Опубликовано: 2365

Ящик Пандоры

Ящик Пандоры

Финансовый кризис, без сомнения, оказал свое влияние на происходящее в Центральной Азии, увеличив риски в некоторых областях и ускорив негативные процессы в других. Центральноазиатский регион фактически представляет собой бурлящий котел.

Сотни национальностей, разные вероисповедания, наличие Ферганской долины, географическая близость с Афганистаном - и это еще не весь список нерешенных проблем, представляющих большую угрозу для всего региона. И хотя глубина и темпы воздействия мирового финансового кризиса в каждой стране ЦА существенно различаются, некоторые вопросы представляют вполне одинаковые риски. Одной из основных проблем Центральной Азии является непрекращающийся уже несколько лет отток трудовых ресурсов за рубеж. В первую очередь это касается Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана. Причем для первых двух республик переводы мигрантов составляют весомую часть ВВП: по данным некоторых экспертов, в Таджикистане объем переводов доходит до 54% экономики страны, в Кыргызстане - около 40%. Объективные данные по узбекской миграции власти страны не предоставляют, согласно официальной статистике, переводы мигрантов составляют 8% от ВВП республики. Отток образованных, трудоспособных граждан отчасти снимает внутреннюю социальную напряженность, одновременно с этим порождая ряд серьезных проблем, оказывающих острое влияние уже сейчас: кадровый голод, опустошение сельской местности, рост гендерных диспропорций, изменение половозрастной структуры населения, воспитание детей в отрыве от отцов, экономические последствия. Наиболее бедными в регионе считаются Кыргызстан и Таджикистан: по последним данным, за чертой бедности в каждой из стран находится около 50% населения. Подобное положение дел - угрожающий фактор риска, поскольку оказывает дестабилизирующее влияние на обстановку в стране, ведет к усилению протестных и миграционных настроений. Оставляет желать лучшего и положение в образовательной сфере - отток квалифицированных кадров в 90-х годах, а также высокая степень коррумпированности образовательных учреждений негативно влияет на качество образования. Страны региона уже столкнулись с недостатком квалифицированных кадров. Выполнение сложных работ неквалифицированными сотрудниками, купившими диплом (к примеру, строительство), напрямую повышает риски техногенных катастроф. Еще один проблемный вопрос - исламизация региона. Коррупция, бедность, несправедливость судов и социальная незащищенность - вот основные причины, по которым в регионе распространяются радикальные исламские идеи. "Исламизация, равно как и последующая политизация верующих - абсолютно естественный и необратимый процесс", - считает доктор политологии Мадридского университета, эксперт Института стратегического анализа и прогнозирования Кадыр Маликов. По его мнению, опасность для национальных интересов государств Центральной Азии представляет не сама исламизация, а скорее, радикализация ислама. С этой точкой зрения согласен заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований Санат Кушкумбаев. По его мнению, ситуацию осложняет то, что в исламе нет разделения между религией и государством, соответственно, возникает сложный вопрос: где пролегает граница между светскими ценностями и религиозными нормами? По данным Саната Кушкумбаева, наиболее спокойными, в плане угроз со стороны радикальных религиозных организаций, являются Казахстан и Туркменистан. В первом, по сравнению с остальными странами региона, относительно неплохой уровень жизни, а в Туркменистане - изначально не были укоренены исламские нормы. Сложнее ситуация выглядит в Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Наиболее взрывоопасна, считает казахстанский эксперт, южная часть Кыргызстана и Узбекистана, в том числе Ферганская долина. Потенциально неспокойно и в Таджикистане, но там население отчасти сдерживает память о гражданской войне начала 90-х. Серьезную угрозу безопасности в регионе представляют также неразрешенные пограничные вопросы. В частности, до сих пор не урегулированы кыргызско-таджикская, кыргызско-узбекская и таджикско-узбекская границы. На спорных участках границ постоянно происходят инциденты, зачастую с использованием оружия. На сегодняшний день из пяти центральноазиатских республик полностью делимитировал сухопутные границы только Туркменистан. Соответствующие договоры были подписаны с Казахстаном (июль 2001 г.) и Узбекистаном (сентябрь 2000 г.). Казахстан также решил основные проблемы по делимитации границы, урегулировав данные вопросы с Узбекистаном, Кыргызстаном и Россией. А вот проблемы делимитации границ между Узбекистаном, Таджикистаном и Кыргызстаном не решены до сих пор. На границе между Кыргызстаном и Узбекистаном насчитывается 58 спорных участков. Напряженные отношения между этими тремя центральноазиатскими республиками не исключают возникновения новых этнотерриториальных конфликтов. Маловероятной, но все же реальной многие эксперты считают угрозу, исходящую со стороны Китая. Причем помимо