Опубликовано: 885

Время собирать камни?

Время собирать камни?

США и Евросоюз пытаются вернуться в Центральную Азию на белом коне.

Часть первая Страсти, разгоревшиеся вокруг предоставления Грузии и Украине промежуточного статуса на пути в НАТО, стали причиной того, что многие упустили из виду другой немаловажный факт. Запад на состоявшемся в апреле бухарестском саммите НАТО попытался оформить свое возвращение в Центральную Азию. Майские события 2005 года в Андижане способствовали не только относительной изоляции Узбекистана, но и негативно сказались на влиянии Запада в регионе. Потеряв точку опоры в лице Узбекистана, США и Евросоюз отдали инициативу России и Китаю. Последние смогли довольно успешно закрепиться в регионе. С другой стороны, российско-китайское влияние в регионе автоматически снижало уровень влияния Запада, ибо и в Москве, и в Пекине не заинтересованы, чтобы в стратегически важно регионе присутствовали их оппоненты. В Бухаресте Вашингтон и Брюссель продемонстрировали свое желание вернуться в Центральную Азию в том формате, который был свойственен Западу до андижанских событий. Что немаловажно, ответные шаги в сторону сближения продемонстрировали Узбекистан и Туркменистан. Обе страны во что бы то ни стало, хотят выйти из режима международной изоляции. Причем, и Запад, и центрально-азиатские страны желают ограничить российское влияние в регионе. Судя по всему, обе стороны, наконец, пришли к общему знаменателю - Россия переборщила со своим участием в проблемах региона. Но самым примечательным фактом бухарестского саммита стало то, что Запад от правозащитной риторики постепенно перешел в плоскость конкретных инфраструктурных проектов. На саммите презентовали проект железной дороги, которая соединит Европу со странами региона и Афганистаном. Инициатором и главным инвестором постройки этой железнодорожной ветки является Вашингтон, рассчитывающий на стабильный доступ с помощью европейских союзников к запасам среднеазиатских полезных ископаемых и на обеспечение бесперебойного наземного пути в обход России к Кабулу и ряду афганских провинций. Проект Line communication логично вписывается в концепцию "Великого шелкового пути", важными направлениями которого станут торговля хлопком, энергоносителями, минеральными ресурсами. Норланд оставил слишком много вопросов Еще в марте, во время встречи с узбекскими и иностранными журналистами американский посол в Узбекистане Ричард Норланд дал некоторые разъяснения об отношениях США с официальным Ташкентом. - Соединенные Штаты в настоящее время не имеют военных баз в Узбекистане и США не запрашивали предоставления военных баз в Узбекистане, - заявил г-н Норланд. - Этот вопрос не был в повестке дня адмирала Фэллона во время его посещения Ташкента в январе сего года, равно как и то, что этот вопрос в настоящее время не находится в повестке дня гражданского руководства США. Отдельные американцы, прикомандированные к НАТО или к ISAF (Международным силам содействия безопасности в Афганистане), которые имеют мандат ООН по стабилизации ситуации в Афганистане, могут использовать германский воздушный мост для транзита с авиабазы в Термезе в Афганистан только на основе рассмотрения каждого отдельно взятого случая. С 31 января 2008 года Узбекистан может теперь предоставлять американскому персоналу, прикомандированному к НАТО или миссии ISAF, транзит через Термез на основе рассмотрения каждого отдельно взятого случая. Слова американского посла можно расценивать как уступку со стороны узбекских властей. Мол, с какого-то времени официальный Ташкент разрешил американцам использовать Термез как объект воздушного транзита. При этом ссылка на то, что это делается на основе "рассмотрения каждого отдельно взятого случая", не должна вводить в заблуждение. Здесь важнее согласие Ташкента такой транзит разрешить, менее важно, какими условиями это обрамлено. - Продвижение прав человека остается важным компонентом нашей многосторонней политики с Узбекистаном, - сказал американский дипломат. - С января 2008 года мы видели, что узбекское правительство предприняло небольшие, но важные шаги для улучшения ситуации с правами человека, в частности, освобождение политических заключенных и, что очень важно, разрешение Международному Комитету Красного Креста возобновить посещение мест заключения. Мы воодушевлены этим шагом и продолжаем побуждать правительство Узбекистана к принятию дополнительных мер для решения вопросов с правами человека. Мы убеждены, что вовлечение узбекского правительства в обсуждение широкого круга вопросов, обозначенных в нашей двусторонней повестке дня, включая