Опубликовано: 2005

Тендер: вечно теневая сторона

Тендер: вечно теневая сторона

Тендер - является неотъемлемой частью, и даже зачастую источником жизни как государства, так и бизнеса.

Чтобы понять всю важность этого процесса, приведем одну цифру. Годовые объемы госзакупок товаров и услуг в республике превышают два миллиарда долларов. Бюджет республики исчисляется, как известно, примерно четырьмя миллиардами долларов. В масштабах Казахстана, сумма получается колоссальной. Мунавара Палташева, исполнительный директор "Алматинской Ассоциации предпринимателей" в интервью для Караван.kz, сказала, что не так давно среди предпринимателей проводили опрос на предмет того, что им мешает жить и работать. Они дали следующие ответы: Налоговый кодекс, Кодекс об административных правонарушениях (КОАП); третье почетное место отдали Закону "О государственных закупках". Эта сфера в скором времени может претерпеть изменения в случае, если депутаты в этом году примут законопроект "О тендере". Нужно сказать, что данная инициатива вызвала большой резонанс в предпринимательских кругах. Некоторые депутаты хотят, чтобы реформа напрямую коснулась бы бизнеса и контролировала его. Иными словами, депутаты хотят, чтобы предприниматели проводили заключение сделок с целью приобретения товаров и услуг строго по условиям проведения государственного тендера. По этому поводу бизнесмены даже созывали для обсуждения целый ряд "круглых столов". Появление на свет этого документа вызвало у них большой приступ негодования. Однако у некоторых из них сегодня эмоции поутихли, сублимировавшись в оптимизм. Виктор Ямбаев, вице-президент алматинской Ассоциации предпринимателей, в интервью специально для Караван.kz, сказал, что "у бизнеса хватит сил "завернуть" этот законопроект". Анатолий Лобков, главный специалист компании "Центраудит-Казахстан", в интервью специально для Караван.kz, сказал, что в случае принятия парламентом законопроекта "О тендере", это станет дополнительным обременяющим законодательным нагромождением. Возникает вопрос, для чего нужно создавать еще один лишний регламент, если таковые уже имеются. К примеру, кроме Закона РК "О государственных закупках", есть еще Гражданский кодекс РК. Следовательно, нужно развивать именно существующее законодательство, а не создавать новое ненужное, дублирующее и вредоносное. Принятие данного законопроекта может негативно отразиться на развитии отечественного бизнеса. Разработчики законопроекта "О тендере", в число которых входит небезызвестная мажилисвумэн - гроза парламентов - Татьяна Квятковская, преследовали идею создания универсальных норм для всех участников - государственных и частных. В Казахстане же до сегодняшнего дня не было норм, которые регулировали бы проведение тендеров частными компаниями. На свободном рынке выживает кто как может, и заключает договора в силу своих возможностей. На первый взгляд, казалось бы, это настолько банальная и прописная истина, что и в голову не придет писать об этом в статье. Но, видимо, банальность сегодня в цене. В юридической науке точно также как и в медицинской, есть один общий принцип, наподобие клятвы Гиппократа: "Не навреди!". В юридической науке это означает, что принимаемые законы не должны ухудшать общего положения дел. Если же такие инциденты возникают, они должны автоматически отсекаться бравыми сотрудниками компетентных органов, наподобие Минюста. Но это почтенное заведение почему-то пропускает ущербные законы, которые, естественно, никак и не улучшают общую ситуацию. Но, несмотря на то, что некоторые бизнесмены полны уверенности в том, что они смогут "отстоять Москву", появляется большой повод обсудить давно назревшую тему системы проведения государственных тендеров или, иначе говоря, госзакупок на конкурсной основе. По мнению Мунавары Палташевой почти все казахстанские государственные тендеры похожи друг на друга, словно близнецы-братья по уровню коррупции и примерно одинаковым криминальным схемам данной процедуры. При всем при этом, несмотря на космические величины, сам процесс государственных закупок остаётся наиболее скрытым и засекреченным для общественного ока явлением. Трясина тендеров крепко охвачена щупальцами коррупции. Однако на практике, благодаря законодательному бессилию, тендерные махинации у нас даже не относятся к категории коррупционных нарушений. Правовое поле создает для такого бизнеса под государственной крышей поистине тепличные условия. Хотя, по сути дела, именно они являются главным "китом", поддерживающим эту сомнительную систему. По словам экспертов, процедура участия в