанцы, россияне и украинцы. Каждые полгода в Министерство иностранных дел республики, областные департаменты образования, в попечительские органы иностранные граждане, усыновившие наших детей, присылают отчет о том, как живет казахстанский ребенок, его условия жизни контролируются специальными органами. Эти отчеты посылаются до того времени, пока усыновленному не исполнится 18 лет. К тому же родители усыновленных детей не скрывают от них, где те родились и гражданами какой страны являются. Правда, поступают так не все иностранцы. Так в прошлом году 38 иностранных семей не предоставили ни в органы опеки, ни в департамент образования по Карагандинской области информацию об условиях жизни, обучения, воспитания и состоянии здоровья приемных детей. Хотя, как позже выяснили в органах опеки, в этих семьях все хорошо. Да, некоторые иностранцы откровенно плевать хотели на наши законы. Да, не прекращаются разговоры про "потери генофонда", дескать из Казахстана вывозится самый ценный ресурс - его новое поколение, зато с приемными родителями из Америки (Германии, Франции, Австралии...), по моему убеждению, казахстанским детишкам живется намного лучше, чем с местными "усыновителями". Аян Олжабаев - круглый сирота, его мать умерла при родах, а отец погиб при разборе заброшенного дома. Мальчик остался с сожительницей отца Зауреш Ерлиновой и тремя ее детьми. Злоупотребляющая алкоголем мачеха, оставшись без средств к существованию, придумала поправить свое материальное положение за счет продажи пасынка: объявление об этом она разместила в местной газете в апреле 2004 года. Мальчика Зауреш оценила в сто долларов. Однако "покупательница" Кульдарига Жамурзина, решившая забрать запавшего в душу малыша (а его она не раз видела во дворе, когда приходила в гости к своей подруге - председательнице КСК дома, где жил Аян) во чтобы то ни стало, сбила цену до семи тысяч тенге. Но спустя два месяца малыша забрал отдел опекунства и передал его родному дедушке. - Это первый подобный факт в Казахстане, - говорит оперуполномоченный УВД Темиртау Рамазан Раимбеков. - Малыш сейчас у родственников, в хорошей семье. Надеюсь, что он не запомнит того, что когда-то был продан. Кстати До прихода в Казахстан Советской власти, на его территории вообще не было сиротских приютов. Детей, оставшихся без родителей, всегда воспитывали близкие родственники. Это считалось их святой обязанностью. Среди казахов широко была распространена традиция "аменгерства", когда после смерти мужа вдова могла выйти замуж за одного из его братьев, для того, что бы был кто-то, кто мог бы позаботиться о племянниках и их имуществе. Вдова также могла дать обет безбрачия и воспитывать детей самостоятельно. Грех жаловаться? Детей из детских домов, как бы там хорошо к ним не относились, выпускают по сути в никуда, неприспособленных к жизни, не понимающих правил социума. Поэтому очень много бывших воспитанников детских домов заканчивают жизнь самоубийством или пополняют ряды бомжей, а то и заключенных. - После детского дома мы помогаем нашим воспитанникам поступить в профшколу или колледж, пристраиваем их в общежития при этих учебных учреждениях, - говорит директор детского дома для детей с ограниченными возможностями развития Жанар Сыздыкова. - После того, как они заканчивают обучение, государство дает им квартиры. Но очень многие наши выпускники буквально через полгода учебы бросают колледжи и исчезают из нашего поля зрения. Потом я узнаю, что кто-то из них стал наркоманом, а кто-то попал в тюрьму. Большинство из тех, кто все же заканчивает учебу, впоследствии теряет полученные квартиры. Потому что не понимают, что за коммунальные услуги нужно платить регулярно. Они не привыкли ухаживать за собой и своим жилищем, часто устраивают в квартирах какие-то притоны. А прививать им всем навыки самостоятельности в детском доме практически невозможно. Там им готовят, за них убирают, стирают. Эти дети не могут плыть против течения. Малейшая трудность и они ломаются. И помогать им очень трудно. Недавно ко мне за помощью обратился наш бывший выпускник. Он вышел из тюрьмы, болен СПИДом. И ему негде жить. Я договорилась, чтобы он временно побыл в СПИД-центре. Но попасть туда он не успел. Совершил преступление и снова сел. Когда мы уходили из отчего дома, нас родители поддерживали. И мы по возможности стараемся поддержать этих детей. Они как свои, родные. Только их очень много…
Загрузка...