Опубликовано: 864

Узбекистан: нюансы нового передела собственности

Приватизационные процессы в Узбекистане все больше напоминают игру в "кошки-мышки", когда ни кошка не знает где искать мышку, ни, в свою очередь, мышка не догадывается, где находится ее злейший враг.

В процессе первого этапа приватизации (1992-1993 годы) ушел в частные руки государственный жилищный фонд, мелкие и средние предприятия системы торговли, услуг, местной легкой, пищевой промышленности, автомобильного транспорта, строительства. Однако эти процессы, помнится, сопровождались весьма странными обстоятельствами, вслух говорить о которых не принято. Помнится, в начале девяностых в одном из провинциальных городов Узбекистана приватизировали ряд объектов по таким ценам, которые у многих местных жителей вызывали лишь ироническую улыбку. И таких случаев было предостаточно. Другое дело, жилищный фонд. Тогда перед правительством стояла одна большая задача - задействовать в экономике деньги, которые оставались у людей на руках. По приблизительным подсчетам их общий объем составлял 15 миллиардов рублей (в то время денежной единицей в стране являлся рубль - прим. А.А.), которые оказывали мощное давление на всю денежно-кредитную систему страны. Отсюда и инфляционные процессы, обесценивающие накопления людей в течение короткого времени. Во многом благодаря приватизации жилищного фонда и строительству автомобильного завода в Асаке правительство сумело тем или иным способом изъять из оборота часть этих денег. Правда, последовавшая в скором времени гайдаровская "шоковая терапия" в одночасье сделала все сбережения людей никому ненужной бумагой. Экономика - зачастую понятие обоюдоострое. Изымая из оборота довольно большие суммы, желательно создать ситуацию, когда объем выпущенной продукции, товаров и услуг соответствует имеющимся в обороте деньгам. Любой перекос в ту или другую сторону создают проблемы, решить которые довольно нелегко. Будет больше денег - начнется гиперинфляция, в ходе которой будет "съедена" большая часть накоплений населения. Будет больше товаров и услуг - наступит процесс перепроизводства и стагнации. Второй вариант ни в далекие девяностые, ни сегодня Узбекистану не грозит. Как и тогда, сегодня ощущается острый недостаток качественных отечественных потребительских товаров и рынок приемлемых по ценам услуг. Но наибольшую проблему представлял собой второй этап приватизации (1994-1997 годы), когда через лоты пошли в продажу все отрасли промышленности и агропромышленный комплекс. Узбекистан как аграрная страна (60 процентов населения проживает в сельской местности - А.А.) пошла по пути развития фермерских и дехканских хозяйств. Однако институт частной собственности так и не был введен на законодательной основе, и главным держателем земли осталось государство. Через местные хокимияты правительство отдает землю в аренду, оставляя за собой право распоряжаться ею по собственному усмотрению. О методах, которыми приватизация шла в сельской местности, говорят многочисленные факты самовольного отбора земель у фермеров. Последний инцидент произошел в Джизакской области Узбекистана, когда сотни фермеров стали открыто протестовать против того, какими методами у них отбиралась земля. Третий этап приватизации в Узбекистане характеризуется весьма интересными новшествами. Во-первых, намечено полностью реализовать в частную собственность активы государства в муниципальной сфере, в числе которых оказались такие градообразующие предприятия, как Алмалыкский горно-металлургический комбинат, подчиняющийся до недавнего времени непосредственно правительству. Во-вторых, в программу включены, в частности, объекты социальной инфраструктуры со 100-процентной приватизацией с сохранением и без сохранения профиля их деятельности. Ранее государство оставляло себе контрольный пакет акций, а требование сохранения профиля было довольно жестким. И самое важное. Как отметил на презентации программы приватизации на 2005-2006 годы председатель Госкомимущества М.Аскаров, Государственная тендерная комиссия теперь может принимать решение об увеличении реализуемой государственной доли вплоть до контрольного пакета акций, или предприятия в целом. Для этого со стороны инвестора достаточно принять на себя обязательства по полному погашению задолженности предприятия по кредитам зарубежных банков, полученных под гарантию узбекского правительства. О чем это говорит? Можно предположить, что узбекское правительство не желает больше поддерживать предприятия, которые сделали иностранные кредиты под правительственную гарантию очередной "кормушкой". Вообще же по программе намечено приватизировать 2246 предприятий, которые разделены на три группы в зависимости от социальной и стратегической значимости, степени ликвидности и способов приватизации. На этом третьем этапе приватизации замахнулись даже на Алмалыкский горно-металлургический комбинат, до недавних пор подконтрольный исключительно узбекскому правительству. В Узбекистане таких градообразующих предприятий 680, из которых 222 входят в состав Национальной холдинговой компании "Узбекнефтегаз", 153 - ассоциации "Узпахтасаноат", 131 - минобразования, 119 - Узбекского агентства по печати и информации, 102 - министерства здравоохранения, 62 - министерства сельского и водного хозяйства. Но одно из самых интересных предложений - это продажа в частные руки 179 объектов НХК "Узбекнефтегаз", куда вошли пункты замены масла, автозаправочные и газонаполнительные станции. Пока готовилась статья: Но в реальности происходят процессы, мало чем напоминающие приватизационные. По информации из достоверных источников, узбекское правительство как минимум до 2007 года откладывает приватизацию Алмалыкского горно-металлургического комбината, кстати, единственного производителя меди и цинка в стране. Предназначенные для продажи через биржу 46,5 % акций АГМК переходят государству, который довел тем самым свою долю до 97,5 %. Кроме меди и цинка АГМК производит молибден и является вторым в Узбекистане после Навоийского ГМК производителем золота и серебра.
Загрузка...