Опубликовано: 1362

Венценосный "Тюльпан"

Венценосный "Тюльпан"

Уже почти год "Тюльпан" уверенно и победоносно шествует по миру. И вот в самом начале весны в Алматы прошел первый зрительский показ фильма Сергея Дворцевого, о котором не слышал только совсем ленивый житель Казахстана.

PRO И дело тут не только в огромном количестве наград, которые получил фильм, а в негласной информационной войне. На фильм претендуют Казахстан и Россия. Откровенно говоря, на волне популярности киноленты, это волновало и меня лично. В такие моменты всегда крепнет дух патриотизма и растет осознание важности положительного имиджа государства в мировом масштабе. Но - к фильму. Я готовилась: судьбу "Тюльпана" отслеживала в лентах новостей, непременно читала комментарии создателей и кинокритиков. Непосредственно перед просмотром картины прочитала статью Олега Борецкого. Зацепила фраза о том, что фильм должен непременно понравиться женщинам и зоопсихологам. Положа руку на сердце, я почувствовала себя одномоментно и женщиной, и зоопсихологом. Что имел в виду журналист, так красочно выразивший свое отношение к картине, Борецкий не поясняет. Ну и ладно. "Тюльпан" мягко увлек меня за пределы кинозала в широкую степь, которую главный герой - молодой человек Аса, вернувшийся с флота, называет красивой. И то, как он это делает, без пафоса и как-то очень просто, сразу заставляет ему верить. Действительно, можно показывать красивые и выверенные по цвету пейзажи горы Фудзи, картинки весеннего Парижа или лугов Ирландии. И даже снабдить все это соответствующей музыкой. Но нисколько не любить. Это как петь про то, как широка страна с озерами, полями и реками, но находиться при этом в уютном офисе, оснащенном кондиционером, с шумящим факсом и принтером. Сюжет картины прост. После демобилизации парень Аса возвращается в любимый Казахстан. Ему приходится жить под одной крышей (точнее, шаныраком) со своей старшей сестрой Самал, ее мужем, пастухом Ондасом и их тремя беспокойными детишками. Бывший моряк Тихоокеанского флота мечтает стать чабаном. К сожалению, его заветной мечте не суждено сбыться, если только он в ближайшее время не найдет себе жену, которая вела бы домашнее хозяйство. А подходящая девушка во всей округе, на много километров - одна. И зовут ее Тюльпан. А у девушки как раз совсем другие планы на свою дальнейшую жизнь. Поэтому, на мой взгляд, она находит предлог для отказа пылкому юноше. У Асы слишком большие уши, заявляет несостоявшаяся невеста. Здесь завязывается еще она драма. Аса уже не просто хочет получить отару, женившись. Он влюбляется в Тюльпан. При этом, в лучших традициях восточного менталитета, он видит девушку только со спины. Единожды. Довольно просто, не так ли? Обычная история. Однако Сергей Дворцевой слишком художественен в своем документальном изложении. Гадать, чем именно зацепил "Тюльпан" зрителей, далеких от Казахстана, можно сколь угодно долго. Может, все дело в смерче. Или в славной ласковой козе. А может, в феноменальной памяти старшего сына сестры главного героя, который наизусть ретранслирует радионовости. Об этом уже говорили и писали. И о том, как по залу пробежал легкий радостный вздох на сцене приема родов у овцы, например. И о том, как смеялись разнонациональные зрители над трогательными рассказами Асы о подводном мире: морской конек - это такой зверь с головой лошади и телом верблюда. Представили себе монстрика? А может, все дело в небе над степью. Или, вот еще - очень ярко была передана любовь племянницы героя к пению. Я никогда не смогу смотреть "Тюльпан" глазами чужестранца. Потому что это фильм о том, что хочется называть своей Родиной. Не потому, что кровь номадов течет во мне. И не потому, что я мечтаю о ферме и радостях селянина. Тут я как раз понимаю Тюльпан и друга Асы, которые так стремились в город. Перед началом показа, Олег Борецкий сказал о том, что картину можно отнести к новому жанру - этнографический фьюжн, называется. Наверное, хорошо, что у этого есть такое красивое и труднопонятное название. И сразу слышно, мол, этническую тему эксплуатируют на волне моды. Популярно это нынче. А как же четыре года съемок? Не велика ли дань? Это история о том, что у кочевников нет истории, есть только песня. Она может звучать мелодично, а может быть просто средством самовыражения. Но она своя. Моя. Наша. И лично мне хочется причислить картину к национально понятному жанру эпоса. Говорят, что у фильма нет идеи. Незакончен он. В нем нет политики, голодных детей и кричащей бедности. Впрочем, угроз из Космоса и намеков на неминуемый конец света в нем нет тоже. Все оттого, что