Опубликовано: 3838

Вывод российских погранвойск с таджикско-афганской границы: чья выгода?

Вывод российских погранвойск с таджикско-афганской границы: чья выгода?

Геополитические интересы России по отношению к сопредельным странам по многим параметрам начинаются на территориях данных стран.

Интересы Москвы также присутствуют и в республиках Центральной Азии, где участие России определено по многим направлениям. Одним из подобных векторов национальных интересов России служит охрана ее рубежей и создание пояса безопасности по всему периметру границы. В данном случае речь идет об охране таджико-афганской границы (памирский участок), а точнее о постепенном выводе российских погранвойск с данного участка таджикско-афганской границы. Этот процесс начнется в 2005 году, а в 2006 г. Россия передаст его под контроль и охрану Таджикистана. В Душанбе считают, что Таджикистан в состоянии взять под контроль границу, если не будет непредсказуемых глобальных изменений в Афганистане. Предполагается, что в течение 2005 года с таджикско-афганской границы уйдут Хорогский, далее Кулябский погранотряды. На данный момент таджикские военные охраняют всего лишь 73 километра собственной государственной границы. Остальную часть - Россия. Официальная причина начала вывода российских погранотрядов заключается в том, что "таджикские пограничные отряды уже достаточно окрепли и способны сами обеспечивать безопасность границ своего суверенного государства". Хотя вряд ли для кого-то является секретом, что таджикские погранвойска пока недостаточно оснащены, чтобы противодействовать потоку наркотрафика с афганской территории на должном уровне. Существует и другая версия. В соседнем Афганистане новая власть готова строить отношения с Душанбе, но только без посредников. А это практически невозможно в том случае, если границу между двумя странами, охраняет третья. Новость о постепенной передаче охраны таджико-афганской границы была несколько неожиданной, поскольку многими официальными лицами России во время встреч с представителями СМИ не рассматривалась возможность подобных мероприятий на таджико-афганской границе. Так во время своего официального визита в Таджикистан и встречи с президентом Республики Таджикистан Эмомали Рахмоновым первый заместитель директора ФСБ и руководитель погранслужбы России Владимир Проничев (когда он побывал практически во всех погранотрядах погранвойск ФСБ, действующих в Таджикистане) считал нереальным такой поворот событий. После официального заявления многие республики, как Центральной Азии, так и СНГ были поставлены перед фактом надвигающейся угрозы распространения наркопродукции на своих территориях. И это понятно, так как, по мнению экспертов, сегодня до 30% наркотиков из Афганистана поступают в основные страны-потребители через "центрально-азиатский коридор". Несмотря на принимаемые здесь меры, цифра эта постоянно увеличивается. С Афганистаном из государств-членов СНГ граничат Таджикистан, Узбекистан и Туркмения. Именно эти страны, особенно Таджикистан, являются "передовой" наркопутей. Применительно к данной республике вызывает опасение территория Мургабского района Горно-Бадахшанской Автономной области, где граница между данной областью и Исламским Государством Афганистан составляет 618 километров. Принятие решения о выводе российских погранвойск официальный Душанбе подкрепляет ссылками на официальные документы. Так, на основании российско-таджикского межгосударственного Соглашения от 25 мая 1993 года российские пограничники несли службу в Таджикистане. В мае прошлого года истек срок десятилетнего межправительственного соглашения о статусе Пограничных войск России в Таджикистане, что способствовало началу процесса постепенной передачи под охрану таджикским пограничникам участков границы с Афганистаном. Вполне вероятно, что у российской стороны вызывают определенные опасения возможности таджикских пограничников в самостоятельной эффективной охране границы с Афганистаном. Между тем другой преграды на пути наркотрафика из этой страны в Россию и Европу пока нет. По официальным данным, свыше 70% опиума и практически 100% героина, нелегально поставляемых через территорию России в страны Европы, произведены в Афганистане. При этом тенденция такова, что, если в начале девяностых в Афганистане производилось около 700 тонн наркотиков, то в 2003 году в 5-6 раз больше - около 3700-4000 тонн. Интересен тот факт, что после падения режима талибов размах производства наркотиков в Афганистане достиг рекордных показателей. Ни США, ни НАТО, войска которых сейчас представлены в Афганистане, не в силах помешать этому процессу. В этом случае значительный вклад в