Опубликовано: 902

Южная Осетия: другие интересы

Южная Осетия: другие интересы

Вооруженный конфликт в этом регионе вновь показал неэффективность международных организаций, военных блоков и восстановление статуса России как сверхдержавы.

Окончание, начало см.здесь Украинский президент вдруг понял, что на востоке уже не та Россия, которую знали при ныне покойном Борисе Ельцине. Страна пришла в себя после многочисленных политико-экономических экспериментов, обрела уверенность и теперь вслух говорит то, о чем многие страны мира до сих пор шептали про себя. А последнее заявление украинского премьера о том, что Украина не будет втягиваться в разного рода конфликты, есть свидетельство спокойной оценки ситуации, сложившейся на Кавказе после южноосетинского кризиса. Киев будет поддерживать Тбилиси, но до определенной черты. Да, Россия имеет свое видение устройства мира, национальные интересы, амбиции, которые часто или почти никогда не совпадают с тем, как они воспринимаются США и ЕС. Россия будет сотрудничать с Западом до тех самых пор, пока Запад будет вести себя спокойно, и не стремиться вовлечь в свои формально оборонительные структуры страны, входящие в зону, откуда безопасности России могут угрожать. Недавнее интервью нового американского посла в России, в котором он практически оправдал действия России в южноосетинском кризисе и отметил, что администрация не считает Россию страной, нарушившей международное право, было как раз движением США навстречу РФ. Единственная проблема в том, что американцы считают применение силы со стороны России неадекватным, а Южную Осетию и Абхазию рассматривают территориями, где, по их мнению, орудуют сепаратисты. Последовавшее затем жесткое заявление Медведева о признании самопровозглашенных территорий, отповедь российского премьера Владимира Путина западным СМИ еще раз свидетельствует о том, что Россия уже не пойдет на попятную. Многие аналитики до сих пор полагают, что Россия еще может отказаться от своих слов и де-юре не признать Южную Осетию и Абхазию. Быть может, как раз в этом обстоятельстве еще один фактор, в силу которого на Западе тешат себя надеждой, что Кремль успокоится, и статус-кво в регионе сохранится. Они не могут понять простейшей формулы: заявление России не носит конъюнктурного характера. Можно его назвать стратегическим, налагающим на страну множество обязательств, но дающих несомненный плюс - в остальном мире вдруг осознали, что альтернатива Западу реально существует. Европа льет слезы Поведение ЕС в ходе и после южноосетинского кризиса еще раз говорит о том, что союз переживает не самые лучшие времена. Ни во время эскалации конфликта, ни сейчас ЕС так и не смог выработать единую точку зрения. Причем заявления тех или иных европейских лидеров на эту тему носят спорадический характер. Состояние ЕС после заявления Медведева о признании Южной Осетии и Абхазии можно охарактеризовать как грогги. Европа уже давно увязла в обсуждениях, поисках компромисса, попытках принятия ясного и понятного решения по южноосетинскому кризису. С одной стороны, ЕС прекрасно понимает, что действия России обусловлены проблемой Косово. Путин предупреждал, что одностороннее признание Косово (мнение сербов и стран, противящихся признанию Косово, никто не слушал) может стать прецедентом. Тогда европейцы, надо думать, полагали, что слова Путина-президента не могут преобразоваться в действия Медведева-преемника. Поэтому ЕС и оказался в глубоком нокдауне, выбраться из которого довольно сложно. Миссия французского президента Николя Саркози, предпринятая им без согласования в европейских структурах, объяснялась председательством Франции в ЕС. Но это лишь формальный повод. Европейцы просто не успели отреагировать оперативно, поэтому инициативу взял на себя президент, которому, полагаю, симпатизируют и Дмитрий Медведев, и Владимир Путин. Саркози из тех людей, которые четко формулируют свою точку зрения, обладают политической волей, но самое главное, умеют трансформировать волю в практические действия. Но это лишь один из лидеров такого аморфного союза, как ЕС. Действиями, предпринятыми европейцами, сегодня можно назвать только устные призывы и попытки в рамках международных структур оказать давление на Россию. Вместе с тем единой позиции ЕС по кризису до сих пор не существует по причине сложности процедуры принятия решения в ЕС, а также в силу неоднородности членов союза. Старые члены ЕС никак не могут взять под контроль новых членов. Первые стремятся к взвешенной политике по отношению к России, некоторые же новые члены собираются в центре Тбилиси на митинг, чтобы поддержать Саакашвили и в очередной раз выступить с антироссийской риторикой. СНГ: проверка на устойчивость Не менее важный экзамен должно выдержать Содружество Независимых Государств. Своими действиями в зоне кризиса Россия еще раз поставила один и тот же вопрос перед своими партнерами по СНГ - кто настоящий союзник, а кто лишь безгласный попутчик. Белоруссия, Киргизия и Таджикистан откровенно поддержали