Опубликовано: 887

Вписаться в треугольник

Вписаться в треугольник

Существует ли соперничество между Соединенными Штатами, Россией и Китаем в Казахстане и всем регионе Центральной Азии?

Каковы перспективы отношений между ними здесь и что ждать самим странам региона от того геополитического расклада, который существует сегодня и будет завтра? Такие темы были вынесены на рассмотрение крупной международной конференции "Обеспечение безопасности в Центральной Азии в рамках сотрудничества с США", организованной Институтом мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК и американским посольством в Казахстане. Подобных интеллектуальных форумов не было давно. После вспышки интереса к теме "США - Центральная Азия" в начале 2002 года, когда американцы поставили весь мир перед фактом своего военного присутствия в регионе, она скоро "сошла на нет" под давлением таких глобальных проблем, как война в Ираке. Теперь и время определенное прошло, можно осмыслить опыт трехлетнего пребывания американцев в Центральной Азии, и, кроме того, у местных политических элит появились опасения о том, что будет дальше - не воспользуются ли США своим военным, политическим и экономическим присутствием в регионе для ее смены, как это было в ряде других республик постсоветского пространства ("оранжевый" призрак!). Хотя вслух об этом говорили на конференции не эксперты стран региона, а… китайцы. Дискуссия выявила две основные разнонаправленные тенденции в геополитической ситуации в Центральной Азии. Первая: сегодня основные внешние игроки в лице США, России и Китая, более-менее спокойно уживаются в регионе, стараясь поддерживать "статус кво". Вторая: в уже не столь далеком будущем положение может измениться, так как все три державы настороженно относятся к действиям друг друга и на самом деле не прочь сыграть на опережение, чтобы усилить свои позиции. Естественно, что на данный момент интересы России и Китая сходятся ближе друг с другом, чем с американскими интересами. Пребывание военных баз США, начавшееся три года назад как временное, на период проведения операции в Афганистане, явно стало долгосрочным фактором. И это все больше беспокоит россиян и китайцев. Для Казахстана же важно, что это "холодное" противостояние может в недалеком будущем заметно затронуть в первую очередь именно его интересы по сравнению с другими четырьмя странами Центральной Азии. Воздействие это может быть двояким. В первую очередь речь об общей ситуации, то есть ухудшении политической картины в регионе. Например, медленно, но идет его милитаризация. Как известно, именно приход американцев сюда активизировал работу России по созданию межгосударственных военных формирований в Центральной Азии и организации их инфраструктуры. Речь, в первую очередь об авиабазе в городе Кант, в нескольких десятках километров от американской базы в Манасе. Буквально на днях командующий российской 5-й армии ПВО и ВВС, в сферу ответственности которой входит это направление, заявил о наращивании мощности базы. То есть, милитаризация региона уже идет, несмотря на то, что военные действия в Афганистане после разгрома талибов носят характер антипартизанской борьбы, и не ясно, для чего нужны истребители при потенциальной угрозе со стороны террористов-одиночек. Казахстан, к счастью, в свое время смог остаться в стороне и не заиметь на своей территории американскую базу, но не реагировать на происходящее страна не может. Придется принимать меры в виде усиления военной инфраструктуры на южном направлении, а это новые расходы в бюджете, новые политические сложности в конфигурации "большого треугольника" Москва - Вашингтон - Пекин. Но основная проблема не в этом. Она может появиться в ходе реализации крупнейших инфраструктурных проектов по транспортировке нефти или транзитных грузоперевозок. Об этом откровенно на конференции говорили китайские эксперты. Китай, приступив в прошлом году к строительству нефтепровода из западного Казахстана, очень рассчитывает на него: уже первая очередь трубопровода может прокачивать до 10 млн. тонн нефти в год, а в перспективе до 10% всех потребностей Китая в "черном золоте" может поставляться из Казахстана. Зависимость эта обоюдная - Астана тоже заинтересована в закреплении на огромном, все время растущем и гарантированно платежеспособном китайском нефтяном рынке. Но как уже сейчас говорят китайские эксперты, наличие американских баз в непосредственной близости от стратегического нефтепровода их не радует. Это понятно - зависимость Китая от импорта нефти растет, как постепенно растет и напряженность в отношениях с США. Конфликт может возникнуть не обязательно в Казахстане или Центральной Азии, а, например, на Дальнем Востоке или в юго-восточном направлении, например, из-за Тайваня. Но ощущаться конфронтация будет везде, где только интересы США и Китая близко соприкасаются, в том числе и Казахстане. Сейчас об этом никто не говорит вслух, но нельзя исключать, что такая нерешенная ситуация может затормозить осуществление проекта по строительству нефтепровода на Китай из Казахстана, или по меньшей мере не дать ему реализоваться в полной мере. Также как и идее строительства новой железнодорожной линии от казахстанско-китайской границы на порт Актау. "Смертельным" для Казахстана это не будет - продать нефть сейчас не проблема, но стратегическая цель диверсификации рынков сбыта для нее тогда отдаляется. Что же делать? Возможные шаги для самого Казахстана довольно ограничены, они должны быть сосредоточены в большей мере на том, чтобы не спровоцировать лишних проблем. И попутно посильно лоббировать некие шаги, которые позволили бы постепенно формировать климат "разрядки" в Центральной Азии. В этом смысле довольно интересной выглядит идея, предложенная на конференции директором Института мировой экономики и политики Мауленом Ашимбаевым. Суть ее в принятии всеми странами региона и тремя большими державами некоего набора обязательств в отношении друг друга. Центральноазиатские страны обязались бы провести за десять лет политические и экономические реформы, в то время как Россия, США и Китай проводили бы политику невмешательства во внутренние дела стран региона. Тогда через определенное время климат доверия смог бы стать достаточно прочным для, может быть, даже вывода военных баз из региона. Хотя сам г-н Ашимбаев считает, что это было бы очень непросто. Но и в нынешних реалиях развития экономических и инфраструктурных проектов с участием одного из "углов" "большого треугольника" при неудовольствии одного или двух других, скорее всего не добиться.
Загрузка...