пресечение контрабанды наркотиков из сопредельного государства Афганистан вносили военнослужащие Группы Федеральной пограничной службы Российской Федерации в Республике Таджикистан. Что же касается процесса постепенного вывода российских пограничных отрядов, то здесь уместно вспомнить, что подобное уже имело место быть на одном из отрезков таджико-афганской границы. Так, с января 1999 года по соглашению с руководством Республики Таджикистан российские пограничные войска начали проводить эксперимент по передаче 20-тикилометрового участка таджикско-афганской границы под охрану таджикских пограничников. Уже через два месяца после начала эксперимента поток оружия и наркотиков через "учебную зону" возрос многократно. Здесь уместно отметить, что в 2003 г. в республике было изъято 9,6 т. наркотических веществ, в том числе 5,6 т. героина. Большая часть наркотиков конфискуется российскими пограничниками, охраняющими 1271 км таджикско-афганской границы. В боестолкновениях только в прошлом году ими уничтожено 45 наркокурьеров. Что касается 2004 года, то только за первые четыре месяца этого года в зоне, охраняемой российскими погранвойсками, было предотвращено 53 попытки перехода границы, задержано более ста нарушителей границы, имевших при себе оружие, амуницию и 48 килограммов наркотиков. Становится очевидным, что целесообразнее перекрыть поток наркотиков в Россию и далее в Европу на той линии, где пограничная инфраструктура более или менее сохранилась с советских времен, чем пытаться закрыть 7500 километров границы между Россией и Казахстаном. В данном случае парадоксально выглядит ситуация, где желание Душанбе самостоятельно охранять границу с Афганистаном поддерживают Западные страны и США. Так, в сентябре в Таджикистане побывал бывший в то время генсеком НАТО Джордж Робертсон, который пообещал, что совсем скоро Североатлантический альянс и ОБСЕ откроют в Таджикистане учебный центр и займутся переподготовкой пограничников государств Центральной Азии. Кроме этого, ЕС по программе технической помощи странам СНГ TAСIS выделяет Таджикистану 12 млн. евро, которые пойдут на реализацию программ по укреплению его границ. США выразил готовность построить мост через Амударью, чтобы наладить более тесные связи таджиков и афганцев. Вполне вероятно, что оперативность, с которой Душанбе договорился с Москвой, внесла определенную долю неуверенности в ряды западных стран и США. Более того, сейчас Вашингтону наравне со странами Запада нужно вырабатывать целый комплекс программ, которые бы способствовали ограничению потока наркотиков с территории Афганистана в Европу и далее. Что касается центрально-азиатских республик, то в этом случае Казахстан является своеобразным "форпостом" на пути наркотиков в Европу, так как он имеет общую границу с Россией протяженностью свыше 7 тыс. км. После ухода российских пограничников Казахстан становится второй страной после Таджикистана, которая будет безоружна перед натиском афганского наркотрафика. Россия же, в свою очередь, в краткосрочной перспективе, станет, как крупнейшим рынком сбыта, так и узловым транзитным пунктом транспортировки произведенных в Афганистане опиума и героина, в страны Восточной и Западной Европы. И в данном случае после ухода российских погранотрядов с таджико-афганской границы наркотический ручеек за короткий промежуток времени станет рекой. И вполне вероятно, что через три года поставки наркотических средств в Европу перерастут форму наркоканалов и приобретут форму наркоэкспансии. Наверное, Москва заранее просчитала все последствия подобного шага, что, скорее всего, скажется на смене режима разведки, контрразведки, борьбы с наркотиками и иными угрозами, которые могут исходить теперь уже из Центральной Азии, включая и центрально-азиатские республики. Но смогут ли меры и программы, предусмотренные на такой поворот событий быть наиболее эффективными, чем тот заслон, который назывался российскими погранотрядами? Конечно, это покажет время, но уже сейчас становится очевидным, что вывод российских пограничников с таджикско-афганской границы фактически открывает наркомафии и международной преступности свободный доступ в центрально-азиатские республики, на территорию России и далее в Европу. Известно, что эффективность охраны границы российскими пограничниками высоко оценена не только Душанбе, но также и среди международных экспертов. На сегодняшний день это один из самых действенных барьеров на пути афганского героинового потока. И поэтому трудно сейчас ответить на актуальный для многих стран региона и мира вопрос: сохранится ли эта эффективность после ухода российских пограничников с таджико-афганской границы?
Загрузка...