Опубликовано: 1536

Узбекистан-Россия: в объятиях важно не задушить

Узбекистан-Россия: в объятиях важно не задушить

В середине сентября Москва решила выдать официальному Ташкенту 13 узбекских граждан.

Все они обвинялись Узбекистаном в том, что принимали активное участие в андижанских событиях в мае 2005 года. Москва даже внимания не обратила на реакцию Запада. Мол, мы сами с усами, что хотим, то и делаем. Они содержались в Иваново с тех пор, как их арестовали российские спецслужбы в середине прошлого года. Правда, пока узбекских граждан не передали в руки официального Ташкента. Решаются технические вопросы их экстрадиции. Но факт лояльного отношения Путина к Каримову говорит о том, что в отношениях между странами произошел коренной перелом. Ранее Москва передала Ташкенту 19 ее сограждан, подозреваемых в членстве в организации "Хизб-ут Тахрир". Последняя считается ненасильственной, но при этом запрещена во многих странах мира. Россию даже не остановило предостережение, имевшееся в сообщении Международной Кризисной Группы, полагающей, что "Узбекистан, вместе с такими странами, как Бирма, Зимбабве и Северная Корея, в которых процветает элита, а в то же время большинство населения живет в условиях бедности, катится вниз по пути самоуничтожения". Европейский Союз, убрав на задворки вопросы прав человека, стремится нормализовать отношения с Узбекистаном. Китай, стремясь обезопасить свою экономику от энергетического дефицита, лезет во все проекты, где пахнет нефтью и газом (хотя в природе природный газ запаха не имеет). Не исключение и Москва, собирающаяся сделаться, первое, региональным лидером, второе, создать энергетический клуб, который позволит объединить в одной организации страны-производители и страны-потребители углеводородов. Стратегия подразумевает развитие структуры внутри Шанхайской организации сотрудничества, где будут формироваться и тарифы, и единая схема поставок. При нынешнем уровне политизации Москвы нетрудно предсказать судьбу энергетического клуба. Закрытая организация со своими приоритетами. В числе стран-потребителей Европа лишь упоминается. Можно сделать вывод, что таким образом Россия стремится в недалеком будущем получить ключевую роль в Старом Свете. Узбекистан как раз страна, без которой единый энергетический рынок никак не выстраивается. Но внешняя политика Узбекистана претерпела за эти годы множество метаморфоз. "Узбеки в 1990-е годы пытались выйти из орбиты России, добивались дружбы с Южной Кореей и Турцией, а затем, после 11 сентября, Соединенных Штатов", - говорит Джон Маклеод, старший редактор издания по Центральной Азии Института Войны и Мира (IWPR) в Лондоне. "Узбекистан был первой страной, которая предложила свое воздушное пространство и территорию Соединенным Штатам. В течение долгого времени Соединенные Штаты закрывали глаза сомнительные отчеты о ситуации с правами человека взамен на более широкую поддержку в войне с террором, и казалось, что Узбекистан вышел из сферы влияния России навсегда. Казалось, что крупная американская авиабаза в Ханабаде там останется надолго, факт, о котором российские чиновники неоднократно высказывали свое неудовольствие. "Каримов был счастлив поддержать Соединенные Штаты", - считает аналитик Санобар Шерматова. "В конце концов, престижно иметь (в друзьях) крупнейшую мировую супердержаву, которая сама стучится тебе в дверь". Андижан 2005-го кардинально изменил внешнеполитические пристрастия официального Ташкента. "После Андижана Каримов был заинтересован в политических партнерах, как, например, Россия и Китай, которые не собирались ему читать лекции о правах человека", - подчеркивает директор центральноазиатского проекта Международной Кризисной Группы Майкл Хол. Экономические связи все более крепнут. В прошлом году подписано соглашение о военном сотрудничестве, есть и другие формы сотрудничества, например, через региональные организации, типа Шанхайской организации сотрудничества, чей антитеррористический центр находится в Ташкенте, а Россия была вынуждена согласиться с каримовской версией того, что главная оппозиция имеет корни не в социально-экономических волнениях, а в радикальном исламе. На пресс-конференции в начале 2006 года в Кремле российский президент Владимир Путин недовольно отреагировал на вопрос иностранного журналиста о том, как он может оправдать сотрудничество