Опубликовано: 927

Узбекистан под софитами геополитических игр

Узбекистан под софитами геополитических игр

То, что в конце концов прощается России, как многие заметили, не прощается другим странам.

США, европейские радетели прав человека уже смирились с тем, как Москва относится к вопросу прав человека. Для России он даже не второстепенный в свете непрекращающейся нестабильности в Чечне. На всех своих публичных выступлениях лидер России не устает повторять одно и то же: мол, Россия находится в центре борьбы с международным терроризмом и потому российские силовые структуры вынуждены отвечать современным вызовам адекватно. В отличие от России, Афганистан уже стал реальным центром постоянной напряженности. Ирак продолжает тлеть, но особой активности со стороны сторонников бывшего президента Саддама Хусейна в последнее время не наблюдается. Хотя все относительно и трудно предугадать, когда вспыхнет настоящий пожар. Политика Соединенных Штатов в отношении малых стран однозначна. Если руководство того или иного государства не соглашается с точкой зрения администрации президента США, то предпринимается очередная военная операция, наподобие "Бури в пустыне". Афганистан и Ирак стали первыми жертвами амбициозной внешней политики Джорджа Буша-младшего. На очереди Иран, чей новый президент явно злит дядю Сэма. После череды революций в оранжевых тонах в Украине и Грузии, Кыргызстан стал субъектом, где данный эксперимент по тем или иным причинам не удался. К власти здесь пришли люди, не собирающиеся рвать многолетние отношения с Россией. Американская база в Манасе сохранена, однако этот факт нельзя назвать знаковым. Все же одна база в узбекском Карши-Ханабаде всегда в плане стратегическом значила значительно больше, чем два Манаса. Снижение активности США в регионе и одновременно укрепляющиеся позиции России стали фактором, под которым протекают геополитические процессы в Центральной Азии. Противостояние Узбекистана и США достигло апогея. С 1 января 2006 года американские самолеты уже не смогут использовать воздушное пространство Узбекистана для поддержки своего воинского контингента в Афганистане. Надо думать, в Пентагоне найдут альтернативные пути решения проблемы. В некоторой степени проблему может разрешить американская активность на базе в кыргызском Манасе. Одно можно утверждать почти со стопроцентной уверенностью: США затаили обиду на официальный Ташкент. Причем, она носит глубинный характер. Дело даже не в том, каким образом Узбекистан потребовал от США ликвидации базы в Карши-Ханабаде. Признаемся, в довольно жесткой форме. В итоге американцам был нанесен довольно ощутимый удар по самолюбию. Узбекистан не Россия, эта страна не имеет в запасниках ни стратегических ракет, ни космических технологий, ни мощного интеллектуального потенциала. Обидные слова от официального Ташкента есть пощечина, которую США вряд ли простят. В этой связи вполне уместно спросить, достаточно ли международного авторитета у Путина, чтобы иногда сдерживать, а иногда и на корню пресекать любые попытки других государств говорить с Ташкентом с позиции силы? И вообще, стремится ли Москва поддержать союзника Каримова во всех его внешнеполитических начинаниях? Будет ли Россия выполнять роль центральноазиатского жандарма, если, к примеру, в Узбекистане начнутся политические волнения? От ответов на эти вопросы зависит очень многое. Путин ценит доверительные отношения с Великобританией, Францией и до недавнего времени (пока у власти был Герхард Шредер) - Германией. В свою очередь, страны Евросоюза все с большей лояльностью относятся к тому, что в Чечне имеют место нарушения прав человека. Однако ни в ближайшей, ни в более отдаленной перспективе не стоит ждать от Москвы слишком резких заявлений, если политика ЕС против Узбекистана станет еще более агрессивной. Другое дело, США. Отношения между Россией и США всегда носили, внешне, очень помпезный подчеркнуто-дружеский характер, изнутри, борьба за сферы влияния не прекращалась ни на секунду. Противостояние двух стран сейчас в большей степени носит скрытый характер, а публичные заявления о том, что ракеты перенаправлены в сторону государств, поддерживающих терроризм по меньшей мере наивны. Подписание союзнического договора с Узбекистаном есть первый открытый вызов России региональной гегемонии США в Центральной Азии. Это как бы напоминание о том, что Россия была, есть и будет страной, чьи ключевые стратегические интересы в этом регионе мира незыблемы. Конечно, Путину не составит труда всячески поддерживать своего коллегу Каримова во всех внешнеполитических начинаниях. Этот вопрос, быть может, самый легко решаемый в современных узбекско-российских отношениях. Иное дело, внутренняя политика Узбекистана. Именно она стала первопричиной резкого ухудшения отношений не только с США, Евросоюзом, но и многими другими странами, поддерживающими инициативы последних. Решение ЕС приостановить военную помощь, запретить въезд на территорию Союза высшим политическим деятелям Узбекистана не может не вызывать беспокойства. Прецедент уже имеется, и теперь дело времени, в какой форме будет практически осуществляться бойкот официального Ташкента. Вполне вероятно, что санкции, пока лишь предупредительные, могут стать в конце концов всеобъемлющими. И если Путин в своей поддержке Каримова пойдет до самого конца, могут возникнуть проблемы уже у самой России. Собирается ли Россия исполнять роль жандарма в Центральной Азии? Еще раз вернемся к этому вопросу, ибо он является если не основным, то весьма значимым на ближайшую перспективу. Союзнический договор, в понимании узбекского лидера, есть гарантия на все случаи жизни. Принимая во внимание нестабильность в густонаселенной Ферганской долине (почти половина населения Узбекистана), можно предположить - Каримов ждет помощи России именно в вопросе внутренней стабилизации. Поддержка на уровне международных объединений, конечно, важна, однако его больше волнует то, как настроены рядовые граждане Узбекистана. В связи с подписанием союзнического договора с Россией, многие узбекистанцы ждут больших перемен в своей жизни, полагая, что помощь Москвы будет как нельзя кстати для неэффективной узбекской экономики. Теперь у узбекского лидера есть год-полтора, чтобы оправдать чаяния людей. Чудес на свете не бывает. Поэтому серьезные экономисты могут ожидать некоторых экономических успехов в Узбекистане в связи с налаживанием отношений с Россией, но не больше этого. Хотя стоит признаться в одном, узбекский лидер добился очередной тактической победы. Год-полтора узбекское общество будет относительно стабильным в ожидании повышения уровня жизни. Кстати, полутора лет достаточно, чтобы выйти на самый главный рубеж - президентские выборы в Узбекистане. А там, кто его знает, как разложится политический пасьянс.
Загрузка...