Опубликовано: 1719

Военно-политическая доктрина КНР и ЦА

Военно-политическая доктрина КНР и ЦА

Китайская Народная Республика для большинства стран Центральной Азии является ближайшим соседом, который по многим параметрам, как в политической, так и в экономической сфере занимает лидирующие позиции в регионе.

В настоящее время Китай определил для себя несколько приоритетных областей развития, где он должен не только стать лидирующим государством в Центральной Азии, но и, используя свое доминирующее положение, постепенно начинать влиять на внешнеполитическую деятельность центрально-азиатских государств. Среди них наиболее значительными являются: 1. военно-стратегическое строительство отечественных вооруженных сил; 2. активизация внешнеполитической деятельности в регионе; 3. продолжение наращивания экономического роста; 4. дальнейшее развитие научно-технической сферы. Все вышеупомянутые области только на первый взгляд имеют между собой мало общего. На практике Пекин сумел так тесно переплести их, что теперь они представляют собой звенья одной цепи под названием "Национальные интересы Китая". Изданная в 2000 году "Белая книга" о национальной безопасности Китая, определяет основные направления деятельности КНР в сфере военного строительства. Пекин уже осознал, что будущее стоит за ограниченными в численном плане, но мощными вооруженными силами, физически хорошо подготовленными и оснащенными новейшим вооружением. В XXI веке Пекин решил сделать ставку не на человеческий фактор (который из-за большого количества людских ресурсов в XX веке являлся бесспорным в процессе развития вооруженных сил КНР), а на расширение технических возможностей с учетом мирового научно-технического прогресса. Уже сегодня стоит вопрос о сокращении численности китайских вооруженных сил, которые насчитывают 2,48 млн. человек при сроке службы в сухопутных войсках - 3 года. Пекин уже давно осознал, что доминирующее положение в регионе можно занять только при условии создания эффективной системы внутренней безопасности, способной не только решать проблемы внутри Китая, но и за его пределами. Для проведения фундаментальной военной реформы отечественных вооруженных сил Пекин решил успокоить своих соседей, подписав со многими из сопредельных государств договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Подобные шаги внешнеполитического ведомства Пекина не только послужили позитивным фактором в поддержании партнерских отношений между странами региона, но и послужили определенной гарантией стабильности в Центральной Азии. В данном случае интересен тот факт, что большинство договоров с государствами региона Китай подписывал на длительное время, что вызывает некую настороженность у западных стран и США. Так, например, заключение Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем сроком на 20 лет было расценено США как становление нового военно-стратегического блока в Центральной Азии. Хотя представители двух стран и утверждают, что данный документ в большей степени направлен на углубление партнерских связей и носит декларативный характер, создается впечатление о "союзе не во имя чего-то, а против кого-то". Вполне вероятно, что подобное предположение имеет все основания на существование. Принимая во внимание успешное решение пограничного спора между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой в 2004 году можно говорить о дальнейшем развитии и углублении военно-технического сотрудничества между двумя государствами, способными определять политический климат в Центральной Азии. Если учитывать квазиблагополучную политическую ситуацию в регионе, то подобное сотрудничество между двумя ведущими игроками политического Олимпа может принести обоим игрокам не только политические и экономические дивиденды. В этой связи уместно напомнить, что сотрудничество между Москвой и Пекином в военной сфере после длительного перерыва возобновилось только в 1990 году. Интересен тот факт, что уже через два года в целях координации деятельности оборонных ведомств России и Китая была образована российско-китайская межправительственная комиссия. В результате чего в 1992 г. Россия поставила в КНР 20 Су-27СК и 6 Су-27УБК, а четыре года спустя - еще 16 Су-27СК и 6 Су-27УБК. Постепенное наращивание связей в данной сфере позволило Пекину провести частичное реформирование и переукомплектование своих вооруженных сил. Так в 2000 году Пекин закупил военной техники и вооружения на 1,6 млрд. долларов США, при этом значительная часть вооружения была поставлена российским военно-промышленным комплексом. В числе поставляемого вооружения Пекин получил авиационную технику, зенитно-ракетные комплексы, подводные лодки и боевые надводные корабли. После комплектации отечественных вооруженных сил новыми образцами вооружения и техники Пекин