государственных тендерах сегодня излишне забюрократизирована и усложнена. Геннадий Шестаков, президент Ассоциации таможенных брокеров, в интервью Караван.kz, сказал, что примерная сумма взятки или, как иногда еще говорят, "отката", составляет 10-15% от суммы тендера. И это не является сегодня какой-либо тайной. Наверное, все бизнесмены знают об этом. Перед началом проведения тендера об этом, без тени страха и упрека разбирательств с компетентными правоохранительными органами, сообщается во всеуслышание организаторами. Если "отстегнуть" больше, к примеру, 20%, выгодность такого тендера может вызвать сомнение. Все что заходит за 20%, может отсечь многих желающих, если там, конечно, нет других сказочных условий. Кроме того, от суммы тендера необходимо будет заплатить еще и налоги, к примеру, 30%, зарплату сотрудникам, и пр. расходы. Кроме того, тендеры приносят прибыль тем государственным организациям, которые его проводят. Участник тендера, кроме денег за оформление целой тонны документов, должен внести авансовый взнос в размере 3% от суммы тендера, если подает заявку. Если же претендент побеждает, он должен внести еще 5% на счет организаторов. Тем, кто этот конкурс не выиграл, деньги по всем понятием должны вернуть. Однако только особо стойкие, терпеливые и настойчивые могут вырвать эти три своих процента обратно. 3% с каждого участника вытекает в солидную сумму, ведь в конкурсе может участвовать одновременно и 20, и 35, и 44,5 и 59 претендентов. Что называется с миру по нитке… Если даже деньги и вырвут с боями, то произойдет это не сразу. А пока их пытаются забрать обратно, они "крутятся", принося дивиденды. Таким образом кто-то, например, получает бесплатный кредит. Как правило, тендерная комиссия состоит из сотрудников той организации, которая и проводит тендер. Туда для приличия могут пригласить первых замов, технологов, экспертов, начальников отделов и т.д. Только их голос ничего не значит. В этой колоде один козырный туз, который и решает основной вопрос - это глава организации. Все остальные бубновые валеты, трефовые десятки и даже червовые короли, побить туза, естественно, не в силах. При таком раскладе отпадает всякая нужда и смысл в тендерах. Если бы в состав комиссии входили представители различных структур, можно было бы говорить о какой-либо справедливости и честных правилах соревнования. Хотя с другой стороны, если тендерную комиссию напичкать "тузами" и "королями" из других "колод", на взгляд юристов, никто не даст гарантии, что коррупция уменьшится. Возможно, что она просто усложнится. Эксперты видят выход в упрощении процедур тендерной процедуры. В данном случае, упрощение должно привести к прозрачности или, как сейчас любят выражаться продвинутые граждане, к транспарентности. По большому счету, в Казахстане действует около 50 контрольно-надзорных органов. Этого бы с лихвой хватило бы проверить любой сомнительный тендер. Классическим примером тендеров по-казахстански может послужить пример с бельгийской компанией "Трактебель С. А.", однажды пожелавшей прийти в нашу республику и также бесславно ушедшей с полным ранцем золотых монет. В тот исторический период несговорчивое правительство каким-то чудесным образом выплатило еще и отступные. А наше правительство, как известно, просто так, добровольно, никогда деньги не отдаст. Бельгийцы в 1996 году в результате закрытого тендера, приобрели за $7,2 млн. Алматинский и Капчагайский энергокомплексы. В результате, в процессе заключения самого контракта, были грубо нарушены нормы действующего законодательства Республики Казахстан, не допускающие проведение закрытого тендера по такого рода объектам. Генеральная прокуратура в тот период признала недействительным заключение сделки, однако, представление прокуратуры так и не вступило в силу. К тому же смехотворна сама цена, которую выплатила компания "Трактебель С.А." по результатам тендера. Ориентировочная стоимость проданных комплексов различными специалистами оценивается в 500-800 млн. долларов. Кстати говоря, аналогичную ТЭЦ-2 станцию в Праге "Трактебель" приобрела за 1,2 млрд. долларов. Далее, совершением акта купли-продажи зафиксировано создание супермонополиста в области поставки электрической и тепловой энергии, что противоречит нормам антимонопольного законодательства Республики Казахстан. Договор демонстрирует странное, если не сказать большего, отношение Покупателя к законодательству Республики Казахстан. Если в соответствии с п. 29 договора, бельгийская компания признает законодательство Республики Казахстан, то уже согласно п. 31 этого же