Опубликовано: 3194

Валютный контроль - закон для честных

Валютный контроль - закон для честных

В этом году парламентарии внесли изменения в Закону "О валютном регулировании".

Среди предпринимателей, банкиров и чиновников существуют полярные взгляды по поводу необходимости и эффективности осуществления государством данного вида регламента. Некоторые банкиры придерживаются мнения о том, что если завтра валютный контроль отменить, ситуация по экспортно-импортным операциям в РК принципиально не изменится. Как показала практика, нормы валютного контроля созданы для легального, честного бизнеса. Те же предприниматели, действия которых не вписываются в рамки норм валютного контроля, всегда найдут для себя возможности, схемы и средства, чтобы обойти данные ограничения. Так, по данным, озвученным депутатами в стенах парламента, из Казахстана за рубеж "ушло" порядка 24 млрд. долларов притом, что бюджет не превышает суммы в 5 млрд. долларов, а экономика и народнохозяйственный комплекс постоянно нуждаются в инвестициях. Мнение о том, что сегодняшний валютный контроль не исполняет свои основные функции по надлежащему контролю над потоками валютных средств за границу, разделяет и Геннадий Шестаков, председатель Ассоциации таможенных брокеров. В связи с этим, он высказывает идею о том, что к контролю над валютными потоками необходимо подключить спецслужбы. Она является для них более гармоничной функцией. По поводу того, кто должен и не должен осуществлять валютное регулирование, ходит много споров. В Казахстане, как известно, валютный контроль осуществляет Нацбанк и Таможня. Некоторые бизнесмены говорят, что для таможенных органов, данная функция является лишним "нагромождением", в то время как ей бы справиться полноценно со своими прямыми обязанностями. А то бывает так, что у нее не на все хватает физических возможностей. При этом некоторые эксперты по банковскому делу и предприниматели говорят, что это является мощным источником доходов для той же таможни. Следовательно, она вряд ли откажется добровольно от этого исполнительского "нагромождения". Некоторые банкиры говорят, что функция по обязательному ведению валютного контроля, является достаточной затратной и отягощающей как самих банкиров, так и для их клиентов. Для этого необходимо создавать целый отдел или департамент, выделять дополнительные финансовые и материальные средства, что не очень приветствуется. Работа валютного контролера является одной из самых трудных, потому что сопряжена со знаниями одновременно в нескольких областях, к примеру: в банковском деле, юриспруденции, психологии. Валютный контролер должен работать напрямую с клиентами. А клиенты не всегда согласны с тем, что кто-то, пусть даже и в соответствии с законодательными актами, контролирует движения его, кровных, средств и порой валютному контролеру приходиться приложить не мало усилий для того, чтобы убедить клиента банка привести его внешнеэкономические сделки в соответствие с нормами валютного контроля. Понятно, что порядок может нравиться не всем, - "закон плох, но это закон". Другое дело, если он не всегда позитивно влияет на деятельность многих субъектов ВЭД. Как говорят англичане, если джентльменам не нравятся правила, они их меняют. В то же самое время, предприниматели утверждают, что казахстанский порядок валютного контроля является не самым радикальным на территории СНГ. В России или Узбекистане, порой приходится сталкиваться с более жесткими ограничениями. Роль таможни и Национального банка сократить только до регистрации внешнеэкономической активности. Контроль над финансовыми потоками должен быть опосредованным, не обременяющим без нужды легальных участников ВЭД. Иначе в противном случае, при вмешательстве государства, бюджет может нести потери. Однако при этом г-н Шестаков не думает, что нелегальные потоки валюты за границу значительно уменьшаться. Это лишь вопрос доверия резидентов к собственной экономике. А как показывают цифры, резиденты не доверяют экономическому курсу, и им не выгодно платить разоряющие налоги, и легально инвестировать как свой собственный бизнес, так и национальную экономику. Практика показывает, что государству выгоднее всего стимулировать иностранного инвестора, чем своего внутреннего. Валютное законодательство также не спешит исполнять и само государство в лице чиновников из различных государственных предприятий, т.