меняет свой подход к пополнению своей армии новейшими образцами техники. Постепенно Китай отказывается от закупок систем и переходит к закупке их компонентов и технологий. В 1996 году Китай приобрел лицензию на производство 200 самолетов Су-27СК (коммерческий вариант Су-27) в течение пяти лет без права реэкспорта. Сделка оценивается в 2,5 млрд. долларов США. Сборка истребителей осуществляется на авиастроительном заводе в Шэньяне, построенном по российскому проекту. Основное его оборудование также российского производства. Самолеты оснащаются российскими двигателями АЛ-31Ф и комплексом БРЭО. Стоимость технологической оснастки для производства Су-27СК, по некоторым данным, оценивается в 150 млн. долл. В то же время Россия не стала продавать ни комплектующие, ни укомплектованные сверхзвуковые бомбардировщики дальнего радиуса действия Ту-26 (Ту-22М), кодовое обозначение НАТО - "Backfire". Подобная участь постигла и российский истребитель Су-35 (кодовое обозначение НАТО - "Flanker-E"). Но обновление военного авиационного парка Пекин рассматривает как один из пунктов долговременной программы военного строительства, которая содержит несколько этапов. Так, на первом этапе происходит создание китайских вооруженных сил, способных защитить национальные интересы Китая в локальных войнах. В данном случае интересен тот факт, что после того, как Вашингтон начал военные действия в Афганистане, западная группировка НОАК была приведена в состояние повышенной боеготовности. За короткий промежуток времени была произведена передислокация частей китайской армии из провинции Сычуань в приграничные с Пакистаном и Афганистаном районы. Вторым пунктом первого этапа китайской программы служит развитие профессиональной армии, способной уже к 2050 году вести боевые действия и одерживать победу в войнах любого масштаба. Подобные планы могут насторожить своей амбициозностью не только США и Запад, но и другие страны центрально-азиатского региона. Вполне вероятно, что планы Пекина, нацеленные на создание высокопрофессиональной армии, выглядят не так уж и утопичными. Если посмотреть оборонный бюджет, который по разным оценкам составляет от 20 до 60 млрд. долларов США, то можно говорить о достижении реальных результатов в строительстве отечественных вооруженных сил, которые уже в недалеком будущем смогут не только конкурировать с хорошо оснащенными элитными подразделениями стран НАТО, но и по многим параметрам превосходить их. Пекин планомерно наращивает свой военный потенциал. Так ВВС Китая насчитывают 3566 боевых самолетов, в число которых входят 48 истребителей Су-27 (кодовое обозначение НАТО - "Flanker-В"). Данные истребители принадлежат к 4 поколению истребителей. Самолеты могут быть использованы для перехвата воздушных целей в большом диапазоне высот и скоростей полета, в том числе на фоне земли, и ведения маневренного воздушного боя в любых метеоусловиях днем и ночью. Интересен тот факт, что парк ВВС Китая в настоящее время по своим тактико-техническим характеристикам способен контролировать всю территорию Средней Азии. Для сравнения: Индия имеет Су-27 в количестве 8 единиц, Вьетнам - 6, Казахстан - 20. Пекин осознал, что в Средней Азии при большом количестве государств, наиболее оперативно могут реагировать только военно-воздушные силы. В связи с этим Китай особое внимание стал уделять отечественным ВВС, так в сентябре 1999 года с Россией был подписан контракт на производство и последующую поставку в КНР 38 многофункциональных двухместных истребителей Су-30МКК (кодовое обозначение НАТО - Flanker-C). В 2001 г. Пекин подписал новый контракт, предусматривающий закупку еще одной партии из 38 Су-30МКК. В 2000-2003 годах Россия уже продала Китаю две партии по 38 истребителей этого типа. Кроме того, Россия в этот период поставила Китаю 28 учебно-боевых машин Су-27УБК в счет погашения госдолга примерно на 1 млрд. долларов США. Ракетные войска Китая также проходят поэтапное перевооружение. Так в 1998 году Пекином было принято на вооружение 17 твердотопливных ракет DF-31 (радиус действия 8-10 тыс. км.). В военно-космической сфере Пекин имеет 4 центра (космические центры расположены в провинциях Гансу, Сычуань, Ханьгань, г. Тайюань), космическую станцию слежения в Кирибати. Также ведутся разработки и в других областях, определенных Пекином в качестве приоритетных. Вполне вероятно, что в ближайшей перспективе Китайская Народная Республика не только займет свое доминирующее положении в Центральной Азии, но и будет постепенно выдавливать из региона Россию и США. Уже сейчас Пекин может говорить о контроле воздушного пространства в Средней Азии. Не исключено, что при удобном случае Китай сможет показать "игру мускулами", чтобы наглядно продемонстрировать свое численное и качественное превосходство в регионе.
Загрузка...