договора, она игнорирует это законодательство, оговаривая согласие Продавца на рассмотрение всех споров по договору Арбитражным судом г. Стокгольма (!). В общем, в соответствии с тем грабительским договором, Казахстан должен был все, а бельгийцы ничего. В конце концов, они получили ущерб, и с отступными благополучно отплыли к своим берегам. А кому были должны, всех простили. В данной истории больше всего возмущают не бельгийцы, - их позиция вполне понятна, а свои родные члены правительства, которые за доллары бельгийцев только не отдали в придачу своих мамочек. Однако это уже история. А сегодняшний день изобилует не менее красноречивыми подробностями. Буквально несколько дней назад по телевидению передали сюжет о том, как государственная сельхоз- лизинговая компания "кинула" своих клиентов-крестьян. История касается поставки хлебоуборочных комбайнов. Оказалось, что комбайны поставлены не полностью, да еще и с недостаточной комплектацией. Крайних, как всегда не найти, деньги уже уплачены и пошли туда, откуда не возвращаются - в госказну. Казахстанская практика тендеров и компетентные органы не всегда не могут найти виновных и крайних. Следствие же порой представляет имена героев. Без малого ровно год тому назад (25.07.2002) Генеральная прокуратура объявила об отставке двух заместителей министров - Руслана Туякбаева из Минтранскома и Булата Елеманова из Министерства энергетики и природных ресурсов. Основанием для сделанного генпрокурором представления премьер-министру, стали проверки в Министерстве энергетики и минеральных ресурсов и в компании "Казахстан Темир Жолы". Прокурорские работники выявили факты нарушения законов при проведении тендеров на строительство и ремонт, а также оплаты за не поставленные товары и липовые услуги. Чиновники финансировали заказы на невыгодных условиях, устанавливали необоснованные скидки на грузовые перевозки. По словам Андрея Кравченко, начальника департамента Генеральной прокуратуры РК, Туякбаев занимал должность начальника департамента финансов и бухгалтерского учёта "Казахстан Темир Жолы", и, следовательно, был ответствен за экономическую деятельность, бухучёт и тарифную политику. Следствие установило, что его визы стоят на ряде договоров, которые легли в основу указанных нарушений. По данным прокуратуры, Туякбаев участвовал в заключении договоров с экспедиторскими фирмами, в результате этого, упущенная выгода компании составила более 6 миллиардов тенге. Булат Елеманов, занимая ответственный пост, выполнял обязанности председателя рабочей группы во время переговоров и заключения контрактов с недропользователями. Прокуратура выяснила, что тендеры на недропользование были проведены с нарушениями требований закона. Елеманов подписывал противоречащие законам документы, принимал юридически незаконные решения, лоббировал интересы частных компаний. Видимо, нашим героям удалось отвертеться. Прокуратура потребовала привлечения лишь к дисциплинарной ответственности указанных господ. Однако, по представлению надзорного ведомства, оба заместителя создали условия для коррупционных нарушений. Они освобождены от должностей и уволены с государственной службы. Да здравствует Генеральная прокуратура, самая гуманная прокуратура в мире! Однако почему-то продолжают терзать смутные сомнения. Какова судьба денег? Действовали ли господа в одиночку или по предварительному сговору с сотоварищами? И какие должности в данный момент занимают эти сотоварищи? А также, какой приз будет выдан этим партизанам за то, что не выдали своих друзей? Вся история человечества говорит о том, что великие дела на миллионы, и тем более, миллиарды не творятся в скучном одиночестве. Следующая история имеет менее "оптимистичный" для ее героя конец, - на него возбудили уголовное дело. Этот герой тоже, что называется, не из простых крестьян. При дворе он нес службу вице-министра. Год тому назад завершилось следствие по делу экс-вице-министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Мажита Турмагамбетова. Ему инкриминировали превышение полномочий при проведении тендера. Что называется, еще один сгорел на тендере. Мажит Турмагамбетов занял пост заместителя министра природных ресурсов и охраны окружающей среды в начале прошлого года. До этого он руководил комитетом по государственному контролю над производством и оборотом алкогольной продукции МГД. А уже в апреле, будучи в новой должности, он возглавил комиссию по проведению тендера, который оказался для него роковым. Лотом был выставлен солидный заказ, на который в бюджете предусматривались не менее солидные денежки по