для такой истории не нужен никакой информационный повод. И это так трудно объяснить словами. Очень похоже на попытку убедить хорошо запрограммированного робота, что фраза родной матери: "Я убью тебя, если ты не помоешь посуду", - не несет в себе никакой угрозы для жизни ребенка. Дина Саблина CONTRA Да, фильм "Тюльпан" вызвал много теплых эмоций и аудитория хлопала после фильма. Но что это было: радость, от того, что зрители увидели вместо ничего незначащих для них, но зато всемирно известных американских улиц или героев, свои родные места и услышали знакомые им реплики, обороты или типическую казахскую интонацию? Или это все же был восторг за безупречный фильм во всех смыслах, как по художественной части, так и в плане реалистичности и достоверности? Вообще-то, когда смотришь картины, которые стали призерами Каннского, Берлинского и других фестивалей, а это, как правило, фильмы в стиле арт-хаус, то после просмотра остается чувство чего-то недосказанного или не недопоказанного. Причем это не тот прием, когда автор книги или режиссер специально дает шанс читателю или зрителю самому сделать свой субъективный вывод, найти мораль и так далее. А просто какая-то слишком свободная трактовка в принципе, слегка небрежное неподчинение законам жанра. Мол, как хочу, где хочу там и закончу. Это о концовке фильма - ведь, если это фильм о современности, то, как это происходит, в наших аулах и казахских степях - вся молодежь уезжает в города, еще даже, не встречая сложностей, с какими пришлось столкнуться Аса. Он жил у свой сестры Самал, где его притеснял ее муж. Таким образом, молодому парнишке, вернувшемуся из Российского флота, кроме того, что жизнь в казахской степи дается не совсем легко, еще при любом удобном случае напоминают, что он здесь лишний. Скажите честно, как вы думаете, у кого в наше время хватит смелости духа, невзирая на все это, остаться в пыльной степи? Фантастика, не правда ли? Здесь бы удержать в аулах молодежь, у которых есть и отчий дом (юрта), и все условия, чтобы они не рвались в города, не желая провести свою жизнь в постоянном физическом труде. Поэтому, может быть, как бы Сергей Дворцевой, будучи документалистом, не уделял внимания достоверному отражению быта казахов в степи - их будней со всеми сопутствующими особенностями приготовления еды, установке юрт, кочевках и выпасе скота, нельзя до конца проникнуться сочувствием к главному герою, который решил во что бы то ни стало посвятить свою жизнь степному счастью под шаныраком. Ну, невозможно это сегодня, в нашей действительности. Ведь, то чем мог претить ему город, им еще не познано. Да и препятствий слишком много на пути к мечте остаться в степи. С другой стороны, аудитория могла устроить овации потому, что неэтично и невежливо говорить и показывать, что фильм "так себе", если он удостоен разных наград и номинирован в разных категориях на международных фестивалях. Вот и я хлопала, из-за боязни оказаться не в мейнстриме. Если принята сейчас этническая тематика, к примеру, в мире моды, то девушки носят сапоги на народный манер, как валашки, неважно подходят они или нет к их гардеробу. Одним словом, модно, и все. Сегодня считается грамотным возвращаться к истокам и развивать "народные темы", например, ту же жизнь в степи с исконно традиционным занятием скотоводством. Что и сделал Сергей Дворцевой. Он "попал в волну", и его труд был оценен по достоинству. Только, на мой взгляд, слегка переборщил с атрибутикой непонятно какого времени. Например, новости о программе 2030, которые ловил по старому, почти советскому радиоприемнику (выглядящему не вполне правдоподобно - как он сохранился до 21 века в ауле?) старший сын Ондаса. Это было сделано, чтобы показать, что действие происходит уже в независимом Казахстане? Или потому что без диалогов на казахском языке, можно было подумать, что действие происходит в любой другой республике Центральной Азии - Киргизии, Узбекистане, Таджикистане? Или еще фрагмент: в юрте у родителей девушки Тюльпан потенциального жениха Аса сравнивают с принцем Чарльзом, где тот на фотографии с принцессой Дианой. Понятно, что это сделано хохмы ради, но не так уж мы отстали от цивилизации, чтобы не отличать Америку от Великобритании. На Чарльза же один из новых степных друзей Аса сказал, что тот - Американский принц… Одним словом, хочется смотреть фильмы о казахстанской реальности, но она должна быть жизненной, а не выдуманной историей. Ну, а если выдумывать, то покрасивее, чтобы и нам хотелось быть похожими внутренне на героев из кинокартин… Олеся Иванова Фото с сайта www.eurasiaiff.kz
Загрузка...