Опубликовано: 2959

Водный "чернобыль"

Водный "чернобыль"

Три миллиона кубов зараженного ртутью грунта, по подсчетам специалистов Московского института минеральной геологии, придется вычерпать со дна, чтобы очистить реку Нуру.

Карагандинская область относится к числу регионов, испытывающих дефицит воды. В среднем годовая обеспеченность составляет всего 53%. Единственным поверхностным источником воды является река Нура, которая в настоящий момент внесена в список источников с высоким уровнем загрязненности вредными веществами. Нура - одна из важнейших рек республики, протекающая по территории двух областей - Карагандинской и Акмолинской. Ее протяженность составляет 910 км, общая площадь - 50 тысяч квадратных километров. Она - единственный источник восполнения озера Тенгиз. Плюем в колодец - С водой в Центральном Казахстане проблемы многолетние, ее всегда и всем не хватает, - выступил заместитель прокурора Карагандинской области Багпан Таимбетов, на коллегии "О применении законодательства об охране, защите, воспроизводстве и рациональном использовании реки Нура". - Этим обстоятельством и вызвана очередная проверка, которую провели работники прокуратуры. Тем более что на повестке дня вопрос соединения иртышской воды с нуринской для улучшения водоснабжения столицы. В бассейне Нуры проживает около полутора миллионов человек, расположены два крупных промышленных центра - Темиртау и Караганда. Астану сейчас обеспечивает водой Вячеславское водохранилище, которое расположено на реке Ишим. Однако ожидается, что в ближайшие десять лет население столицы увеличится до 500 тысяч. Водохранилища будет недостаточно. В качестве альтернативного источника власти выбрали Нуру. В свое время вблизи будущей столицы существовал канал Нура-Ишим. Но он был закрыт через полгода после ввода в эксплуатацию: в воде обнаружили ртуть. По словам заместителя начальника управления по надзору за законностью в деятельности государственных органов Жанны Штергер, Нура, которая по закону охраняется государством, находится в бедственном положении. - Воду из Нуры не столько используют, сколько отравляют, - говорит Жанна Штергер. - "Испат-Кармет", Темиртауский химико-металлургический завод, Карагандинское прудовое хозяйство сбрасывают в Нуру свои сточные воды. Еще пять предприятий загрязняют притоки - Шерубай-Нуру и Сокур. Вред окружающей среде наносят золошлаконакопители и отвалы, семь таких расположены в окрестностях Темиртау и еще шесть - близ Караганды. Вдоль берегов реки должны существовать охранные зоны и полосы, чтобы предотвратить загрязнение и засорение воды. Но прокурорская проверка показала, что таких защитных зон не существует. В поселке Ботакара у дамбы обнаружено около тридцати тонн бытовых отходов. Уже сейчас решается вопрос о том, чтобы приостановил свою работу асфальтобетонный завод, расположенный на берегу Нуры в районе поселка Есенгельдинский. Это предприятие находится в водоохранной зоне, и его строительство там не было согласованно с Нура-Сарысуским бассейновым водохозяйственным управлением. За экологией и санитарным состоянием Нуры следит целый отряд государственных служащих: территориальное управление охраны окружающей среды, управление санэпиднадзора, Нура-Сарысуское бассейновое водохозяйственное управление, управление "Казнедра", комитет по управлению земельными ресурсами и филиал "Казгидромет". Однако, по словам Жанны Штергер, чиновники своим бездействием создают все условия для нарушителей. Сейчас в Нуре и ее притоках присутствует повышенное содержание нефтепродуктов, фенолов, аммонийного азота, нитритов и веществ органического происхождения. А очисткой Нуры от ртути стали заниматься только тогда, когда столицу перенесли в Астану, хотя следовало начать эту работу лет 20 назад, ведь на дне реки, по данным Московского института мингеологии, в настоящий момент отложилось около 150 тонн ртути. В этом году правительство Казахстана привлекло грант Всемирного банка реконструкции и развития в 40 миллионов долларов на проект по очистке Нуры. Задание на разработку технико-экономических обоснований проекта получил Комитет по водным ресурсам, который решает проблему очистки реки Нуры от ртути с учетом мирового опыта. Так, в Японии, в 60-е годы в городе Минамата промышленное предприятие синтетического каучука стало загрязнять залив возле города. Люди, употребляющие рыбные продукты, начали страдать токсическими болезнями центральной нервной системы. В 1973 году японское Агентство по окружающей среде разработало предварительные нормативы загрязненности донных отложений ртутью, по которым установили необходимость экскавации около 1500000 кубических метров. Извлечение закончилось в 1987 году. Контрольные исследования проб, проведенные уже в 1988 году, подтвердили, что цель проекта достигнута. Сегодня залив Минамата - экологически