действия Россия в ходе кризиса. Надо думать, что с этим странами в Кремле не возникнет проблем, когда перед СНГ встанет вопрос о практическом признании независимости Южной Осетии и Абхазии. В тяжелой патовой ситуации оказался молдавский президент. Он уже высказал опасения, что следующим шагом России может оказаться признание Приднестровской республики. С одной стороны, Воронину нет никакого резона нагнетать обстановку вокруг территории, которую он не в состоянии контролировать. А также вызывать раздражение Кремля и, возможно, дополнительные экономические санкции, направленные против Молдавии. С другой стороны, ему нельзя просто отмалчиваться, ибо в его стране у граждан может возникнуть подозрение в слабости и уязвимости избранного ими президента. В любом случае, надеяться, что молдавский президент поддержит Россию в вопросе признания Южной Осетии и Абхазии, не стоит. Надо признаться, что Москва весьма активно интересовалась мнением Казахстана. Тому есть свои объяснения. Грузия не случайно в ходе конфликта собирала информацию в Астане по поводу того, какую позицию займет Назарбаев. Официальный Тбилиси отдает себе отчет в том, что фактор Казахстана на сегодняшний день имеет, наверное, ключевое значение. Во-первых, Саакашвили прекрасно знает о бизнес-интересах Астаны в Грузии, где казахстанские инвестиции самые значительные после американских. Во-вторых, Казахстан как один из союзников России может оказать влияние на Москву. На саммите ШОС, где высказались почти все президенты СНГ, президент РК Назарбаев еще раз продемонстрировал, что не собирается менять союзников по ходу дела. Его заявление о том, что Буш первым услышал от Путина о войне, начатой Грузией, свидетельствует о четкой и продуманной политике. Астана не собирается шарахаться из стороны в сторону, поддержит Россию и одновременно сохранит доверительные отношения с США и Европой. Сейчас еще рано говорить о том, решится ли Астана признать независимость непризнанных республик. Одно можно сказать с большей долей вероятности: Казахстан больше склонен поддержать действия России по отношению к Южной Осетии и Абхазии, нежели не поддержать. Южноосетинский кризис - это еще один шанс для узбекского президента Ислама Каримова "попасть в струю". Правда, поле для маневра у Ташкента много меньше, чем у той же Астаны. Полностью поддержать Россию, значит вызвать гнев США и ЕС, отношения с которыми на сегодняшний день остаются весьма натянутыми. Не поддержать Россию, значит получить еще одну потенциальную опасность - изоляцию внутри ОДКБ, СНГ и ШОС. Но как бы то ни было, уже в ближайшее время станет понятно, сможет ли СНГ пережить этот главный для себя экзамен. Что задумали США Американцы получили то, что намеревались. В данной связи интересна информация, озвученная послом США в России Джон Байерле в интервью газете "КоммерсантЪ". Он сказал, что Соединенные Штаты до последнего уговаривали Грузию не нападать на Южную Осетию. Это еще одно свидетельство того, что действия Саакашвили в кризисе продиктованы интересами в первую очередь США, в последнюю - самой Грузии. Сложно поверить лишь в одно: американцы не смогли уговорить президента Грузии не предпринимать поспешных мер в отношении Южной Осетии. Американцы не раз доказывали именно обратное: грузинский президент часто делал то, что выгодно США, преследуя цель получить быстрый доступ в НАТО и ЕС. На самом деле грузинская национальная идея о единстве страны и воссоединении стала заложником американских интересов. США лишь прозондировали почву: на какие меры может пойти Россия в случае возникновения очагов напряженности на Кавказе. Причем инструментом для зондирования стала Грузия. Реакция России стала открытием и для США. Они не ожидали, что, защищая свои геополитические интересы, Москва пойдет дальше ожидаемого и введет российские войска на территорию Грузии. Поначалу американцы пытались пугать Россию, выдвигая одно требование за другим. Но на определенном этапе кризиса США поняли, что такие меры неэффективны. Удочка, заброшенная послом Байерле, не сделала Кремль сговорчивее. И еще раз убедила американскую администрацию в том, что Медведев от своего обещания не откажется, и мир получит еще одну "горячую точку", а также две республики, претендующие на суверенитет. Кризис обрел глобальные очертания Сегодня российская позиция выглядит уязвимо на фоне опасности принятия санкций против России, но она же стала еще крепче на фоне возможного альянса "Китай-Россия-ОДКБ против остального мира". Уязвимость может стать реальностью, если Запад объединится и сможет убедить сомневающихся в том, что Москва стала "центром зла". Но исключать вариант, при котором в мире может возникнуть еще один мощный альянс стран, тоже нельзя. Кризис еще раз показал неэффективность глобальных международных организаций, слабость военных союзов и нерешительность конгломерата европейских стран. Кризис в Южной Осетии стал кризисом глобальным. Значит, впереди многих ждут не меньшие потрясения… Фото с сайта http://osinform.ru
Загрузка...