Опубликовано: 6369

Япония и Казахстан - кому уран, кому высокие технологии

Япония и Казахстан - кому уран, кому высокие технологии

Сотрудничество между Казахстаном и Японией на всем протяжении своего существования имеет свои специфические черты. При этом Токио, в отличие от Астаны, в рамках двусторонних отношений гораздо чаще достигает поставленных целей.

Если рассматривать отношения между двумя странами, начало которым было положено в 1994 году в рамках официального визита президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Токио, то видно, что они складываются из обоюдных интересов как в промышленной, так и торговой и других сферах. Вместе с тем объем товарооборота между Казахстаном и Японией в лишний раз доказывает, что странам еще далеко до того времени, когда они реально могут называть друг друга партнерами. Кроме того перечень товаров и услуг между Японией и Казахстаном с момента налаживания дипломатических отношений и по настоящий день не претерпел значительных изменений. Итак, основными статьями экспорта из Казахстана в Японию являются сырьевые ресурсы, минеральное топливо, ферросплавы, титан, сталь, редкоземельные металлы, морепродукты. Преобладающими в структуре казахстанского экспорта являются неблагородные металлы. Япония импортирует в Казахстан средства воздушного и водного транспорта, автомобили, оборудование (в том числе электротехническое), бытовую технику, продукцию химической промышленности, текстиль, приборы, часы, а также изделия из неблагородных металлов. Стоит отметить, что в данном сотрудничестве большинство инициатив исходит от Токио. Астана в этом случае играет роль пассивного игрока. Подобная расстановка стала следствием отсутствия у Казахстана стратегии действий в отношении Японии. Заявленная многовекторная политика Казахстана фактически не смогла стать руководством к действию и не способствовала определению приоритетных направлений в налаживании сотрудничества с одним из лидеров мирового экономического развития. Токио в свою очередь свои действия согласовывал с разработанной внешнеполитической доктриной Японии по отношению к республикам Центральной Азии. Наряду с политическим и экономическим аспектами, в доктрине было упомянуто и сотрудничество в области освоения природных ресурсов и совместная работа в сфере нераспространения ядерного оружия. В настоящее время Япония, руководствуясь доктриной, основной упор делает на втором и третьем аспектах. Стоит отметить, что под экономическим сотрудничеством с Казахстаном в Японии понимают несколько другие направления. Так, торговый оборот между двумя странами, как было отмечено выше, не является объектом для демонстрации достижений. Созданные в рамках казахстанско-японских отношений казахстанско-японский и японско-казахстанский комитеты по экономическому сотрудничеству, а также казахстанско-японская ассоциация экономического и социального развития не оправдали возложенных на них надежд. При этом в рамках экономического сотрудничества у Японии отмечается узкая отраслевая направленность и перекос в сторону энергетического и транспортного секторов Казахстана. Так, внимание Токио направлено на активизацию деятельности японских компаний в освоении месторождений энергоносителей в Казахстане. В данном случае катализатором активных действий Японии в отношении Казахстана стал неоднократно озвученный Астаной принцип сотрудничества с иностранными партнерами, который в двух словах можно выразить как нефть в обмен на технологии. Одним из примеров подобного сотрудничества стала деятельность в Каспийском море JOGMEC (японская национальная корпорация нефти, газа и металлов, созданная путем объединения двух корпораций: японской национальной нефтяной корпорации и Организации добычи металла), которая активно сотрудничает с национальной компанией "КазМунайГаз" (правопреемница НК "Казахойл"). На исследовательские работы JOGMEC уже выделила порядка 200 миллионов долларов США для проведения разведывательных работ на шельфе Северного Каспия. Третье направление для Токио также является приоритетным. Как отметил на последней встрече в Токио президент Казахстана: "У нас есть уран, у вас - высокие технологии". И судя по всему, подобный расклад устраивает обе стороны. Тем более, что между двумя странами уже подписано Соглашение о сотрудничестве в области ядерной энергетики. Напомним, что Япония является третьим в мире производителем атомного электричества, после США и Франции. Доля АЭС в энергетике Японии составляет 29 процентов. Казахстан уступает по добыче урана только Канаде и Австралии. Вместе с тем сотрудничество между двумя странами в этой сфере было затруднено отсутствием соответствующих соглашений. Однако на прошлой неделе Токио и Астана сделали очередной шаг в сторону решения этого проблемного блока. Так, министры иностранных дел Марат Тажин и Масахико Коумура подписали меморандум к проекту Конвенции между Казахстаном и Японией об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доход. А министр индустрии и торговли Казахстана Владимир Школьник и министр экономики, торговли и индустрии Японии Акира Амара подписали Меморандум о взаимном сотрудничестве в области развития торговли и инвестиций. В результате стало реальностью реализация соглашения между компаниями Казахстана и Японии, на основе которого компании Kansai denryoku ("Кансай дэнреку") и Sumitomo shoji ("Сумитомо седзи") совместно с АО "Национальная атомная компания "Казатомпром" намерены с 2010 года начать производство в Казахстане ядерного топлива для АЭС. Другим масштабным проектом в этой сфере является совместная разработка казахского месторождения урана "Западный Мункудук". Так компания Sumitomo shoji заявила о планах совместной с компанией Kepko ("Кэпко") в которую обе компании и "Казатомпром" намерены вложить около 100 миллионов долларов США. Пробное производство началось в 2007 году, а к 2010 году разработчики планируют выйти на уровень добычи 1 тысячи тонн урана в год. Стоит отметить, что подобных примеров с участием японских компаний в разведке, добыче и транспортировке природных ископаемых, множество. Однако этой отраслью практически и ограничивается сотрудничество между двумя странами. В целом, присутствие японских компаний на территории Казахстана только приветствуется официальными властями страны. Интересы Японии здесь очевидны, так как подобным образом Токио при помощи казахстанских энергоресурсов стремится уменьшить свою энергетическую зависимость от стран Ближнего Востока, во многих из которых сейчас наблюдается напряженная внутриполитическая ситуация. Кроме этого нужно учитывать, что Япония находится практически в полной зависимости от внешних энергоресурсов. Относительно Казахстана нужно отметить, что в рамках подобного сотрудничества в обмен на допуск к урановым месторождениям и поставки урана за рубеж Токио будет помогать Астане в области технологий переработки урана и строительстве ядерных реакторов на легкой воде. Вместе с тем, наряду с уже подписанными договорами Астана и Токио еще не успели заключить межправительственное соглашение о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии, которое необходимо для налаживания поставок урана. Ясно, что заключение подобного соглашения является делом времени. Однако не покидает ощущение того, что между Астаной и Токио происходит неравноценный обмен, или это только ощущение… На снимке: Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и Премьер-министр Японии Ясуо Фукуда, фото сайта akorda.kz
Загрузка...