чистый регион. Для дальнейшего исследования проблем ртутного загрязнения и совершенствования технологий очистки создан Национальный институт Минамата, признанный ведущим в мире. Как это было Первая ртуть в Нуре появилась примерно пятьдесят лет назад. Когда в Темиртау начал работать завод синтетического каучука (позже АО "Карбид"). Завод запустили без очистных сооружений. Сточные воды завода, а вместе с ними и тяжелая ртуть через магистральный коллектор завода напрямую выбрасывались в Нуру. - По разным оценкам в воду попали то ли десятки, то ли сотни тонн этого металла, - рассказывает директор "ЭкоМузея" Дмитрий Калмыков. - Судить трудно. В те годы никто не вел точной документации. Вредное ацетальдегидное производство было закрыто в 1996 году. - Сейчас ртуть лежит на дне реки и в почвах поймы, - продолжает Дмитрий Калмыков. - Во время паводка ил вместе с ртутью поднимается и разносится по заливным лугам. Вода ушла, ил остался. Скот ест траву с ртутью, и никто не успевает контролировать процесс. Ртутные отстойники начали строить только в начале шестидесятых. Производственные отходы направлялись в очистительные резервуары, где хлорировались и заиливались с помощью биофильтров. Отстойный ил, накопившийся в очистительных резервуарах, хранился на специальной территории, а потом сбрасывался в низину под названием Жаурское болото близ Темиртау, откуда ртутный ил и по сей день просачивается в почву. В 1969 году на территории АО "Карбид" построили иловые фильтрационные площадки. Ил, содержащий ртуть, складывался на старых золоотвалах КарГРЭС-1, расположенных на берегах Нуры. Там он подсыхал и испарялся. Еще одним источником заражения Нуры ртутью был так называемый цех Д-19 ацетальдегидного производства бывшего АО "Карбид". В 1996 году после остановки производства объединение "Карбид", оказавшееся банкротом, не имело возможности законсервировать по всем правилам цеха по особо опасным производствам и не утилизировало отходы. В итоге только в прошлом году на территории бывших цехов ПО "Карбид" сотрудниками ЧС было собрано 1250 килограммов ртути. Ртуть заразила большую часть Нуры, начиная от Самаркандского водохранилища до поселка Ростовка. Наиболее загрязненным участком считается отрезок реки от села Чкалова до села Гагаринское. Здесь, по подсчетам специалистов, в иле находится около девяноста тонн. 54 года жители этих сел пьют воду с содержанием ртути и едят зараженную рыбу. Но это еще не все Помимо проблем с ртутью, в последнее время стала наблюдаться и такая опасная тенденция - прямо-таки варварски из русла черпают песок и гравий. Берега удлиняются, вода уходит в почвы, река мельчает. Так по предварительным подсчетам областной прокуратуры одно только крестьянское хозяйство "Рахат" своей деятельностью в притоке Нуры - Сокуре, нанесло государству ущерб порядка 12 млн. тенге. Особую тревогу из числа 29 водохранилищ, находящихся в бассейне Нуры, вызывают дамбы и шлюзы стратегического объекта - Самаркандского водохранилища. Гидротехнические сооружения, переданные в частное пользование, находятся в аварийном состоянии, отводной канал не действует. - Гидротехнические сооружения водохранилища находятся в критическом состоянии, - говорит прокурор области Серик Акылбай. - Сейчас они числятся на балансе одного из крупнейших предприятий области, которое не выполняет своих обязательств. Сотрудники прокуратуры, оглашая результаты проверки, заявили, что хозяин гидротехнических конструкций, ссылаясь на крайние материальные затруднения, довел вверенное добро до плачевного состояния. Практически бросил на произвол судьбы без всякого присмотра. Из-за этого жителям поселков Чкалова и Садовое, что расположены в нескольких километрах от темиртауского Самаркандского водохранилища, грозит переселение. Ежегодно эти населенные пункты страдают от весеннего потопа. В текущем году вода доходила до подоконников. Власти эвакуировали около трехсот жителей, которых поселили в Темиртау, селе Калининском и Березняках. В поселке Чкалова пострадало более 60 хозяйств. В 2004 году, например, паводков было в два раза больше, чем предсказывали в своих отчетах гидрометеорологи. Объем воды в Самаркандском водохранилище превысил допустимую норму. Однако шлюзы не открывали до последнего. По оценкам специалистов ЧС, если бы гидротехническое сооружение не выдержало, без питьевой воды остался бы весь Темиртау, а выплеснувшаяся из берегов вода метровой стеной дошла бы аж до самой Астаны, сметая все на своем пути. Самаркандское водохранилище блюстители законности намерены вернуть в собственность государства, руководствуясь статьей 25 "Водного кодекса РК", которая гласит: "сооружения, имеющие особое стратегическое значение, находятся в государственной собственности и не могут быть переданы в аренду, доверительное управление и не подлежат приватизации".
Загрузка...