Опубликовано: 667

Ветераны и разрывающиеся, или С Днем Победы

Давно ли вы, братцы, слышали классическое "вас много, а я одна" или, скажем, "у меня не десять рук"?

И мне давненько не приходилось, даже забываться стали перлы советской кабинетно-магазинной словесности в наших-то капреалиях, как вдруг на днях… Впрочем, по порядку. Поздно вечером раздался телефонный звонок и очень вежливый женский голос попросил пригласить к аппарату Штурбабина Тимофея Андреевича, участника Великой Отечественной войны. Поскольку Штурбабин Тимофей Андреевич, гвардии старший сержант - жаворонок по жизни, а сейчас, в свои восемьдесят четыре, еще и одолеваемый многочисленными хворями, он в это время уже мирно спал. Голос сообщил, что ветерана ждут четвертого мая в Жетысусском акимате, где состоится концерт и вручение подарков. Но коль скоро он по состоянию здоровья прибыть не сможет, пусть прибудет кто-либо из родственников. К одиннадцати часам. "Хорошо, - сказала я, открывая ежедневник, - подъеду, только вот концерт, гм…". "Ну конечно", - прекрасно все понял вежливый голос, - просто получите продуктовый набор, отцу вашему приятно будет". Я записала - четвертого, в одиннадцать, и мы расстались, обоюдно довольные общением. Приятно - не то слово. До назначенного срока оставалось два дня, а старикан мой волновался как ребенок перед новогодней елкой, снова и снова выспрашивал подробности разговора, пенял мне, что не разбудила и фантазировал на тему содержимого акиматовского презента. Не подумайте, что холодильник его пуст или на кухне нет чая-печенья или макарон (именно эти продукты традиционно входят в малый ветеранский набор). Для него важен сам процесс, знак внимания. Подсолнечное масло из подарочного пакета, как правило, лучше. Конфеты - вкуснее! Двести пятьдесят раз он напомнил мне, чтобы не забыла. И вот поспешаю. В кабинете номер три (как было сказано) застаю приятную женщину, вместе с посетительницей безуспешно, но упорно ищущую чью-то фамилию в списках и длинноволосую девицу в броуновских метаниях по поводу пропавшей серой папки. Вежливый голос совершенно не вяжется с ее видом и поведением - и это подтверждается через минуту, когда приятная женщина начинает терпеливейшим образом растолковывать по телефону что-то насчет льгот именно тем самым тембром… Девица же мечется от стола к подоконнику, затем вон из кабинета, затем опять к столу… Наконец "вдруг" замечает мою (достаточно заметную, кстати) фигуру и, сурово сдвинув брови, вопрошает: "Вы по какому вопросу?". Да вот, мол, "робею" я, подарок получить. "Ждите, пока концерт кончится!", - велит девица. И добавляет в ответ на реплику, что ждать-то, собственно, некогда: "Мы же не можем разорваться!" Да и слава Богу! Я - человек циничный, нервная система местами подзакалена руководящей работой с низколобым и нерасторопно-тормознутым контингентом. Ветераны уж тем более немало повидали - например, весьма натуралистичные последствия бомбежки или артобстрела. Тогда понятие "разорвало" употребляли по прямому назначению - кивая на тех, из кого вываливались кишки…А вот атмосфера государственного учреждения в мирное время вряд ли улучшится даже после исключительно теоретического с психическим душком "разрывания" сотрудников. Так что не стоит, не нужно так жертвовать собой. С этим напутствием я и покинула поскорее кабинет, поскольку знаю за собой свойство: как увижу явную глупость, тут же начинаю учить жить и работать. Ведь организовать все так, чтобы никто не должен был ждать - элементарно… Ладно, это их проблемы… Я покинула здание, уже вовсю думая о предстоящей деловой встрече. Но что-то саднило, карябало душу. Откуда возродилась, как сохранилась интонация? Ведь дева явно не застала жутких очередей, когда бабье шипело вслед ветеранам, имеющим право обслуживаться раньше и вне их: "Лучше бы вас всех на фронте поубивало!". А с той стороны унизительного прилавка с какими-нибудь мослами неслось вот это самое "не разорваться". Нет, не то… Каким образом вообще такие попадают в штат? Да шут их знает, мало ли. Ага, вот оно! Вот заноза: да ведь она и со стариками так разговаривает! Крохотная доза власти, попавшая в мозжечок - и человек забывает такие слова, как "пожалуйста", "извините", начинает взлаивать исключительно в повелительном наклонении и на "ты". На лице - хроническое начальственное раздражение. Но самое паскудное, от чего сводит зубы и морщишься как от мигрени - то, что ветераны покорно терпят это хамство. Хотя вот эта самая "распорядительница" недостойна чести башмаки им чистить. …Они заметнее на улицах города в первые майские дни. Даже если нет медалей на груди. Какой-то особенный внутренний свет сразу выделяет этих людей из толпы прохожих. Я смотрю на их лица, на седые виски, на старательно глаженные и так и не отглаженные плечи пиджаков с полинялыми нитками, и мне хочется подойти и поклониться каждому. Каждому…Только боюсь, не смогу ничего сказать при этом ничего внятного… А насчет того подарка я поступила следующим образом: заехав в ближайший супермаркет, в десять минут накидала в пакет разных баночек и коробочек, соблюдая при этом стиль простоты "а ля русс зольдат". Для правдоподобности купила красивую открытку с салютом Победы. Подумала и решила прикинуться "щедрым акиматом" - добавила большую шоколадку, дабы жизнь родителю подсластить. А положенный ему госпаек завещаю сотруднице кабинета номер три - ей нужны калории и витамины. Чтобы не разорваться.
Загрузка...