Опубликовано: 1149

Возвращение Узбекистана на круги своя

Возвращение Узбекистана на круги своя

"Нет дыма без огня" - это крылатое выражение вспоминается в связи с недавними заявлениями спецпредставителя генсека НАТО по Кавказу и Центральной Азии Роберта Симмонса.

Часть первая Речь идет об откровениях г-на Симмонса, которыми он недавно поделился на пресс-конференции в центральном офисе "Интерфакса" в Москве. В частности, он заявил: "Мы приветствуем тот факт, что Узбекистан проявляет готовность предоставить возможность использования этой базы другим странам, помимо Германии. Насколько я понимаю, США начинают использовать этот объект". При этом, как предположили российские СМИ, спецпредставитель имел в виду военный аэродром Ханабад в Карши. Новость тянула на сенсацию, если бы вскоре с кулуарными опровержениями не выступили военные и дипломатические ведомства Узбекистана, а сам г-н Симмонс не стал уточнять то, что он дословно сказал журналистам. Информация, судя по динамике ее развития, не подтвердится. Однако, вполне вероятно, чтоУзбекистан и Запад слегка устали от "холодной войны". Страсти по Ханабаду человеку, непосвященному в историю узбекско-американских отношений, понять нелегко. Но для начала заметим, что Узбекистан имеет два аэродрома, представляющих интерес для военных. Это аэродром в Ханабаде (Карши) и Термезе. В принципе, г-н Симмонс, когда говорил о целесообразности использования узбекского аэродрома, как выяснилось, перепутал Термез с Ханабадом. Но давайте сначала отвлечемся на предысторию. "Любовь нечаянно нагрянет…" Террористические акты в США 11 сентября 2001 года встряхнули почти засыпающую от скуки американскую администрацию. Переворот в мозгах произошел не только в Белом доме, но и в головах рядовых американцев. Они вдруг осознали, что Атлантический океан не предохраняет американские города от атак террористов. Период сопереживания трагедии плавно сменился периодом крайнего гнева. Американская администрация фактически получила повод начать крупномасштабную войну с террористами. Очагом терроризма был назван Афганистан, куда и стали стягиваться ударные силы американцев. В то же самое время страны Центральной Азии использовали шанс стать ближе к США и получить статус стратегического партнера. Самых больших результатов достиг Узбекистан, где в рамках создания под эгидой США "глобальной антитеррористической коалиции" в распоряжение министерства обороны США был передан каршинский аэродром Ханабад. Он был использован для авиационной поддержки операции в Афганистане. Двустороннее соглашение между Ташкентом и Вашингтоном предполагало размещение на базе военно-транспортных самолетов С-130, около 10 вертолетов Black Hawk и около 1500 военнослужащих. В обмен на "доступ к телу" Ташкент получил заново отстроенный аэродром и арендную плату в 10 миллионов долларов в год. Но самое главное - узбекские власти стали ключевым стратегическим партнером США в регионе. Сразу после андижанских событий в мае 2005 года, американцы потребовали от узбекских властей проведения независимого расследования, что и испортило отношения между странами. В начале июля 2005 года на саммите ШОС была принята декларация с призывом к США рассмотреть вопрос о целесообразности дальнейшего пребывания американских военных в Киргизии и Узбекистане. 29 июля 2005 года МИД Узбекистана заявил, что американцы должны покинуть базу в течение полугода, а в конце августа сенат Узбекистана придал решению форму закона. В ответ, 5 октября 2005 года сенат США утвердил поправку, запрещающую в течение 2006 года погашение задолженности Узбекистану за использование базы Ханабад в размере 23 миллионов долларов, накопившейся с января 2003 по март 2005 года. 21 ноября 2005 года авиабазу Ханабад покинул последний американский самолет. Начиная с 2006 года, базу начали использовать россияне для оперативного наращивания и развертывания вооруженных сил в Центральной Азии в связи со вступлением Узбекистана в ОДКБ. "…когда ее совсем не ждешь" 15 ноября 2005 года Евросоюз ввел санкции против Узбекистана. Но даже после этого было наивно полагать, что узбекские власти пойдут до конца в конфликте с Западом по Андижану. По ходу обостряющихся разногласий и на фоне введения санкций со стороны Евросоюза, Ташкент, надо признать, сохранил холодную голову и точно рассчитал свои дальнейшие действия. Примером