Опубликовано: 1509

У нас будут свои шерифы

Процесс пошел. В Казахстане начата реализация плана министра внутренних дел Заутбека Турисбекова по реформированию силового ведомства.

МВД объявило о наборе до первого марта на конкурсной основе пяти тысяч участковых инспекторов. Эти люди, по мнению гражданского министра силового ведомства, должны в корне отличаться от своих нынешних коллег. Они должны быть грамотные, профессионально подготовленные люди, ибо от них зависит мнение народа в целом о полиции. Но в Казахстане нет закона, регулирующего действия участковых, не считая, ведомственных должностных положений. Поэтому уже сейчас отрабатывается нормативно-правовая база, за основу которой взят закон об американских шерифах. Чтобы участковые имели широкие права, чувствовали себя не последними людьми в округе. "Сегодня наш участковый на побегушках, у него нет никаких прав, он даже на дискотеку не может зайти, ибо там охрана его не пускает", - сказал Турисбеков, выступая перед студентами и преподавателями Западно-Казахстанского государственного университета. Но в Америке шерифы работают на этой должности всю свою жизнь, они никуда не уходят и они действительно, самые главные люди в округе, их знают все и они со всеми знакомы. Шерифы не становятся генералами и по служебной лестнице не растут. У них много социальных благ, начиная с заработной платы, которая равна 10 тысячам долларов. Наши анискины тоже получают широкие права, уже установлена с 1 января 2004 года заработная плата в размере 47 тысяч тенге, из них 41 тысячу они будут получать на руки, а 6 тысяч будут перечисляться в их пенсионные накопительные фонды. Повышение зарплаты нашим участковым министр Турисбеков, как раз объяснил тем, что перспективы карьерного роста у наших участковых, также как их американских коллег, отныне не будет. Дабы удержать их на должности, участковых обеспечат служебной квартирой, которую через 10 лет работы можно будет приватизировать. Обещанные золотые горы не оставили равнодушными никого из ныне действующих полицейских, многие из них подались участвовать в конкурсном отборе. Кто-то даже выразил обеспокоенность, по поводу того, как бы все, более-менее стоящие полицейские не ушли в участковые. А оценивать их отныне будут жители округа, за которым они прикреплен. И если участковому выразят недоверие, то ему там делать нечего. Сегодня мало, кто из нас знает своего участкового, да и сам наш страж порядка, похоже, особо не переутруждает себя. Уже сейчас в стране проходят сходы граждан, как раз для оценки деятельности ныне действующих участковых. В дорожную полицию тоже идет отбор. Но здесь кажется, еще сложнее. Критерии по отбору кадров, поставленные министром, хороши. Но где взять мужчин, желающих служить в дорожной полиции ростом не менее 170 см, физически и умственно развитых? У нас не Америка и средний рост среднестатистического казахстанского мужчины не больше 160 см. Поэтому нет никакой гарантии, что глаз водителей будут радовать стройные и красивые дорожные полицейские. Скорее всего, на этом ответственном участке останутся служить преданные начальству люди. Хотя министр и говорит о борьбе с мздоимством, но искоренить зло, особенно на местах, будет сложно. Г-н Турисбеков намерен бороться с коррупцией в своих рядах на примере Малайзии, которая за 20 лет достигла успехов в этом деле и уничтожила практику мелких взяток. Сделано это было в результате повышения заработной платы, а также престижа профессии и контроля со стороны СМИ. Но в случае с нашей страной, руководитель МВД не намерен проводить чистку в своих рядах: "нужно бережно, по-человечески относиться друг к другу",-считает новый министр. Это относится и к тем, кто совершил правонарушения и даже серьезные противозаконные деяния в прошлом. Однако наши чиновники подобный подход могут воспринять как вседозволенность и малодушие самого министра. Как никак полицейские, привыкшие применять жесткую, иногда даже грубую силу по отношению к другим, сами тоже нуждаются в соответствующем подходе. Даже во время визита министра Турисбекова в Западно-Казахстанскую область, было видно, как местные полицейские пытаются уподобиться своему новому начальнику хотя бы в кратковременном общении с людьми, но увы, это у них получалось из рук вон плохо. Открытый для публики министр готов был общаться со всеми, в том числе журналистами всех СМИ, независимо от их принадлежности к государственным или негосударственным структурам, но опять-таки подчиненные постарались, чтобы неугодные местным стражам порядка репортеры, не получили доступ к министру. Хотя и здесь у них ничего не получилось. Поэтому, чтобы реформировать систему нужно изменить психологию самих полицейских. Или набирать людей как в случае с участковыми, или полностью изменить подход нынешних работников полиции к своей службе. Заставить их не прятаться от общества, а наоборот, быть открытыми. Может аттестация, которую сегодня проводит глава ведомства для руководящего звена, поможет в этом. Но в регионах для изменения положения дел, нужен не один десяток лет. Однако министр не намерен форсировать события, по его мнению, любая идея должна овладевать массами в результате эволюционного, а не революционного подхода. То есть по принципу: тише едешь, дальше будешь. Однако сегодня народ не доверяет полиции. Он ее боится, а это опасный симптом. Люди не видят в полиции защитника, при виде человека в форме, люди стараются свернуть за угол, лишь бы не попадаться ему на глаза, так на всякий случай…А все потому, что еще неизвестно, как поведет себя полицейский в следующую минуту, у него власть и права, согласно которым можно упечь ни в чем не повинного гражданина в тюрьму. Как сказал недавно президент России В.Путин, закон выше полномочий и административного ресурса любого должностного лица. Но это в идеале. Сможет ли гражданский министр силового ведомства справиться с болезнью системы, причем тяжелой и трудноизлечимой? А главное, повернется ли полиция лицом к обществу и поверит ли ей народ?
Загрузка...