н. РГП. Об этом говорит такой факт, как, например, то, что правительством, на законной основе, государственным предприятиям разрешено работать с 15 офшорными зонами, которыми РГП не брезгуют пользоваться. Разрешение пользоваться офшорами уже позволяет уйти от контроля над валютной выручкой, причем, совершенно легально. Не так давно, примерно год тому назад, после депутатских запросов, совершенно неожиданно на свет всплыла сумма в размере 800 млн. долларов, источник происхождения которой не известен. Депутаты в тот период предложили запустить эти деньги в легальный оборот. Но вопрос пока "весит" в воздухе. Серик Туржанов, директор департамента малого и среднего бизнеса акимата г. Алматы, также выражает мнение о том, что полномочия Нацбанка и таможни как силового органа, излишне широки в деле валютного контроля. По большому счету, их можно было бы сократить. Силовой орган нельзя наделять функциями по сбору налогов, потому что это ведет к коррупции, а этим должны заниматься налоговые службы, как это практикуют в некоторых цивилизованных странах Запада, опыт которых любят приводить в пример. Проблема недоверия между бизнесом и властью кроется также не только в слабой прозрачности бизнеса, но также в отсутствии достаточного объема фискализации и кредитной истории, а также наличии чрезмерно репрессивных функций у государственных органов. Сегодня законопроект о кредитных бюро и кредитной истории только разрабатывается заинтересованными структурами. Банкирами и некоторыми бизнесменами он приветствуется с удовольствием. Несмотря на то, что кредитная история может стать для некоторых черным списком, она предоставит информацию будущим партнерам о степени благонадежности потенциального контрагента. Под фискализацией в данном случае подразумевается построение централизованной информационной системы. К несчастью, построение такой системы не выгодно еще пока самому государству - это сделает прозрачной коррупцию. А коррупция, как известно, не готова к публичному стриптизу, - свет юпитеров и софитов общественного внимания убьет ее, как солнечный свет убивает вурдалака. Соответственно, когда валюта, по большей части, перестанет "убегать" за рубеж, это будет означать, что экономические реформы движутся в нужном направлении, а сегодняшние якобы "фонтанирующие" макроэкономические показатели станут реально оправданными и справедливыми. Другие говорят, что валютный контроль чрезвычайно важен и помогает регулировать уровень инфляции в стране. Не осуществляй государство контроль в данной сфере, казахстанскую экономику можно было бы "опрокинуть" избыточным ввозом иностранной валюты. Когда государство пытается предотвратить "дикую" инфляцию, это вытаскивает на свет довольно интересные подробности. К примеру, Нацбанк РК не так давно скупил 850 млн. долларов, 500 миллионов из которых имеют неизвестное происхождение. Уже не один раз говорилось, что теневой рынок в республике зашкаливает все допустимые нормы - порядка 70%. Несмотря на то, что некоторые бывшие премьер-министры, говорят, что лишние деньги "перегреют" экономику, с другой стороны, практика показывает, что народнохозяйственный комплекс испытывает острый дефицит в денежных ресурсах. Однако, сказав это, они уходят в отставку на понижение и уже не могут отвечать за сказанное. Из их слов получается, что Казахстану не нужно пополнение в бюджете. Богатство противопоказано! Когда говорят, что деньги перегреют экономику, это больше всего похоже на попытку оправдания за то, что еще не нашли правильного курса для экономических реформ, а деньги разворованы. По мнению некоторых банкиров, с целью расширения прав для участников внешнеэкономических операций, снятия административной бюрократии, валютный контроль можно было бы ослабить, т.е. смягчить некоторые требования валютного законодательства, упростить процедуры лицензирования, регистрации операций, связанных с движением капитала. Данный регламент, на их взгляд, можно было бы ослабить, во-первых, в отношении компаний с устоявшейся благонадежной репутацией. Во-вторых, применять его, если сумма сделки начинает превышать цифру в 100 тысяч долларов. Несмотря на то, что Соединенные Штаты причислили Казахстан к развитым странам и признали наличие полноценной рыночной экономики, по официальной версии Натальи Дюгай, директора департамента платежного баланса и валютного регулирования Нацбанка РК, валютное регулирование вполне естественно как раз для стран только с еще развивающейся и переходной экономикой. Следовательно, когда в Казахстане валютное регулирование сократится до самого нижнего предела, это станет показателем роста экономики. А либерализировать этот регламент обещают к 2007 году. Справедливости ради, нужно сказать, что в соседней Киргизии нет никакого валютного регулирования, от чего многие наши банкиры и бизнесмены (участвующие в ВЭД), очень любят ездить туда для проведения