Опубликовано: 1273

Узбекские власти и реальный сектор

Узбекские власти и реальный сектор

Узбекские власти намереваются активизировать кредитование реального сектора экономики.

Тем самым, они стремятся сохранить промышленную инфраструктуру в период кризиса. До настоящего времени государственные мужи не хотели признавать того, что кризис затронул узбекскую экономику. Однако сейчас одновременно пришлось признать и наличие проблем в экономике, потому что заявления об отсутствии кризиса в стране выглядят как выдача желаемого за действительность. Схема помощи национальной экономике предполагает помощь узбекской банковской системе со стороны государства, усиление его влияния в банковском секторе и кредитование экономики через сеть как государственных, так и коммерческих банков. Краеугольным камнем такой помощи планируется сделать жесткий контроль за банками со стороны министерства финансов и Фонда реконструкции и развития - субъектов, находящихся под центральными властями. Однако и до настоящего времени узбекская банковская система существовала под бдительным оком Центрального банка. А последнее не давало развиваться сегменту, поэтому банки, будь то государственные или коммерческие, напоминали марионеток, не способных к самостоятельным действиям. Беда узбекской банковской системы как раз в том, что она изначально стала заложницей не всегда оправданных, а зачастую необдуманных действий со стороны государства. Официальный Ташкент постоянно выступал за контроль государства над всей отечественной экономикой, разумеется, в плоскости такой стратегии банки не могли оказаться на "островке свободы". Центральный банк, во многих странах являющийся эмиссионным центром и регулятором банковской деятельности посредством рыночных механизмов, в Узбекистане играл, играет и будет играть большую роль. Он аккумулирует функции не только надзора, но и административной опеки, не давая коммерческим банкам вырабатывать собственную стратегию поведения на рынке. Помнится случай, когда строптивость проявил частный "Бизнес банк", в скором времени оказавшийся банкротом под прицелом налоговых служб Узбекистана. Понятно, что после такого случая ни один другой коммерческий банк в стране больше не собирается проявлять самостоятельность, тем более идти против указаний Центробанка. Два в одном Программа антикризисных мер узбекских властей обозначена в двух нормативных актах: указе президента и постановлении правительства. Напомним, что 28 ноября 2008 года узбекский президент Ислам Каримов подписал указ "О программе мер по поддержке предприятий реального сектора экономики, обеспечению их стабильной работы и увеличению экспортного потенциала". Полтора месяца спустя, а это в Узбекистане случается довольно редко, 31 декабря 2008 года года вышло постановление узбекского правительства, принятое в целях реализации президентской антикризисной программы. Вслед за западными странами, Россией и Казахстаном, Узбекистан практически реприватизировал ряд крупных коммерческих банков. В прошлом году власти приняли решение направить на повышение капитализации и увеличение ресурсной базы шести банков около 500 млрд. сумов (около 360 млн. долларов) бюджетных средств и средств Фонда реконструкции и развития. При этом Минфин, выделяющий деньги из бюджета, и Фонд реконструкции и развития, назначенный сооператором проекта, планируют до конца текущего года войти в число акционеров или увеличить свою долю до контрольного пакета в трех крупнейших коммерческих банках страны - "Узпромстройбанке", "Пахтабанке" и "Галлабанке". Господдержку получат и госбанки - Народный банк (бывший Сбербанк) и банка "Асака", показывающие такую динамику роста, которая вызывает тревогу у властей. Кроме того, под контроль Центробанка практически перейдет "Микрокредитбанк", оказывающий услуги предприятиям малого бизнеса. Согласно правительственному документу коммерческие банки Узбекистана, получившие государственную поддержку, будут выделять кредиты предприятиям реального сектора на срок не менее трех лет при льготном периоде не менее года и по ставкам, не превышающим ставку рефинансирования Центробанка (14% годовых). Это значит, что сами банкиры не будут заинтересованы в кредитовании реального сектора по самой что ни на есть банальной причине - они не смогут заработать на этих операциях. В данной связи стоит напомнить, что маржа банков напрямую зависит от уровня инфляции в стране. Так, согласно данным узбекского Госкомстата, инфляция по итогам трех кварталов 2008 года составила всего 4,5 процента. Если добавить к этому периоду и четвертый квартал года, то годовую инфляцию можно спрогнозировать на уровне 6-6,5 процента. Статистический комитет СНГ дает совсем другие цифры: в 2008 году инфляция будет на уровне 12 процентов, а в 2009 году - на уровне 10 процентов. В то же самое время специалисты Международного валютного фонда прогнозируют инфляцию в Узбекистане в 2009 году на уровне 10,6 процента. Согласно независимым источникам, инфляция в стране