Опубликовано: 1734

Я стою у ресторана: в школу - поздно, в тюрьму - рано!

Я стою у ресторана: в школу - поздно, в тюрьму - рано!

Общественники предлагают силами волонтеров создать специальные комплексные центры развития и обучения для трудных ребят. Насколько это актуально для нас сегодня?

Что может школа? В одной из школ южной столицы мне довелось быть свидетелем школьных педсоветов, на которых разбирали учеников - без пяти минут второгодников. Учителя криком кричали, что они ничего не могут с ними сделать: ребята пропускают уроки, ходят в школу без учебников, грубо разговаривают с педколлективом и постоянно нарушают школьную дисциплину. Учителя просили помощи у родителей. Однако родители проблемных ребят тоже признавались в бессилии и просили помощи у школы. В результате взрослые вынуждены были признаться в своей беспомощности: у них нет эффективного способа помочь ребятам и подтянуть их как учеников. Школа решила, что если ученики сами не исправят положение, она либо оставит их на второй год, либо избавится от них - исключив из учебного заведения. Вряд ли это можно назвать выходом…тем более что речь идет не об одном или двух старшеклассниках. В каждом классе сегодня есть минимум 10-15 человек, которые начинают уклоняться от учебы. Что с ними делать? Завуч по учебной части сш № 60 города Алматы Галина Кузнецова говорит, что у школы немного методов воздействия на таких ребят. Ходить за ними по пятам и упрашивать не делать этого, не делать того - бесполезно. Но в стране существует закон "О всеобуче". Согласно ему учителя обязаны выявлять прогульщиков своими силами (отвечают за своих детей, правда, родители). Три раза в год: в августе, январе и марте все школы города активизируют своих посланников - учителей и те идут по квартирам и домам, берут на карандаш имеющихся учеников. Своеобразная перепись учащихся помогает ориентироваться: далеко не все дети получают знания в школах по месту жительства, а многие дети их вообще нигде не получают. Родители затрудняются назвать номер школы, в которой обучается ребенок. Таких пап и мам в последнее время становится все больше и больше. Кроме глобальной проверки учеников, учителя каждый божий день дежурят на закрепленных за ними территориях с девяти до пяти вечера и ловят учеников, прогуливающих занятия в школе. Процедура невеселая, к тому же еще и хлопотная. Каждого пойманного учитель должен сфотографировать с помощью моментального фота (дабы личность была подтверждена документально и не смогла в случае чего отвертеться от наказания), а также всех задержанных - праздношатающихся дежурные педагоги должны доставить (за свой счет) в школу и сдать на руки родному педколлективу! А уже на следующее утро к десяти утра предоставить исчерпывающую информацию по задержанному ребенку в руно и городской департамент. Учителя стонут от таких дежурств, но говорят, что другого способа вернуть детей в школу на сегодня не придумано. И, плохо ли хорошо, только благодаря этим процедурам всеобуча выявляются дети, которые вообще бросили школу и забыли что такое образование. Так была выявлена девочка, которая в четвертом классе по просьбе мамы вынуждена была остаться дома и не ходить в школу. Папа в то время сидел в тюрьме, у мамы родился третий ребенок, поэтому она вышла на работу, а старшая дочка должна была нянчиться с малышом. Она просидела дома четыре года, буквально поставила на ноги младшего брата. Только благодаря усилиям учителей, девочку определили в вечернюю школу, помогли ей сдать экстерном экзамены. А сколько первоклассников собираются в школу при участии тех же сердобольных учителей. Родители - алкоголики не в состоянии купить детям форму и школьные принадлежности, тогда это делают учителя и ведут чужих детей за руку первый раз в первый класс. Что могут родители? Те, которые вот-вот лишатся своих родительских прав, не могут ничего. При этом учителя начального звена говорят о том, что к родителям из социально необеспеченных семей сегодня добавился новый тип трудных родителей - наркоманы. В каждом первом классе есть дети по три-четыре человека, у которых зависимые