различных операций и растаможки. Валютный контроль преследует собой сразу несколько целей: · он регулирует спрос и предложение иностранной валюты; · снижает риски, связанные с трансграничными потоками капиталов; · проверяет легальность заключенных между резидентами и нерезидентами договоров на осуществление операций, связанных с использованием валютных ценностей; · контролирует своевременное и полное поступление экспортной выручки и импортируемого товара; По мнению экспертов, процедуры, связанные с валютным регулированием, страдают излишней бюрократичностью, - необходимо работать с большим объемом различных справок, что порой замедляет исполнение обязательств одной стороны по осуществлению условий контрактов и сделок контрагентами. Зачастую ими оказываются казахстанские резиденты и/или банкиры, которым приходится выплачивать штрафные санкции, если не соблюдены сроки или в пакете документов не окажется какой-либо справки или информации. Представители некоторых банков также сетуют на несовершенство казахстанского законодательства по части циркуляции информационных потоков. В соответствии с правилами, банки и таможня должны обмениваться информацией о клиентах, о сделках и о движении капиталов. Банкиры говорят, что со своей стороны всю необходимую информацию они поставляют на таможню в регулярном порядке. Однако со стороны таможенников, такая информация поступает не всегда в срок и нужном объеме. Последние мотивируют это отсутствием необходимого программного обеспечения и ресурсов, - времени, людей, средств. В целях разрешения этой проблемы, начиная с 2001 года, Нацбанк взял на себя основную работу по организации эффективной циркуляции информации по сделкам, капиталам, платежам и т.д. Раньше эти потоки замыкались между таможней и банками второго уровня. Сегодня Нацбанк также занимается сбором данной информации, чем облегчает работу банкам. На поверку оказывается, что это очень важное положение, потому что за несвоевременное предоставление информации по участникам внешнеэкономических операций, не выполняющих основные требования валютного контроля, в соответствии со ст. ст. 168 п.11, 12 Кодекса "Об административных правонарушениях", как раз на банки налагается чрезвычайно жесткая санкция в размере порой до тысячи месячных расчетных показателей. В соответствии со 180-той статьей КОАП, за несвоевременное представление или представление недостоверной отчетности по валютным операциям гражданами и юридическими лицами, требуемой в соответствии с валютным законодательством Республики Казахстан, - влекут штраф на физических лиц в размере до ста, на юридических лиц - в размере до двухсот месячных расчетных показателей. В соответствии со 188-ой статьей КОАП, за проведение валютных операций, нарушающих нормы валютного законодательства Республики Казахстан, - влечет штраф на граждан и юридических лиц в размере до ста процентов от суммы операции, проведенной с нарушением установленного порядка. 188-я штрафная статья, по мнению некоторых банкиров, является, ко всему прочему, еще и расплывчатой и, соответственно, предоставляет широкую свободу при принятии решения о наложении санкций. Именно подобные санкции приводят в ужас банкиров. Не так давно в валютный регламент было внесено изменение в отношении сроков операций, по которым происходит перемещение валютных ценностей от нерезидентов к резидентам. Ранее этот срок составлял 180 дней, однако, по предложению Таможни, этот срок сократили до 120 дней. И вот сегодня, что называется, вернулось на круги своя. Что касается послаблений, то теперь сегодня, чтобы физическому лицу открыть счет в иностранном банке требуется только лишь регистрация в Нацбанке. Раньше для этого требовалась лицензия, за которую необходимо было еще и платить и потратить к тому же гораздо больше времени. Лицензия обязывала владельца счета представлять отчет Нацбанку о движении капиталов. Банк, в котором казахстанец открыл счет, также должен был предоставлять необходимую информацию по работе с деньгами. В общем, данная процедура имела тяжелые бюрократические кандалы. С введением же регистрации, данный порядок либерализируется. Что касается послаблений, то сегодня в законопроект внесена поправка в отношении порядка открытия счета физическим лицом-резидентом за рубежом. Сегодня, чтобы ему открыть счет в иностранном банке, требуется получение лицензии. Порядок лицензирования сам по себе достаточно сложен и забюрократизирован. В США нет валютного регулирования как такового. Работа связана с контролем над движением денежных средств, с целью недопущения отмывания денег, либо финансирования террористических организаций. Обнаружение