Опубликовано: 2095

Внизу и вверху

Воскресенье мы с друзьями провели в горах. Забрались повыше, куда не заезжают двуногие "ханурики".

Внизу остались оскорбительные для природы помойки и "места отдыха", похожие на них, очередь джипов к роднику за водицей, громкая музыка, запах неумелых шашлыков. Здесь, где прохлада и солнце контрастнее, бродят другие люди. Здесь принято здороваться на тропах, как в деревне. Хорошо постоять, потрепаться неторопливо со встречными путниками - о погоде, о дорогах. Солнце радостно шпарит тебе в спину, а ты чувствуешь, как расправляется городская суетная душа твоя, как наполняется она философским достоинством. В эти минуты хочется верить, что все люди - братья. Причем, душевным качеством не хуже кровных. Наверное, действует спокойное и независимое величие гор. Тут чувствуешь всем нутром, что сколько бы ни гадил человек, они - воистину непобедимы. Живут себе своей мощной жизнью, позволяя нам, букашкам, ползать по склонам… То уважение, которое испытываешь к природе, оказавшись на энной высоте над уровнем моря, по всей видимости, переносится и на людей. Так ведут себя невоспитанные дети, попав в незнакомую обстановку, которая - и они это интуитивно чувствуют - из другого какого-то, неведомого мира. Им не станут грозить пальцем и шлепать по заднице за нахальное поведение - их просто проигнорируют. Не заметят вообще. А что может быть обиднее? И оторвы притихают. Вот и мы, большие дети природы, высоко в горах ведем себя соответственно. Никому не придет в голову заорать дурниной, обхамить такого же путника или не уступить ему дороги. Видели мы, правда, погибающую ель с опаленными корнями - туристы разводили прямо на них костер. Но бутылок и бумажек куда меньше, чем внизу... И как не хотелось туда возвращаться! Но пришлось. Хотели было пешком дойти до города, но самый неопытный из нас на середине пути "спекся". Дождались автобуса. В нем достаточно плотно собрались такие же - усталые, но довольные, потные, успевшие обрасти щетиной… Все теснились по-братски, стараясь предоставить друг другу максимум возможных в этих условиях удобств. Но какое-то воздушное пространство образовалось вокруг дядечки в средней части салона. Он сидел, раскинувшись вольготно, по-хозяйски и брезгливо рассматривал горную публику. Должно быть, ехал из какого-то санатория. С таким видом, словно он здесь только потому, что сломался его личный самолет, он далеко вытянул ноги в белоснежных ядреных штиблетах - в дырочку, на каблуке. И кто осудит моего друга, "нечаянно" водрузившего на это чудо китча свой тяжелый рюкзак?:)
Загрузка...