родители. Раньше такого не было. Ожидать от них большой помощи в плане обучения и воспитания ребенка не приходится. Но и благополучные семьи могут немного. Я разговаривала с одной очень даже сознательной мамой. Она понимает, что у ребенка - возрастной кризис, что школа заслуживает всяческих нареканий, но ей от этого не легче. Надо что-то делать? Что? У родителей алматинских школ есть опыт дежурства в учебных заведениях, посещения уроков, обращения к услугам репетиторов и психологов, но дети не поддаются исправлению и как только контроль ослабевает, снова бегут из школы, идут на конфликт с учителями. Учителя гневаются, говорят, что таких детей не надо было брать в десятые и одиннадцатые классы. Мол, по таким колледжи плачут, вот туда их и надо было отправлять. Но несчастные папы и мамы аргументируют выбор детей продолжить учебу в школе экономически: в колледжах за образование надо платить, а гарантий того, что ребенок будет учиться, нет. Значит, деньги выбросятся на ветер. Все просто, хотя и кощунственно по отношению к тем же учителям. Им не надо платить за вымотанные нервы и сорванные уроки?! Что остается делать учителям? Они, опять же в рамках закона "О всеобуче" стращают родителей штрафами. По закону, если ребенок не посещает школу или у него плохая успеваемость, ответственность за все эти безобразия несут родители. В частности на них можно наложить штрафы в размере от 10 до 30 тысяч тенге. Но школы только пугают взрослых, на самом деле редко какой директор идет на эти крайние меры. И вот теперь, когда все средства исчерпаны, кажется, намечается тупик. Есть ли выход из него? Неля Ивановна Шинкаренко, директор общественной организации "ПТИЦА РиО", что в расшифровке обозначает: "Поиск Творческих Инициатив Центр Активности, Развитие и Обучение", уверена, что выход есть. Она предлагает помочь трудным ученикам с помощью волонтерского движения. Что может общественность? Автор спасительных центров для труднообучаемых ребят, для тех, кто не в ладах со своей семьей и школой, а порой и с самим собой, говорит, что в мире существует методика ВНОРП - что означает Вовлечение Населения в Оценку и Решение Проблем. Этот метод широко используется международными организациями в программах по развитию экономики и социальной жизни. Неля Ивановна предлагает адаптировать его в Казахстане к проблемам образования. Как? Прежде всего, Шинкаренко говорит, что общество должно вспомнить методику воспитания детей по Макаренко. В 1928 году она была признана вредной и подлежащей разрушению, но сам Макаренко в своем последнем публичном выступлении за три дня до смерти говорил: "Я настаиваю на том, что вопрос воспитания, методику воспитания надо совершенно отделить от преподавания". Что мы имеем в современной школе? Советская педагогика уже давно недооценивает цели и средства воспитания, в результате это направление в сегодняшней школе доведено до иллюзорной видимости. Школьное образование полностью превратилось в "школу учебы". "Вот пусть она такой и останется…но только для тех, кто может в ней учится. Для тех, кому учится трудно в обыкновенной школе, должны быть организованы другие учебные заведения. Если они не будут созданы, огромное количество детей будет потеряно школами и родителями", - уверена Неля Ивановна, подкрепляет свои слова статистикой и объясняет структуру новой школы. (Ежегодно только в одной южной столице из двух тысяч задержанных маленьких бродяг, 200 детей лишаются родительских прав тут же и отправляются в детские дома). "Это может быть школа математики, физики, астрономии, школа рисования, пения, литературы. При каждой предметной школе должен существовать класс по дошкольному образованию, а воспитание дошкольников должно вестись в первичных разновозрастных коллективах. Школа может называться ИНГРУМ - Индивидуально-Групповой. Преподаватели для школы ИНГРУМ набираются из людей, окончивших соответствующие профилю школы высшие и средние специальные учебные заведения, а также прошедшие подготовку в Народном университете развития "Голубая планета" при помощи специалистов-предметников по системе А.С.