Опубликовано: 1149

Здесь будет город-ад?

Здесь будет город-ад?

Цепочка несоответствий: на республиканском уровне не существует компетентного органа, который следил бы за качеством строительства, на местном - в бюджете нет средств для капремонта зданий, отслуживших уже не одно десятилетие.

А потому изрядно поизносившиеся архитектурные конструкции ставят под угрозу безопасность граждан. - По большому счету, на качество строительства нужно смотреть с позиции организации производства, то есть технической стороны вопроса. Того, чего в республике сегодня нет: в Казахстане уже четырнадцатый год как ликвидирован специальный комитет - Госстрой, - говорит директор объединения "Карагандагражданпроект" Александр Золотарев. - При Советском Союзе он был во всех республиках. После развала остался лишь в России, на Украине и Беларуси. И сегодня в Казахстане никто не осуществляет техническую политику. Есть, конечно, небольшой комитет по строительству при Министерстве индустрии и торговли. Двадцать человек, что в нем работают, успевают лишь переписку вести и какие-то данные готовить для министерства. Когда пекарь начинает тачать сапоги Отсутствие технической политики повлияло на то, что в Казахстане резко возросло количество людей, получивших лицензию на проектирование и строительство. Правда, являясь обладателем разрешительного документа, эти строители по большей части имеют самое поверхностное представление о своей деятельности. - Оформить лицензию сейчас нетрудно: справки какие надо собрал, да и были бы деньги, - продолжает Александр Золотарев. - Никто не будет проверять, какие у тебя специалисты, их опыт, знания, навыки, эрудицию, что они могут делать, какое оборудование есть в наличии. Строительством выгодно заниматься из-за участия в тендерах. Выиграл, нашел нормальных проектировщиков: те работают, а ты кладешь себе в карман от заказа 10-15 процентов разницы. Десять с лишним лет назад правительство допустило один грубый промах: отдало деньги на строительство в руки дилетантов. - Допустим, главврач больницы вместо того, что бы заниматься своей профессиональной деятельностью, получает указание построить объект, - говорит Александр Золотарев. - Он начинает бегать по всевозможным проектным организациям, мол, что делать, мне деньги дают, во что бы то ни стало нужно построить. Эта неразбериха вкупе с подрядчиками-непрофессионалами впоследствии приводит к тому, что никто ни за что не отвечает. Раньше деньги выделялись специальной организации - управлению капитального строительства. Структуре, которая знала, что и как строить, как проверять, как осуществлять технический надзор, как правильно сдавать готовый объект. А не сдашь правильно, тебя накажут, вплоть до суда. Сейчас нет жесткого контроля над качеством строительства. Каждому свое Еще одно упущение нашего законодательства - такие важные элементы домов, как кровля, фундамент зданий оказались ничейными. Собственники квартир, на чьи плечи была возложена ответственность за сохранность, не в состоянии нести такую ношу. Деньги же на ремонт из бюджета выделяются лишь туда, где ситуация мягко скажем, тревожная. Для профилактики же, чтобы упредить ЧП, нет средств. В данное время срочно разрабатывается государственная программа развития жилищно-коммунальной сферы на 2005-2007 годы. Правительство старается ввести в этот документ пункт, по которому затраты на капитальный ремонт жилых домов должны нести владельцы квартир. С точки зрения чиновников, чтобы "повысить ответственность и расширить права собственников жилья в части их рачительного содержания", КСК должны открыть специальные банковские счета, куда бы люди перечисляли деньги на капитальный ремонт. - Мы намереваемся перераспределить нагрузку в такой степени, чтобы капитальные ремонты многоэтажных зданий финансировались из местного бюджета, - рассказывает депутат Мажилиса Парламента РК Шаймерден Уразалинов. - В том, что это необходимо, мы пытались убедить предыдущее правительство, сейчас убеждаем настоящее. Однако пока нам не хотят идти навстречу. Завтра, безусловно, когда аварийное жилье начнет рушиться, такое желание, пусть и вынуждено, у правительства возникнет. Предполагается, что проект программы будет рассмотрен во второй половине ноября. Принять документ должны к концу года. Не пугаем, но предупреждаем О том, что в Караганде масса объектов, находящихся в аварийном состоянии, не крикнул разве что только немой чиновник или депутат, набирающий очки перед своими избирателями. Правда, дальше сотрясания воздуха дело не пошло. - Жилые