возможности захвата КНР соседних государств, аналитики выделяют еще один вариант - развал Китая на несколько республик и появление вдоль границ Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана зон нестабильности. По-прежнему неспокойный Афганистан представляет сразу несколько угроз. По данным международных организаций, объемы перевозок наркотиков через страны Центральной Азии растут с каждым годом. Как заявил в декабре 2008 директор Федеральной службы по наркоконтролю России Виктор Иванов, с момента начала в Афганистане антитеррористической операции "производство героина в этой стране выросло в 2,5 раза, а посевные площади опийного мака достигли почти 200 тысяч гектаров. […] По сравнению с 2001 годом, количество произведенных в Афганистане наркотиков увеличилось в 44 раза". Виктор Иванов особенно подчеркнул, что из-за кризиса десятки тысяч людей в Центральной Азии, потеряв работу, могут стать наркокурьерами. Серьезно обострилась за последние годы водная проблема. Большая часть используемой в регионе воды берется из двух рек - Сырдарьи и Амударьи, формирующихся в горах Памира и Тянь-Шаня. Туркменистан, Узбекистан, Казахстан весьма зависимы от Кыргызстана и Таджикистана, где начинают путь эти реки. Водный вопрос напрямую связан с энергетическим вопросом. Так, Кыргызстан и Таджикистан из-за недостатка воды уже год как находятся в состоянии энергетического кризиса. К примеру, в Кыргызстане уже с весны 2008 года введены ограничения на потребление электроэнергии, обусловленные дефицитом воды в Токтогульском водохранилище. По этой же причине была ограничена выработка на одноименном каскаде гидроэлектростанций. Гражданская война в Таджикистане, волнения в Кыргызстане - лишь частные проявления политических рисков. По мнению экспертов, Центральная Азия - один из наиболее опасных в плане политических рисков регион. Тому есть несколько причин: отсутствие демократических традиций, клановость, закрытость политических процессов, наличие прецедентов, когда власть менялась с помощью силы. Руководству большей части центральноазиатских стран не удалось найти общий язык с оппозицией, вместо сотрудничества политические силы зачастую выбирают путь конфронтации. К примеру, руководства Узбекистана и Туркменистана фактически поставили оппозицию вне закона. Помимо внутренних факторов, по мнению ряда политологов, действия извне могут оказать и уже оказывали существенное влияние на внутриполитические процессы ряда стран ЦА. Кыргызский политолог Александр Князев считает, что существенную роль в мартовской революции 2005 года в Кыргызстане сыграла деятельность американского Госдепа и подотчетных ему НПО. Надо отметить, что отсутствие отработанных механизмов смены власти ставит под угрозу стабильность тех стран, в которых руководство не менялось с момента обретения независимости. Ведь именно присутствие сильного лидера зачастую удерживает государства от потрясений, их смена может оказаться для региона весьма болезненной. Экологические проблемы в странах Центральной Азии имеют большей частью латентный характер. Зачастую власти, вынужденные решать другие вопросы, оставляют проблемы экологии региона "на потом", тем более, что ни средств, ни специалистов для решения этого вопроса никогда не хватает. Среди экологических угроз - повышение уровня Каспийского моря, сложная ситуация с Аральским морем, наличие в центральноазиатских странах захоронений радиоактивных отходов, которые при определенных обстоятельствах могут попасть в реки. Низкое качество воды, жаркий климат, наличие скотомогильников и недостаточное финансирование полуразрушенной медицины - еще одни факторы риска. К примеру, в Кыргызстане неоднократно были зафиксированы факты заболеваний малярией, в Таджикистане - тифа. Естественно, более всего вследствие кризиса обозначились экономические риски. По мнению директора Группы оценки рисков Досыма Сатпаева, для большинства стран Центральной Азии серьезными будут вторичные последствия кризиса: "…структуры экономик стран Центральной Азии довольно однородны. То есть, в основном, их экономики держатся на двух-трех отраслях, в основном, это сырьевые отрасли. Узбекистан - это хлопок, частично уран, Таджикистан - алюминий, частично хлопок, у Кыргызстана это гидроэнергетика, золото. В последние несколько лет эти страны активно пытались привлечь инвесторов именно в эти сектора экономики". Как считает казахстанский эксперт, к последствиям мирового кризиса в ЦА можно отнести снижение объемов внешних инвестиций, на которых держатся некоторые системообразующие отрасли в странах региона. "Возможно сокращение иностранных инвестиций в модернизацию гидротехнических объектов, что приведет к новому энергетическому кризису по всему региону и к росту напряженности в отношениях между соседними государствами", - отмечает Досым Сатпаев. Ясно одно: минимизировать риски можно сообща, коллективными усилиями, а для этого необходимо прежде всего усилить процесс интеграции в регионе. Григорий Михайлов, журнал Vox Populi Фото с сайта http://ru.poezdka.de
Загрузка...