Данилова. В предметных школах материал будет представлен в тематических блоках и модулях. Главной идеей такой школы должны быть максимальная индивидуализация учебного процесса на основе широкого использования технических средств. Каждый ребенок должен будет учиться тому, чему он может научиться. Для этого необходимо организовать тщательную диагностику каждого ученика с выявлением его способностей и наклонностей, разработать индивидуальные программы обучения. Распределение учебного материала предлагается организовать по американской методике Ллойда Трампа. 40 процентов учебного времени будет уходить на работу с большой аудиторией в виде лекций, фильмов, аудиоматериалов. 20 процентов учебного времени ученики будут работать в малых группах по 10-15 человек. Этого необходимо для отработки навыков и умений. И еще 40 процентов времени будет посвящено самостоятельной работе учащихся по пройденному материалу. Занятия по физкультуре ставятся в такой школе во главу угла: один урок каждый день, плюс обязательное 4-х разовое питание. И самое главное, это воспитательная работа по Макаренко в разновозрастных коллективах. Вся инфраструктура жизнеобеспечения такой школы должна поддерживаться работой сводных отрядов первичных разновозрастных коллективов, в которых ребята будут отрабатывать модель социального взаимодействия друг с другом, получать азы профессий. На первый взгляд идея кажется утопичной. Но, тот, кто близко стоит к проблеме трудных ребят, а их с каждым годом становится все больше и больше, наверное, не станет так быстро открещиваться от ИНГРУМа и ухватится за него как за спасительную соломинку. Детей надо спасать, всеобуч этого сделать не может. За и против Надо признать, что государство никогда не пойдет на то, чтобы отказаться от своего стандарта образования и на то, чтобы перекроить уже имеющуюся систему образования под трудных учеников, ущемив интересы одаренных или просто нормальных. Но никто и не собирается перекраивать школы. Речь идет о создании принципиально новой структуры для неуспевающих! Как и в первой колонии Макаренко, в такой школе обязательно должны быть мастерские, введена строгая военная подготовка, обязательно должна быть ночлежка для детей-бродяг и для тех, у кого неблагополучные родители. Ожидается, что в ИНГРУМах будут работать волонтеры, педагоги-пенсионеры, увлеченные инициативные родители. Таких людей на самом деле очень много. Кстати, в России существует программа "Звездные дети", в которую вовлечены пенсионеры, инвалиды и военные в отставке. Они взяли на себя создание центров воспитания (не обучения) подрастающего поколения. Но там сохранилась вся система профориентации. В нашей стране она разрушена. Поэтому к центрам по воспитанию должны добавиться и образовательные центры. Привлечение средств в такие новообразования можно осуществлять через гранты, спонсоров и госфинансирование. Платежеспособные родители будут платить за спасение и обучение своих детей. Остальные смогут претендовать на довольствие ИНГРУМа. Если пересчитать средства, затрачиваемые государством на содержание трудных ребят в спецзаведениях, то центры развития обойдутся государству с большей экономией, и с большей выгодой. Наверное, такая структура все-таки будет создана: причем самое активное участие в ее создание примет не только общественность, но и государство, потому как на сегодня в обществе отсутствует промежуточное звено для тех ребят, которые в школу не вписываются, а в тюрьму им идти, грубо говоря, "рано". По сведениям детских правозащитников 70 процентов детей, находящихся в исправительных колониях, могли остаться на свободе! Но обществу проще признать их преступниками, и трудными на всю жизнь, чем создать условия для обучения и воспитания всего лишь в трудный период жизни. Кстати, на последнем круглом столе в Алматы, в котором принимала участие сам Министр образования и науки РК Шамша Беркимбаева, обсуждалась тема: "Семья и школа". Лучшие умы педагогики говорили о…(вышеназванных проблемах), но кроме как "усилить контроль" и "повысить заинтересованность" чиновники ничего предложить не смогли.
Загрузка...