региональную безопасность, торговлю и инвестиции, культурный обмен, а также права человека, является очень важным. В отличие от призывов к изоляции, мы в настоящее время видим доказательства того, что международный интерес и взаимодействие с узбекскими властями может привести к позитивным шагам. Здесь очень важно попробовать докопаться до сути сказанного. А именно, какой смысл США закладывают под выражением "небольшие, но важные шаги". Было бы верхом беспечности понимать под этим "освобождение политических заключенных" или "разрешение Международному Комитету Красного Креста возобновить посещение мест заключения". Это в большей мере формальные признаки, на которые пытаются опереться США для того, чтобы оправдать потепление отношений с Узбекистаном. Более понятными причинами, побудившими американцев вновь вернуться в Центральную Азию в целом и в Узбекистан, в частности, стало прекращение в официальных средствах массовой информации Узбекистана антиамериканской пропаганды. Это произошло летом прошлого года, когда внезапно со страниц СМИ исчезла антиамериканская риторика. По неподтвержденным данным, инициаторами стали Совет безопасности и Служба национальной безопасности Узбекистана. Таким образом, официальный Ташкент дал сигнал американцам о том, что урегулирование двусторонних отношений вполне возможно. С другой стороны, США еще в конце 2005 году ощутили, что попытки изолировать Узбекистан неэффективны. Россия и Китай, если и не могут заменить западную финансовую помощь в полной мере, однако обеспечить политическую поддержку и геополитическую стабильность очень даже могут. Прошедшие после майских событий три года лишь способствовали усилению влияния России и Китая в Центральной Азии. Причем, это усиление сопровождалось ослаблением позиций Запада. Естественно, США теперь хотят наладить отношения с Узбекистаном как с одной из ключевых стран региона. Цель понятна - вернуть былое влияние в регионе. Г-н Норланд по этому поводу выразился вполне в духе дипломатии, заметив, что "здесь существует большой интерес к английскому языку. Язык - это не просто инструмент, он является мостом. Русский язык тоже является очень важным мостом в этом регионе, и я вижу здесь место для обоих языков, вижу, что есть очень большой интерес в отношении обоих языков". ЕС не знает, что делать с санкциями 28-29 апреля нынешнего года в Люксембурге состоялось очередное заседание министров иностранных дел Евросоюза. Как сообщила накануне встречи пресс-служба ЕС в Брюсселе, вопрос о санкциях в отношении Узбекистана был снят с повестки дня. При этом о причинах произошедшего ничего конкретного не было сказано. Неназвавшийся представитель пресс-службы лишь намекнул, что, возможно, вопрос по Узбекистану будет рассмотрен на следующем заседании. Европейцы должны были исходить в вопросе продления или отмены санкций из того прогресса, который достигнут или не достигнут в Узбекистане. Сейчас уже понятно, что официальный Ташкент ничего кардинального в вопросах соблюдения прав человека не сделал: правозащитники преследуются, а число политических и религиозных заключенных все еще растет. Очевидно, что ЕС находится в сложном положении. Накануне годовщины майских 2005 событий в Андижане рассматривать вопрос санкций политически недальновидно. Эмоциональная подоплека все еще сильна, и любые действия европейцев по оправданию действий узбекских властей, какими бы побудительными мотивами это не объяснялось, могли вызвать негативную реакцию со стороны правозащитных организаций, а также беженцев, вынужденных жить за пределами страны. Верить в то, что в конце мая министры иностранных дел ЕС могут поставить в повестку дня вопрос по Узбекистану, наивно. Надо обратить внимание на то, что представитель пресс-службы ЕС говорил о возможности возращения к теме со ссылкой "возможно". Исходя из логики и политической целесообразности, европейцы и на следующем заседании министров иностранных дел не будут рассматривать вопрос о судьбе санкций. Скорее всего, он будет рассмотрен во второй половине года, когда страсти по Андижану заметно улягутся. Вместе с тем складывается впечатление, что европейцы никак не могут подобрать аргументацию для полного отказа от неэффективных санкций. Они бы и рады их отменить, однако для этого нужно, чтобы Узбекистан, со своей стороны, сделал шаг навстречу. Если нет реальных шагов по вопросу соблюдения прав человека, значит, аргументация может быть подобрана из клубка других вопросов, в частности, согласия Узбекистана содействовать натовскому сухопутному транзиту в Афганистан. Продолжение следует Фото с сайта www.vremya.ru
Загрузка...