Опубликовано: 950

Возвращение блудного сына

Возвращение блудного сына

После того, как недавно в торжественной обстановке в российском Санкт-Петербурге в члены ЕврАзЭС был принят Узбекистан, завершилась стадия организационного самоопределения этой региональной организации.

До сих пор данное объединение Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана было структурно неполным. Тому причиной - отсутствие в "обойме" Узбекистана. Находись страна на задворках центральноазиатского региона, никто бы о ней не вспомнил. Или вспомнили бы в самую последнюю очередь. Судьбе было уготовано дать Узбекистану такое географическое положение, благодаря которому он играл роль связующего звена между так называемыми "островными" Киргизией и Таджикистаном и так называемыми "материковыми" Россией, Белоруссией и Казахстаном. Конечно, общая граница между Киргизией и Казахстаном существовала всегда, однако без Узбекистана не было ключа ко всей Центральной Азии. Ибо этот самый ключ находится в самой горячей точке региона - Ферганской долине. Представляю, как по ночам болела голова российских стратегов, которые пытались тасовать и прикидывать расклад геополитической карточной колоды в разных вариациях. Любые соглашения по таможенному регулированию, унификации налогов, транзита спотыкались об Узбекистан. Она находилась фактически под протекторатом Соединенных Штатов, а гул моторов из авиабазы Ханабад заглушал практически все вокруг. В конце концов, именно США и спровоцировали кризис, повлекший за собой резкую смену приоритетов в Ташкенте. Майские события в Андижане, последовавшие затем резкие демарши США, Европы и ООН сыграли роль холодного душа для руководства Узбекистана. Оно вдруг осознало, что приоритетом США не был узбекский режим как таковой. Американцы возвели права человека, принципы демократии в ранг религии. И стали обвинять недавнего стратегического партнера во всех смертных грехах. Узбекистан оказался в шахматном цейтноте, когда времени на обдумывание следующего хода осталось совсем немного. Резкий крен в сторону России и Китая, всем известное астанинское заявление стран-членов Шанхайской организации сотрудничества, подписание союзнического договора с Россией стали логической цепочкой к тому, чтобы Узбекистан сделал окончательный выбор. Дороги назад не было… В тот момент, когда российские стратеги вздохнули свободно и перекроили костюмчик для ЕврАзЭС по новой, перед членами региональными объединения возник вопрос: каким окажется влияние шестого по счету члена? Можно предположить, что Казахстан позитивно оценивает свои шансы стать отныне рукотворным мостом между Узбекистаном и Россией. Вряд ли крепнущие не по дням, а по часам военно-технические, экономические и политические связи между Кремлем и Ташкентом можно осуществлять посредством авиационных перевозок. Цель первая - быстрое развитие южных регионов Казахстана за счет расширения взаимной торговли - в жизнь пока не воплотилась. Однако позитивные перемены на границе двух государств уже налицо. Цель вторая - стать транзитной страной между Узбекистаном-Таджикистаном и Россией - достигнута, в принципе, давно. Но объемы перевозок, думается, Астану вряд ли устраивали. И, наконец, цель третья, самая важная - экспансия казахстанского бизнеса на перспективный узбекский рынок - пока находится в стадии разработки. В Казахстане мощный финансовый рынок, довольно крупные денежные излишки, нуждающиеся в экспорте. Поэтому именно Казахстан имеет самые большие виды на будущее экономических взаимоотношений в рамках ЕврАзЭС. Таджикистан оказался на перепутье. С одной стороны, любые положительные флюиды с севера воспринимаются здесь как добрый знак. Ведь до сих пор тесной кооперации и торговле с Россией вольно или невольно препятствовал Узбекистан. С другой стороны, официальный Ташкент не торопится открывать свои геополитические карты, тем паче границы. Особенно границу с Таджикистаном. Единственное, на что надеется Эмомали Рахмонов, это на прогресс в вопросе поставок энергоносителей из Узбекистана. Быть может, в рамках регионального объединения можно будет выйти на решение этой проблемы. Мысли киргизского президента Курманбека Бакиева окружены завесой тайны. Как и Казахстан, он надеется на смягчение пограничного режима в Ферганской долине, которое повлечет бурный расцвет взаимной торговли. Однако что касается стратегических перспектив, то официальный Бишкек, видимо, опасается принижения своей роли в Центральной Азии. Пока Узбекистан находился в зоне интересов США, Киргизия играла роль своеобразного противовеса, выгодно лавируя среди сетей, расставленных сверхдержавами. Бишкек не может не понимать, что с открытием узбекского вектора региональной интеграции, значение киргизского будет постепенно снижаться. Россия прекрасно понимает свои цели и устремления. Многие аналитики утверждают в унисон, что стратегия Москвы в Центральной Азии не определена. С этим нельзя согласиться. Цель первая - создание санитарного кордона на границе с Афганистаном - осуществляется уже не первый день. Локализовать идеи, которые популярны в этой азиатской стране, задача номер один политики России в Центральной Азии. Именно отсюда в континентальную Россию проникают радикальные исламские идеи, наркотики и опасность, которая может стать глобальной. Без Узбекистана подобный санитарный кордон невозможен. Цель вторая - выстроить полноценное полотно региональной интеграции - также будет осуществляться темпами, к которым готов Ташкент. Ушедший в свое время из-под влияния Москвы Узбекистан разрывал все возможные маршруты транзита товаров и капитала внутри ЕврАзЭС. Плюсы от экономического воссоединения с Узбекистаном, по идее, перекрывают все наличествующие минусы. Цель третья - создание единого энергетического блока - по большому счету, достигнута. Последние соглашения между Газпромом и Узбекнефтегазом еще более укрепили позиции Москвы не только в газовом конфликте с Украиной, но и дали толчок развитию идеи-фикс лидера России. Сравнительно небольшой по промышленному потенциалу Узбекистан играет одну из ведущих ролей на энергетическом поле. Особенно, газовом. После успешных переговоров по поставкам газа из Туркмении, Узбекистана и Казахстана Россия стала на период до 2010 года единственным владельцем контрольного пакета акций на энергетическом рынке. С ней не могут не считаться в Европе. Геополитика всегда играла решающую роль в делах Центральной Азии. Она правит бал и в процессе внедрения Узбекистана в региональные структуры. Ибо всем понятно, что вслед за ЕврАзЭС начнутся пертурбации и в Организации Договора о коллективной безопасности, со всеми вытекающими…
Загрузка...