Опубликовано: 848

Узбекские пенсионеры хотят жить достойно

Михаил Антонович Павлов родился в селении Тимрей Актюбинской области в 1919 году, воевал на Халхин-Голе и с первых дней Великой Отечественной войны.

В боях против фашистов получил сильную контузию, в результате чего практически ослеп, имеет инвалидность первой группы. Он не совсем обычный узбекский пенсионер. "Необычность" заключается в том, что ежемесячно этот человек получает чуть больше 42 600 сумов (около 40 долларов - прим. А.А.). Сумма была установлена правительством после очередного повышения пенсий в октябре 2004 года. Далеко не все пенсионеры Узбекистана могут похвастаться такой приличной пенсией. По мнению независимого эксперта по вопросам социального обеспечения, "многие пенсионеры получают в среднем от 12 до 15 тысяч сумов в месяц. Так как эти люди вышли на заслуженный отдых 10-12 лет назад, они и составляют большую часть армии пенсионеров. Те, кто выходят на пенсию сейчас получают порядка 25-26 тысяч сумов. Много это или мало? Если принять в расчет месячный проездной билет на все виды транспорта в Ташкенте - чуть больше 12 тысяч сумов, то можно просчитать, что почти половину суммы придется отдать за транспорт". Любые повышения заработной платы, пенсий и пособий по президентским указам в Узбекистане воспринимаются двояко. С одной стороны, пенсии на самом деле увеличиваются, но не настолько, чтобы покрыть мгновенно выросшие на рынках цены на продукты питания. Реальный механизм повышения таков: указ, к примеру, выходит в марте, чтобы поднять пенсии с апреля. Уже первого апреля цены на рынках выросли, а повышенную пенсию можно получить только в первых числах мая. Эту ситуацию прокомментировал бывший работник сферы социального обеспечения: "Этот период времени, когда цены на рынках уже новые, а пенсии еще "старые" я называю "аммортизационным". Заметно сокращается потребление, пожилые люди вынуждены еще туже затянуть пояса. Хорошо, если рядом есть дети, нашедшие неплохой заработок. А если их нет?". С другой стороны, пенсии, принимая во внимание повышение цен на потребительские товары, как бы и не повышались, ибо за стандартный набор продуктов приходится платить больше. Возвращаясь к деду Мише, узнаем, что, по его словам, "пенсию не задерживают и приносят всегда вовремя". Семнадцатого числа каждого месяца он получает свои кровные, отдавая 100 сумов почтальонше за услуги. Потом оплачивает счета за коммунальные услуги. Причем, пару лет назад все участники второй мировой войны оплачивали лишь 50 процентов от коммунальных услуг, а сейчас льгота отменена. Нынче 50-процентные льготы сохранены только за пользование телефоном. По счетчику за воду и газ деда Миша платит ежемесячно порядка 10 тысяч сумов. Часто к нему в квартиру заглядывают работники коммунального хозяйства, собирающие деньги за вывоз мусора. Просят 3 тысячи сумов в год, деда Миша дает две, приговаривая, что остальное, мол, большие люди заплатят. Правда, есть еще бесплатный проезд на транспорте, но он касается только инвалидов первой группы, остальные или покупают билет, или проездной на месяц. Согласно недавно вышедшему Постановлению Президента, работникам коммунальных служб запрещается ходить по домам и собирать деньги на оплату услуг. Житель одного из пригородных районов Ташкента, кстати, тоже пенсионер жалуется: "Мне, да и многим другим пожилым людям было очень удобно, когда к нам приходили из райэлектросети, райгаза за деньгами. Оплатил услуги, получил квитанцию, и не надо куда-то идти. Теперь будет труднее, ведь далеко не все пенсионеры могут себе позволить специальный поход в банк. Особенно нелегко придется тем, кто живет на самой окраине столицы". Остальная часть пенсии деда Миши "уходит на базар". Покупает он самое необходимое: сахар, масло, картошку, рис, макароны, (на мясо, по его мнению, денег не хватает). Плюс корм для своих курочек (их у старика три, да еще петух имеется). Каждый поход на рынок обходится пенсионеру минимум в 10-12 тысяч сумов. Обычно деда Миша совершает два закупочных рейда в месяц, при этом старается максимально экономно расходовать припасы. О шике нет и речи. Иногда откладывает до 10 тысяч сумов в месяц, как говорится, "на смерть", время от времени помогает родным. Пенсионеры в Узбекистане могут получать материальную помощь от махаллинских комитетов (местные органы самоуправления граждан - прим. А.А.), но для этого нужно идти к раису (председателю) с просьбой. Деда Миша этого не делает принципиально, считая сей акт ниже своего достоинства. Правда, один раз ему все же пришлось обратиться в махаллинский комитет, - когда умерла жена, прожившая вместе с дедом Мишей более 50 лет. Тогда ему выделили 27 тысяч сумов в виде материальной помощи, которую выплатили в три приема. Деда Миша недоволен отношением к себе. "Вот, например, на Курбан Хайит, - вспоминает он, - в махалле делали плов и носили по домам. Многим пожилым людям принесли, а обо мне словно забыли". С медицинским обслуживанием - тоже проблемы. Лекарства ему положены бесплатные, но аптека слишком далеко и не всегда там есть то, что необходимо. Приходится лечиться народными средствами. Недавно у него разболелся зуб, нужно было удалять, за что врач попросил 2 тысячи сумов. Пришлось заплатить, иначе просто не удалит или сделает все из рук вон плохо. Медсестра, которая обходит старых людей, старается по мере возможности пройти мимо его дома. Думает примерно так: что с него взять, свой век доживает. У деда Миши сегодня одна главная цель - дожить до юбилея победы над фашизмом. "Возможно, - улыбается он, - президент что-нибудь подкинет, звонили из райхокимията, спрашивали фамилию, другие данные, видимо, готовят подарок".
Загрузка...