с режимом Каримова: "Мы знаем лучше, чем вы, что случилось в Андижане". Кремлю все труднее оправдывать непрекращающуюся военную операцию в Чечне, зависший вопрос с автономными образованиями Грузии. Европейские деятели вполне однозначно оценивают действия России в этих горячих точках, считая, что сила там применяется сверх положенной нормы. В данном контексте применение силы в Андижане со стороны узбекских властей - еще одна проблема для Путина. Он ее решил по-простому. Мол, мы верим официальному Ташкенту, и раз он считает, что в Андижане действовали религиозные экстремисты, так тому и быть. Причин согласиться с узбекской трактовкой происшедших событий достаточно. Узбекистан имеет большие запасы газа и других полезных ископаемых, и, в отличие от Запада, российские компании быстро воспользовались ситуацией, основываясь на связях, установленных еще до событий в Андижане. "Ощутимое присутствие Газпрома в Узбекистане - ярко отражает существующее положение вещей, он забрал себе все узбекские газовые контракты", - утверждает Майкл Холл. По некоторым данным, переговоры с российским газовым монополистом велись при активном участии дочери узбекского президента Гульнары Каримовой и члена правления "Газпрома" Алишера Усманова. Естественно, не безвозмездно. Согласно договору между Газпромом и Узбекнефтегазом от 2004 года о разработке газового месторождения Шахпати (Shakhpaty), этот проект оценен в 1,4 миллиарда долларов. Только в текущем году в Россию будет перекачано 10 миллиардов кубических метров газа. Другой контракт между Узбекнефтегазом и Лукойлом по месторождению Кандим (Kandym) обеспечит добычу 8,8 миллиардов кубометров ежегодно. Эти экономические контракты просто подчеркивают тот факт, что действия России по заполнению пустоты, образовавшейся после развода Узбекистана с Западом, состоят из многих элементов. "Они (русские) хотят возвратиться в эту часть мира, которая, как они считают, должна принадлежать только им. Тому есть и экономическая перспектива, особенно если говорить о газе", - полагает Хол. Сегодня еще рано говорить о долгосрочных перспективах внутренней стабильности в Узбекистане, а также о длительности российско-узбекской дружбы. Слишком разные страны, и слишком долго они жили в разных квартирах (в период с 1991 года). Сегодня российский бизнес кардинально изменился. "Газпром", "Лукойл" и другие аффилированные с Кремлем компании еще могут исполнять заказы Путина. Остальные будут искать экономические выгоды. А так как бизнес-климат в Узбекистане оставляет желать лучшего, еще не факт, что российские бизнесмены будут вкладывать в узбекскую экономику деньги. После недавнего решения Конституционного суда Узбекистана по делу "Зарафшан-Ньюмонт", когда иностранным инвесторам отказано в праве обращаться в международный арбитраж, есть над чем призадуматься и российским инвесторам. Сегодня, хорошо, между Ташкентом и Москвой нет проблем. А что завтра, когда, быть может, проблемы возникнут? Что касается самих узбекских граждан, то и здесь много такого, что не вселяет уверенности в завтрашнем дне. Жизнь становятся все тяжелее, у людей все меньше возможностей для челночной торговли или отъезда в Россию в поисках работы. Узбекистан напоминает пороховую бочку, готовую в любой момент взорваться. Причем, если это произойдет, то нестабильность возникнет во всем центрально-азиатском регионе. Ферганская долина ударит одновременно и по Кыргызстану, и по Таджикистану, а южные границы Казахстана станут местом, через который потянутся толпы беженцев. Хотя сейчас, как видится, еще нет предпосылок к тому, что осуществится самый пессимистический прогноз. Сама ментальность узбеков не предполагает таких событий, которые недавно произошли в Кыргызстане. Они никогда не отличались радикализмом и нетерпением. Они всегда верят в то, что завтра будет лучше, чем вчера. Причем, веру эту трудно разрушить. Исходя из сказанного, можно предположить, что президентские выборы в Узбекистане в конце следующего года принесут одну новость - Каримов остался на следующий срок. Россия, европейцы, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан будут внимательно следить за тем, как пройдут выборы. Сейчас только сумасшедший может желать Узбекистану смены лидера. С уходом Каримова спокойствия в Центральной Азии точно не прибавится… Фото агентства REUTERS
Загрузка...