Опубликовано: 742

Вместо консорциума - кризис

Вместо консорциума - кризис

Как гром среди ясного, хотя и зимнего, неба, прозвучала на прошлой неделе новость - предстоящая зима может быть очень сложной для юга Казахстана с точки зрения обеспечения электроэнергией.

Официальные лица, явно стараясь сохранить сдержанность в комментариях, тем не менее, считают нужным подчеркнуть, что отопительный период, не исключено, окажется самым тяжелым за все годы независимости. Об этом шла речь на недавнем заседании Совета Объединенной энергетической Системы Центральной Азии (ОЭС ЦА). Как же так? Ведь все последние годы в странах Средней Азии отмечался экономический рост, увеличение промышленного производства, что по логике вещей должно сопровождаться увеличением выработки электроэнергии. Таджикистан и Кыргызстан впервые начали экспортировать свою электроэнергию в Россию транзитом через Казахстан, что давало хорошую возможность заработать отечественной компании КЕГОК, а Казахстану в целом прочувствовать свою транзитную значимость. В самом Казахстане реформы в энергетической сфере шли вполне успешно. И вдруг уже в самом начале зимы, в разгар отопительного сезона выясняется, что в зимний период нас всех ждет дефицит электроэнергии. Не смотря на то, что представители энергосистем четырех стран региона - Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана пытались вместе дать ответ о причинах этой вдруг случившейся кризисной ситуации, полной ясности так и не получилось. В общих чертах причины грядущих проблем выглядят так: рост потребления электроэнергии в странах Средней Азии вызвал ее дефицит, который энергопроизводители восполнить не смогли. Вроде бы все ясно, если не анализировать ситуацию. Почему же тогда проблема так остро обозначилась только сейчас? Ведь годичное производство и потребление электроэнергии - очень растянутый во времени процесс, и спрогнозировать такие авралы можно было еще, по меньшей мере, за несколько месяцев. Одной из причин кризиса объясняют то, что начиная с лета этого года, Туркмения вышла из параллельной работы ОЭС ЦА, перестав поставлять электричество в Таджикистан, а вместо этого начала экспорт его в Иран. В результате в самой ОЭС ЦА обнаружился дефицит электроэнергии. Но эта история длится еще с лета 2003 года, тоже было время как-то подготовиться к кризису. Еще одной проблемой региона сейчас, напрямую связанной с электроэнергетикой, стало состояние бассейна реки Сырдарья, особенно Чардаринского водохранилища в Южно-Казахстанской области. Сейчас воды в нем больше, чем год назад на этот же период на 800 млн. кубометров. Водохранилище быстро наполняется водой, в то время как сток из нее явно не соразмерим с притоком. Из-за замерзания русла Сырдарьи ниже водохранилища скорее всего объем стока еще уменьшится. Ситуация явно критическая, чего руководство Комитета по водным ресурсам Министерства сельского хозяйства Казахстана не скрывает. Причиной этого стал повышенный сброс воды из Токтогульского водохранилища Кыргызстана для выработки электроэнергии на гидроэлектростанциях соседней с нами республики. Электроэнергию Кыргызстан в результате получил, а решать, что теперь делать с избыточной водой сейчас, когда необходимости в поливе полей нет, и она только распирает водохранилище, это уже проблема Казахстана. В частных беседах кыргызские представители говорят, что слишком дорог для их тепловых станций казахстанский уголь и узбекский газ. Поэтому выхода нет - только использовать свои гидроресурсы. Это объяснение порождает два важных вопроса. Первый: повышались ли в последнее время цены на газ и уголь, поставляемые в Кыргызстан его соседями? Если да, то в пору говорить об отсутствии сколько ни будь скоординированной экономической политики между странами, которые не только являются соседями по региону, но и союзниками по Центрально-Азиатскому экономическому союзу (ЦАЭС). Повышение цен для самого слабого из партнеров способно больно ударить бумерангом по остальным. А если цены не повышались и Кыргызстан, тем не менее, оказался не способным обеспечить себя газом и углем, то тогда надо думать, что делать дальше: у соседей явный тяжелейший внутренний кризис, дефицит платежеспособности. Вдруг такие вещи не исчезают, в сегодняшних условиях они будут только нарастать, и впору думать о том, какие еще сюрпризы для всех могут принести внутренние проблемы соседей. Можно предположить, что и нынешние водно-энергетические проблемы не закончатся этим отопительным сезоном, а вполне способны воспроизвестись и на следующий год - не подешевеет же за это время газ и уголь, и не разбогатеют бедные страны Средней Азии. Любое из сделанных выше допущений приводит к не очень утешительным выводам. Можно говорить если еще пока не о банкротстве, то о сильной девальвации идеи региональной экономической кооперации. Даже в том случае, если совместными усилиями нынешний кризис как-то будет разрешен, ведь сотрудничество в "пожарном режиме" это не кооперация, это естественный процесс, когда все решают одну общую беду. Больше полугода прошло как была выдвинута идея общего водно-энергетического консорциума, и где он? Вместо консорциума - нынешний кризис. Теперь надо проанализировать, почему так получилось, в чем дело: в субъективном нежелании неких стран и политических и бизнес групп реализовывать эту идею или же в ее изначальной несостоятельности? Таким образом, на примере хоть и важной, но все же частной, водно-энергетической проблемы, вновь звучит большой вопрос - что будет со странами Средней Азии дальше, способны ли они хоть на какую-то реальную интеграцию, или об этом надо забыть?
Загрузка...