Опубликовано: 1205

Территориальная оборона в новых условиях

На днях стало известно, что Казахстан, в случае возникновения военной угрозы и необходимости обеспечения защиты его территории может мобилизовать до 1,5 млн. человек.

Выступая в парламенте страны в минувший понедельник, министр обороны Мухтар Алтынбаев пояснил, что эти полтора миллиона могут быть призваны только с целью обороны родных рубежей: "Ответ на вопрос, как мы будем противостоять в случае возникновения военной угрозы Казахстану - это ответ на вопрос о готовности сил территориальной обороны. В свою очередь, территориальная оборона - это около 1,5 млн. вооруженных человек, которые в определенный срок могут быть поставлены под ружье". Однако надо отметить, что данная задача станет выполнимой лишь в случае успешного завершения реформы вооруженных сил республики, осуществляемой в соответствии с новой Военной доктриной, принятой еще в 2000 году. В первую очередь эта работа должна затронуть сферу военного управления, включающую в себя вопросы разграничения функций министерства обороны и Генерального штаба. Согласно планам реформаторов, министерству будут определены, как это и положено, преимущественно функции исполнительного органа власти. Оно будет ответственно за реализацию указаний Верховного главнокомандующего "по концептуальным стратегическим вопросам военного строительства и модернизации Вооруженных Сил Республики Казахстан", а также "военно-экономическое" и "материально-техническое" обеспечение армии. В условиях стремительно меняющихся международной обстановки и геополитических ориентиров, министерство возьмет на себя заботы по идеологическому и воспитательному укреплению рядов вооруженных сил, и, в этой связи, будет отвечать за подбор кадров, развитие национальной системы военного образования, а также международное военное сотрудничество. В рамках Генерального штаба предполагается создать Комитет военных штабов или Комитет начальников штабов, с целью более эффективной подготовки ВС "к боевому применению" и формирования "координированного целенаправленного процесса повседневной боевой подготовки". В целом, руководство Комитета получит функции управления ВС в мирное и военное время, планирования и организации их повседневной деятельности. Министерство предлагает передать в ведение Комитета вопросы оперативно-стратегического планирования применения вооруженных сил, их оперативной и боевой подготовки и др. Численный состав обновляемой армии в настоящее время составляет 74 тысячи военнослужащих - цифра не очень солидная, особенно, если учесть, что страна находится в самом центре региона, являющегося объектом пристального внимания более крупных государств. Министр М. Алтынбаев отметил, что на этот год бюджетных денег на содержание армии вполне хватает: "Сегодняшняя сумма - она хорошая, достаточная". Она составляет около одного процента ВВП ($270 млн.). Однако, скорее всего, эта сумма не будет достаточной уже в ближайшем будущем, поскольку реформирование ВС потребует много средств, в том числе и бюджетных. М. Алтынбаев считает, что к 2010 году казахстанская армия будет на половину состоять из контрактников. Сейчас в министерстве пока нет ясного представления о том, каким будет срок их службы - один месяц, три или полгода - об этом станет известно по мере развития данного института. Более того, глава оборонного ведомства убежден, что последние "должны приходить не служить, а обучаться". С течением времени численность служащих по контракту будет увеличиваться, хотя, по словам министра, от 30 до 15 процентов из общего числа военнослужащих должны будут "нести срочную службу". Больших ассигнований потребует программа формирования Военно-морских сил республики на Каспийском море, актуальность которой представляется очевидной. Военно-морской созидательный процесс будет растянут на ближайшие семь-двенадцать лет - министерство обороны ожидает, что он продлится до 2010-2015 гг. В ближайшие же 5 или 6 лет будут сформированы силы для ведения надводного контроля. На первых порах Казахстан будет рассчитывать на материальную и иную помощь от более развитых стран: следуя принципу многовекторности своей политики, руководство республики планирует получать поддержку и от США с Великобританией, и от России. "Республика надеется, что данные страны будут предоставлять корабли на безвозмездной основе", - поделился министр. Зря, конечно, надеется, но не это главное. Важнее вера оборонного министерства в то, что в будущем Казахстан "сможет позволить себе покупать корабли" - суда класса российского "Татарстана" (если быть более точным - класса "Гепард" - более ста членов экипажа, водоизмещение - 2090 т, длина - 102 м, скорость полного хода - 27 узлов в час и т.