выражена двузначными цифрами (оптимистические на уровне 15-20, пессимистические - на уровне 35-40 процентов), и 2009 год в этом плане не станет исключением. И, что еще более нереально, это предусмотренные правительственным постановлением кредиты на пополнение оборотных средств предприятиям-экспортерам. Их планируют выделять на срок до 1 года по ставке, не превышающей 70% ставки рефинансирования Центробанка. Непростой механизм Для получения госкредитов до 500 тыс. долларов предприятию необходимо обратиться напрямую в банки. Решение о выдаче кредита, превышающего эту сумму, принимает специально созданная рабочая группа по мониторингу и контролю за ходом реализации программы антикризисных мер. Механизм доступа к госсредствам усложнен тем, что они кумулируются на специальных счетах банков в Центробанке, а выдача кредитов осуществляется только при наличии положительных решений рабочей группы и кредитного комитета. Это означает, что последнее слово остается за регулятором банковской системы - Центробанком. Все это вместе взятое приведет, с одной стороны, появлению пула банков, особо приближенных к Центробанку, и поэтому имеющих все шансы получить господдержку. С другой стороны, в силу незаинтересованности банков в выдаче кредитов, можно ожидать скрытого саботажа антикризисной программы. Так как продукт (господдержка) обговорен массой труднопреодолимых условий, то и выдавать его будут согласно ранжиру. В первую очередь, предприятиям, сумевшим не только по всей форме обратиться за кредитом, но и готовым за него заплатить. Господдержку ждет судьба любого дефицитного продукта. Во-первых, 360 миллионов долларов не такие большие деньги, чтобы обеспечить срочными кредитами все нуждающиеся в господдержке предприятия реального сектора. Во-вторых, как и за любым дефицитным продуктом, за ним выстроится большая очередь. В-третьих, любая очередь предполагает, что рядом появится другая - привилегированная. По давно сложившейся традиции, узбекские власти предпочитают считать собственную экономическую стратегию непогрешимой, а все беды - привносимыми со стороны. Поэтому неслучайно в тексте президентского указа говорится о том, что антикризисные меры направлены на решение задач по "преодолению негативных последствий мирового финансово-экономического кризиса, обеспечению устойчивых темпов экономического роста и макроэкономической сбалансированности, стабильной работе базовых отраслей реального сектора экономики и содействию занятости населения, осуществлению адресной поддержки экспортеров, предприятий ведущих отраслей промышленности и малого бизнеса". Главная беда Главной бедой является недоверие к экономической политике узбекских властей со стороны иностранных инвесторов. Последние ссылаются на высокие политические риски в стране и несамостоятельность банковской системы. Как правило, крупные сделки может финансировать исключительно Национальный банк Узбекистана, остальные не имеют достаточной массы ликвидности, чтобы на равных вести диалог с крупными иностранными компаниями. Поэтому банки второго эшелона вынуждены ориентироваться на внутренний рынок, ибо внешний для них фактически закрыт в силу монопольного положения НБУ. Искусственное сужение рынка накладывается на невысокую платежеспособность 27-миллионного населения. Узбеки получают слишком мало, чтобы поддерживать функционирование банковской системы. Вместе с тем нет точных данных по средней месячной зарплате в стране. Согласно официальной статистике (Минфин и Госкомстат), среднемесячная заработная плата по Узбекистану на 1 октября 2008 года составила 298,6 тыс. сумов, или около 220 долларов. В свою очередь, в конце прошлого года сайт "Фергана.Ру" сообщил, что средняя заработная плата в Узбекистане составляет 200 тыс. сумов, чуть более 140 долларов. Если принять во внимание уровень потребительских цен (в Ташкенте они мало уступают московским), то о сбережениях говорить практически не приходится. Правда, регулярно банки извещают мир о росте депозитной базы. Но при более пристальном взгляде понятно, откуда такой рост возникает. Административными мерами часть заработной платы бюджетников в принудительном порядке перечисляется в банки, взамен учителя, врачи и иже с ними получают пластиковые карточки. Еще одним условием функционирования карточек является их обязательное отоваривание в крупных супермаркетах. Снять наличные деньги с карточки довольно сложно. Все выстраивается в определенную цепочку. Отсутствие реальной базы для роста банков внутри страны вынуждает их искать источники роста вне Узбекистана. Но жесткое регулирование банковской деятельности со стороны государства не дает возможности получить источники фондирования за пределами страны. С другой стороны, иностранные инвесторы не торопятся вкладывать средства в узбекские активы. В результате, акцент узбекских властей на банковскую систему, которая должна активизировать кредитование реального сектора, вряд ли оправдается. Фото с сайта http://www.poedem.ru
Загрузка...