операций по отмыванию денег - процедура чрезвычайно сложная, тонкая. С этой целью установили специальные программы-фильтры, содержащие в себе ключевые слова - наименование стран, городов, имен, наименований компаний, связанным по информации спецслужб США с террористическими организациями, с нелегальным бизнесом, находящимися в районах, на которые наложены эмбарго. Как только "сигнальная" платежка проходит рубеж контроля, на этом автоматическая обработка заканчивается и переходит на ручную. Порой доходило до курьезов. Однажды, таким образом, в разработку американских спецслужб попал московский ресторан "Гавана", который, благодаря своему "подозрительному" названию, якобы является коммунистическим осколком, пособником антиамериканизма и прочего оппортунизма, как сказал бы товарищ Сталин, если бы боролся с коммунизмом. В последнее время приобрела актуальность такая проблема, как получение информации. К примеру, один из оплотов, "священной коровой" так любимых всеми швейцарских банков, является хранение тайны вкладов. Еще вчера только они были похожи на древнеегипетские монастыри, которые представляли собой непреступные крепости. В стародавние времена, разглашение тайны о золоте жрецов в том же древнем Египте, карали смертью даже своих. Сегодня швейцарские банки-крепости, под давлением влиятельных кругов, понемногу начинают сдавать свои позиции. Некоторые банкиры, с целью решения данной проблемы идут на передачу информации, правда, при этом они говорят, что информация предоставляется с согласия самого клиента. Кстати, по поводу предупреждения инфляции. В разные годы за период своей независимости в Казахстане вводилось положение по обязательной продаже валютной выручки со стороны резидентов государству. Это положение имеет богатую на импульсивные повороты историю. В самом начале 90-х годов вся экспортная валютная выручка продавалась государству. Начиная с 1994 года, эта квота составляла 50%, в 1995 она снизилась до 30%, с 4 августа 1995 года отменена. С 1999 года, в период дефолта в России, - для экспортеров вновь устанавливаются обязательства по продаже 50%-ой экспортной валютной выручки. С 15 ноября 1999 года на радость банкиров и участников ВЭД, обязанность по продаже выручки Нацбанком снова отменяется. Исходя из сложившейся ситуации, в сфере государственной финансовой политики возникает множество загадок и тайн. Вначале жесткость валютного регламента была направлена на ограничение вывоза долларов из страны вследствие их ощутимого дефицита. Как показывает практика, если человек задумывал вывезти деньги, валютный контроль его не останавливал. В последнее время вообще стали часто говорить о том, что по стране гуляет множество неизвестно откуда взявшихся денежных знаков. Получается, что с деньгами в Казахстане все в порядке - народ должен вроде бы жить уже в полном достатке, испытывая только иногда незначительную нужду. Президент Назарбаев говорит о том, что одним из главных приоритетов государственной политики является привлечение иностранных инвестиций. Хотя при этом многие говорят, что валютное регулирование призвано защитить отечественную экономику от чрезмерной экспансии долларов. Несколько примеров. Алматинский городской бюджет чиновники и депутаты маслихата все время называют тришкиным кафтаном из-за хронической нехватки денег. Когда необходимо развернуть очень важную полезную экологическую программу по переработке промышленных и бытовых отходов, за деньгами обращаются к европейцам в ЕБРР. Европейцы вначале пообещали дать денег, но потом отказали, а своих средств почему-то не хватает. Когда говорят, что необходимо профинансировать развитие научного потенциала - деньги обещают, но не дают. Когда говорят, что хорошо было бы поднять нищенскую зарплату бюджетникам, которая кроме коррупции больше ничего не стимулирует, - денег опять нет. Размер пенсий повышают, но это больше похоже на карикатуру и издевательство. Когда говорят, что хорошо было бы перенастроить нефтеориентированную экономику на перерабатывающую, - денег опять нет. Говорят, что необходимо поднимать собственную промышленность, - и тут денег нет. Получается так, что мы одновременно боимся чрезмерного десантирования американской валюты и говорим о важности привлечения иностранных заимствований. Внутренний инвестор уже подрос, но его вынуждают отдавать деньги на сторону, в оборот чужой экономики. Деньги - это хитрый предмет, - вроде они есть, но их тут же нет. Дилемма заключается в том, чтобы решить: нужны Казахстану дополнительные деньги или нет, и почему выбирается непонятный экономический курс с туманными, призрачными целями?!
Загрузка...