п. Стоимость - $100 млн.). Это будущее напрямую будет зависеть от роста благосостояния страны, которое, в свою очередь, неизменно ассоциируется с началом масштабного освоения шельфа и увеличением потока инвестиций. Как отметил М. Алтынбаев: "Как только пойдет полным ходом нефть, внимание к этому региону стремительно возрастет". В прошлую пятницу пресс-служба министерства, сделала сообщение о том, что в марте - апреле текущего года на территории Западного военного округа пройдут "оперативно-стратегические командно-штабные учения с привлечением различных видов и родов войск". Главная цель мероприятия состоит в отработке "действий по обеспечению военной безопасности в западных регионах страны". В ходе учений, в которых планируется задействовать свыше пяти тысяч военнослужащих, будут проведены операции по переброске войск "в короткие сроки на большие расстояния", проработаны меры по пресечению террористической и диверсионной деятельности. Объясняя в понедельник депутатам важность предстоящих учений, министр сказал, что они должны подтвердить мысль о том, что "профессионализм казахстанской армии - не пустые слова, и мы можем обеспечить безопасность нефтеносных районов на Каспии, куда вложены большие иностранные инвестиции". Кроме того, напомнил М. Алтынбаев, статус водоема до сих пор не определен, а споры из-за минеральных ресурсов уже приводили к вооруженному противостоянию прикаспийских государств. Разумеется, при этом глава Минобороны оговорился, что обеспечение безопасности западного региона Казахстана должно происходить на основе существующих договоренностей с прикаспийскими странами, поскольку "укрепление военной группировки республики на Каспии не направлено на дружественные Казахстану прикаспийские государства". Против кого конкретно эти оборонные усилия будут направлены, уточнено не было. Официальная точка зрения ограничивается использованием сочетания слов "международный терроризм" (иногда - "международный экстремизм"). Кстати, в тот же день, в понедельник, Сенат принял закон "О присоединении Республики Казахстан к Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, и Протоколу о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе". Соотвествующее постановление Правительства о законопроекте было подписано 12 июля прошлого года (по странному совпадению, 12.07.02 в России со стапелей Зеленодольского судостроительного завода им. А.М. Горького был спущен на воду "Татарстан" - "флагман Каспийской флотилии РФ", о котором мечтают в нашем Минобороны). Высказывания казахстанского министра по проблеме безопасности Каспия почти дословно совпали с существующей точкой зрения российского руководства. Еще в конце апреля прошлого года Владимир Путин в Астрахани заявил, что "в связи с неподеленностью Каспия у государств, прилегающих к нему, имеются разногласия, которые уже порой провоцировали военные инциденты и конфликты. Чтобы этого избежать, необходим мощный фактор сдерживания". А уже в августе по приказу президента - Верховного Главнокомандующего ВС РФ, прошел сбор-поход Каспийской флотилии в котором впервые участвовали все ведомства, осуществляющие морскую деятельность в регионе. По оценке военных экспертов, учения стали самыми крупными в российской армии за последние 10 лет. Тогда в учениях были "задействованы" военные Азербайджана и Казахстана, а также наблюдатели из остальных прикаспийских государств, а основными и официально заявленными задачами учений стали: отработка мер по борьбе с терроризмом, наркобизнесом и браконьерством в регионе, предотвращение диверсий на нефтепромыслах. Сегодня существует довольно распространенное мнение о том, что угроза развязывания вооруженного конфликта на Каспии будет "тем реальнее, чем более масштабно и активно на развитие ситуации в регионе будут влиять нерегиональные государства и военно-политические союзы". Американцы, еще в 1997 году определившие регион зоной своих национальных интересов, постоянно заверяют, что они и НАТО не будут присутствовать на месторождениях Казахстана в виде военной силы. Более того, они пытаются убедить всех, кому это интересно, что "эта версия защиты нефтедобывающих компаний - из области фантастики", не переживая о том, что их прогноз звучит не очень убедительно. Неслучайно иранское руководство неоднократно заявляло о своих планах по усилению подразделений ВМС на Каспии, об этом говорили президент М. Хатами, главнокомандующий ВМС Ирана адмирал А. Мохтадж и депутаты меджлиса. Думается, эти намерения направлены не столько против Азербайджана, России, Казахстана или Туркменистана, сколько против усиливающегося американского влияния. Опосредствованное военное присутствие США и Великобритании на казахстанском участке Каспия будет возможно хотя бы через реализацию программы реформирования ВС республики и, в частности, в процессе формирования военно-морского флота страны, ожидающей финансовой и технической помощи этих государств. Для решения большинства проблем оборонной промышленности Казахстана нужны значительные средства. Министр М. Алтынбаев высказал мысль о создании единого холдинга, с тем, чтобы "объединить все предприятия страны, выполняющие военные заказы", поскольку он уверен, что только в объединенном виде оборонные предприятия страны "смогут выжить и двигаться вперед". Контрольный пакет акций такого холдинга, по мнению генерала, должен принадлежать государству. Однако пока неизвестно, кому будет принадлежать остальная их часть, ведь, министр предлагает при создании холдинга использовать не только опыт других государств, но и их "технологии и деньги".
Загрузка...