и общественные здания в среднем рассчитываются на сто лет, - говорит Александр Золотарев. - Учитывая, что в советское время почти не делали капремонт, не хватало денег, плюс независимости Казахстана уже больше десяти лет, тех зданий, что просуществовали две трети нормативного срока в городе - 60-65 процентов. То есть их уже можно считать объектами в предаварийном состоянии. В середине девяностых годов в Караганде с визитом побывали градостроители из Москвы. После их исследования оказалось, что у панельных домов очень высокий потенциал надежности. И если их реконструировать, то по выводам экспертов, эти дома могут простоять еще как минимум лет пятьдесят. А после выдержать и еще одно преобразование. По словам Александра Золотарева, в крупных городах России и Украины сейчас вовсю идет демонтаж и реконструкция панельных домов. - А без капремонта может случиться целая череда ЧП, - продолжает директор объединения "Карагандагражданпроект". - Ведь если у нас и делают ремонт, то по образу потемкинских деревень. В городе есть десятка два объектов, которые находятся в том состоянии, когда нужно принимать экстренные меры. Можно говорить, что в бюджете не хватает денег. Но там, где под угрозой находится жизнь людей, средства должны изыскиваться в первую очередь. За последние два-три года мы давали заключения по пяти школам, что там довольно-таки серьезная ситуация с конструкциями. Последняя летом прошлого года - казахская школа №12 в Сортировке. Своим заключением - закрыть, детей не пускать, при обрушении ответственные лица под суд - мы поставили на уши весь город. Деньги на школу в бюджете сразу нашлись. А до этого у директора была долгая переписка со всевозможными инстанциями: она пишет, контора читает, дает отписку: нет средств. В Дубовке школа в подобном состоянии: мы закрыли одно крыло. Не хотелось бы сгущать краски, но если меры не будут приняты, это может привести к страшным последствиям. Ведь здания без ремонта стоят десятилетиями: металл и то за этот срок ржавеет и гниет. Еще один особо опасный объект, о котором городской акимат знает очень хорошо, находится прямо в центре Караганды - это спорткомплекс им. Н. Абдирова. В здании, где напрочь прогнила крыша, наводится лишь наружный лоск. Спорткомплекс посещают дети и взрослые. Гром не грянет, архитектор не перекрестится Первая трещина в фундаменте дома №5 микрорайона "Восток-2", что был сдан в эксплуатацию в 1983 году, появилась три года назад. За это время трещина, в которую свободно проходит рука, расползлась на три подъезда и добралась до стен, потолка и пола второго этажа. Плиты продолжают расходиться, а стены рушится. Лестницы заметно отошли от стен. Первым в июне этого года на состояние дома №5 обратил внимание городского акимата депутат Мажилиса Парламента Мухтар Тиникеев, которому пожаловались избиратели. Депутат подключил к решению проблемы городские власти. Заместитель акима города Анатолий Ессе пригласил специалистов Казахстанского многопрофильного института реконструкции и развития (КазМИРР), которые установили в доме гипсовые "маячки", чтобы за две-три недели выяснить динамику увеличения трещины. Однако спустя обещанные пару недель представители института не приехали, равно как и через несколько месяцев, когда увеличение трещины стало заметно и без всяких дополнительных ухищрений. Как оказалось в городском бюджете не оказалось 700 тыс. тенге, чтобы оплатить за работу экспертов КазМИРР. Еще летом прошлого года комиссия из объединения "Карагандагражданпроект" вынесла заключение об аварийном состоянии дома, в котором говорится, что целесообразность ремонта этого объекта крайне сомнительна. Аналогичное заключение вынесли и специалисты жилищной комиссии. Однако по закону официальным признается заключение от организации, имеющей лицензию на детальное обследование жилого объекта. Подобная лицензия есть лишь у одного института в Казахстане - у КазМИРР. Денег на проведение обследования институт не получил, а потому дом до сих пор не признан аварийным официально. - По мнению ЧС, этот дом представляет реальную угрозу жизни жильцов и является наиболее опасным во всем городе по степени своей аварийности, - говорит начальник отдела предупреждения чрезвычайных ситуаций городского управления по ЧС Кайрат Искаков. - Однако официально вопрос о его аварийности не решен до настоящего времени. Финансировать обследование дома и переселение его жителей должен акимат города, но в городском бюджете средств для этого нет, поэтому работа сейчас ведется с областным финуправлением. Управление по ЧС постоянно ставит этот вопрос перед городским акиматом, но кто выделит средства, пока неизвестно. В данный момент управлением ЖКХ направлена бюджетная заявка на проведение экспертного обследования, только после него можно будет ставить вопрос о переселении жильцов дома. Частный случай Домов в Караганде, где квартиры на первых этажах не были бы выкуплены под кафе, парикмахерскую или аптеку, с каждым днем остается все меньше. Только как-то совершенно забылось, что в домах, построенных ...