тому стала состоявшаяся 12 декабря 2005 года встреча президента Узбекистана Ислама Каримова и статс-секретаря министерства обороны Германии Фридберга Пфлюгера. Стороны договорились, что немецкий воинский контингент останется на узбекском аэродроме в Термезе. ФРГ осталась единственной страной-членом НАТО, военным самолетам которой позволено использовать воздушное пространство Узбекистана после 1 января 2006 года. До настоящего момента данное условие сохраняется. При этом узбекские власти одновременно указали на дверь Испании, Швеции, Бельгии и Нидерландам. Им запретили с 1 января 2006 года использовать воздушное пространство Узбекистана. Благосклонность по отношению к Германии со стороны узбекских властей, с одной стороны, оставила слегка приоткрытой дверь на Запад, с другой стороны, вызвала, вызывает и будет в дальнейшем вызывать подозрения со стороны России. Расставим акценты Бывшую американскую военно-воздушную базу в Ханабаде можно рассматривать с двух точек зрения. По одной из них база имела значение для тыловой поддержки военной операции в Афганистане. Данная версия вполне правдоподобна, если отмести в сторону факты и воспринимать базу лишь как мост между американским военным контингентом в Афганистане и необходимостью снабжать контингент снаряжением, боеприпасами и продовольствием. Однако следует заметить, что активная фаза операции в Афганистане закончилась с того самого момента, как в стране избран президент, прошли выборы в Джиргу. По другой из них базу следует воспринимать как желание США присутствовать, причем на долгосрочной основе в регионе Центральной Азии, в частности, стране, откуда регион можно без особо труда контролировать. В данном ракурсе целесообразно говорить о реальном присутствии американцев не только в Узбекистане, но и в Киргизии. В своем интервью сайту "Фергана.Ру" политолог и эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов так комментирует возможность сближения Ташкента и Вашингтона. "Я думаю, никакой связи с антитеррористической коалицией, ее действиями в Афганистане здесь, в общем-то, нет, - утверждает он. - В принципе, американцы и до начала антитеррористической операции имели возможность использовать в качестве аэродромов и другие военные базы. Не надо преувеличивать значение Центральной Азии, и не только Узбекистана, но и Киргизии, Таджикистана, как географически близких к Афганистану территорий. Американцы присутствуют в регионе Среднего Востока, и они вполне могли использовать для тылового обеспечения своих военных контингентов и базы, которыми они располагают, скажем, в Пакистане. Но им важно было присутствие в регионе Центральной Азии. И именно это обстоятельство, по-видимому, влияло на желание Вашингтона, попавшего при удачном стечении внешнеполитических обстоятельств в регион, закрепиться там прочно и надолго". Главным аргументом США всегда были геополитические мотивы, борьба за сферы влияния, в том числе, в Центральной Азии. Во-первых, этот регион позволяет получить посредством современных систем слежения и раннего предупреждения контроль над южными регионами России, Кавказом, а также китайским Синьцзяном. В рамках глобальной американской политики, направленной на создание буферных зон вокруг "проблемных" стран, таких, как Россия и Китай, Центральная Азия ложится в колоду карт как джокер. Во-вторых, как бы мы там ни расценивали присутствие американцев в регионе, данное обстоятельство ослабляет позиции России и Китая в Центральной Азии. Есть ошибочное мнение, что США, Россия и Китай могут все вместиться в регион, не мешая друг другу, не соперничая. Мол, места хватит всем. Но не стоит забывать о том, что присутствие США в Ираке автоматически предполагает отсутствие там России и Китая. Так будет и в Иране, если американцы найдут веский повод для агрессии против Тегерана. В-третьих, Центральная Азия есть ключ к прикаспийскому углеводородному потенциалу. Последний всегда был и останется сильным аргументом в стремлении Европы уйти от российской углеводородной зависимости. Быть может, во всей этой геополитической конструкции наиболее важным является именно энергетический фактор. Американцы прекрасно осознают, что не имеют права проиграть в этой борьбе. Ибо если американцы проиграют, то однозначно выиграют Россия и Китай. Продолжение следует Фото с сайта http://www.gazeta.ru
Загрузка...