надцать лет назад, не предусматривались ни магазины, ни пекарни. Инженер-строитель с тридцатилетним стажем Валентина Алексеева, спроектировала не одну многоэтажку в шахтерской столице. - Первые этажи домов, в которых сейчас квартиры перестраиваются под объекты малого бизнеса, изначально проектировались как жилые, следовательно, и требования пожарной безопасности, шума и теплоизоляции при строительстве соблюдались совершенно иные, - рассказывает Валентина Алексеева. - Я довольно часто рассчитываю сметы для объектов малого бизнеса. Так вот, в них предусматривается все до деталей: пустотные плиты, звукоизоляция на стенах и потолке. Даже если это кафе буквально на шесть столиков. Но на деле, при перестройке никто не придерживается норм. Все подрядчики экономят на материалах, а государственные органы не контролируют эти перепланировки. Подрядчики лишь сдают объект заказчику, который и осуществляет технологический надзор. По идее, заказчик сам и следит за исполнением всех СНиПов. Но, попробуй-ка, проверь звукоизоляцию, которая идет на уровне скрытых работ. Предприниматель потом с полным правом трясет перед жильцами документами: вот у меня здесь предусмотрена звукоизоляция. А кто же будет вскрывать свежий ремонт и проверять, есть она там на самом деле или нет? В принципе самое простое и экономичное решение - установить все промышленное оборудование на фундаменте, отсеченном от несущих конструкций, и не будет никаких претензий. Президент в указе переносить магазины-кафе на первые этажи зданий СНиПы вряд ли отменял... К слову Валентина Алексеева сама страдает от "развития малого бизнеса" уже восемь лет. По иронии судьбы именно она проектировала свой дом в центре Караганды по улице Гоголя 56/3, в котором предусматривался "Гарнизонный универмаг", полностью занимавший весь первый этаж. В 1972 году дом отстроили. Валентина Михайловна получила квартирку как раз над военторгом, где советские офицеры отоваривались тканями и погонами. В 1996 году магазинчик выкупил частный предприниматель. Бизнесмен сдавал помещение в аренду многочисленным лоточникам. А люди радовались, что теперь не нужно ходить в магазин за тридевять земель, достаточно спуститься на первый этаж. Общие настроения разделяла и Валентина Михайловна. Однако идиллия продолжалась недолго. Спустя полгода магазинчик перешел в собственность другому предпринимателю, который установил в нем промышленные холодильники. Тут и началось... Шум от работы морозильных камер разлетался по всему дому, усиливаясь из-за тишины ночью. Особенно страдала живущая над магазином Валентина Алексеева. В 1998 году в магазине соорудили плотницкую. - Визг от пилорамы разносился по всей округе, - говорит Валентина Алексеева. - В 1999 году помещение продали вновь, цех не надолго переоборудовали в сапожную мастерскую, а затем снова в магазин. Новые хозяева натащили в него промышленные холодильники со всего света. Жители дома стали мучиться бессонницей. Битва началась с новой силой. Коллективные жалобы от квартиросъемщиков полетели в разные инстанции. А Валентина Алексеева даже подала на предпринимателя в суд - за нанесение физических страданий. Правда, выигранный в районном суде процесс был успешно обжалован в областном. Из районной СЭС не раз и не два приходили замерять шум, в том числе и после двенадцати ночи. Создавались целые экспертные комиссии из специалистов кафедры коммунальной гигиены КГМА, института "Карагандагражданпроект". В итоге жильцам удалось добиться своего: аппарат акима города дал предпринимателю рекомендацию, чтобы тот установил холодильное оборудование на специально отстроенном в подвале фундаменте, не связанном с перекрытиями дома. То есть сделал все так, как полагается по СНиПам. А облСЭС превратил рекомендацию в предписание. В доме воцарилась тишина на два года. В начале 2003 года случилась очередная смена собственника. После четырехмесячного ремонта и обещаний, что все будет нормально, по всему периметру магазина расставлено 14 холодильников. К шуму присоединилась и вибрация.
Загрузка...