программе 700 - "Строительство и реконструкция систем обеспечения водой", подпрограмме 31 - "Строительство и реконструкция систем обеспечения сельских населенных пунктов питьевой водой". Видимо, крестьяне так и не получили воды. При вскрытии конвертов с конкурсными заявками одного из участников тендера - туркестанского ТОО "Ак жол", обнаружилось, что у фирмы отсутствует необходимая лицензия на производство строительно-монтажных работ. Кроме того, эта компания ненадлежащим образом оформила справки налогового комитета по г. Туркестан и гарантию банка "Каспийский". Остается загадкой, почему протокол вскрытия конвертов с конкурсными заявками потенциальных поставщиков в тот день составлен не был. Чудесным образом, на свет он появился позднее. Самое интересное, в нем указывалось, что у ТОО "Ак жол" таки имеются все необходимые документы для участия в тендере. Тогда же - 30 апреля 2002 года - был назначен и новый секретарь конкурсной комиссии, подписавший протокол задним числом. Вопреки требованиям законодательства, по истечении 10 дней со дня проведения тендера, его итоги не были оглашены. Лишь 12 мая Мажит Турмагамбетов объявил, что победителем конкурса по двум лотам ("Строительство водопровода Кентау-Туркестан в ЮКО" и "Водоснабжение районного центра Шолаккурган ЮКО") стало уже известное нам героическое ТОО "Ак жол". Такое решение тендерной комиссии было обжаловано в суде. И 10 июня Кокшетауский городской суд иск удовлетворил. Несмотря на это, Мажит Турмагамбетов, зная о судебном решении, 12 июня 2002 г. подписал платежные поручения о перечислении денежных средств на сумму 11,1 млн. тенге на расчетный счет ТОО "Ак жол". Агентство финансовой полиции РК возбудило уголовное дело в отношении предприимчивого вице-министра. Ему предъявили обвинение по статье 308 УК (превышение власти и должностных полномочий). Распоряжением премьера его отстранили от должности. Следствие завершилось в том же году. Материалы дела, согласно УПК, направлены в прокуратуру для принятия процессуального решения. В последнее время республику с регулярной частотой сотрясают скандалы, связанные с тендерами и конкурсами. Причем фигурируют все более крупные суммы и все более высокие чины. Удивляет по-хорошему тот факт, что компетентным органам удается достать заместителей министров. А ведь могли бы не удержать - вице-министр - должность скользкая. Если так дела и дальше пойдут, страна рискует остаться не только без денег, но и без руководящих государственных мужей. Ловить нечистоплотных чиновников за руку чрезвычайно сложно. Вернее, поймать-то можно, а вот доказать вину - для этого нужно большое гражданское и служебное мужество. Уголовный кодекс слаб для современности и не учитывает изворотливости современных предпринимателей от власти. Он только робко и туманно инкриминирует "злоупотребление полномочиями и превышение власти". Проблема проведения честных тендеров тесно увязана со статусом сегодняшних организаций. После дикой казахстанской приватизации почти все госпредприятия прошли процесс акционирования. Мало сегодня найдется в Казахстане структур, которые не являются АО, ОАО или, на худой конец, ЗАО. Это означает, что изначально все они являются коммерческими структурами, пускай даже со 100% государственным участием. Это такая правительственная хитрость - акционирование со 100%-ым государственным участием. По сути, предприятия являются не совсем казанными, но самостоятельными хозяйствующими субъектами. Это сегодня - 100%-е госучастие, а завтра оно окажется не совсем государственным. Когда чувствуют выгоду, их сразу продают. В результате, вот только эта зацепка - "100% государственного участия" придает этим организациям государственный статус. В реальности же, они сами должны зарабатывать себе на хлеб. Только вот у таких частных структур есть волшебная палочка, которой нет у других - у конкурентов - контрольно-надзорные функции. Исходя из логики данной материи, фактически, к словосочетанию "Республика Казахстан" можно смело прибавлять приставку АО, ОАО или ЗАО. К примеру, ЗАО "Кабинет министров РК", АО "Парламент", ЗАО "МВД", АО "Минздрав", ЗАО "Минфин", ОАО "Минтранском" и так далее в таком же порядке все министерства. В этом году большая распродажа выпала на летний период в ЗАО "Правительство" вместо осеннего. Цены за места, соответственно, подскочили, не взирая на оптовую продажу. Кроме того, в этом году большая распродажа ожидается в АО "Парламент". Скидки не обещают из-за прогнозируемого повышения спроса. Есть еще транснациональная корпорация, которая и руководит всеми этими АО и ЗАО, - это иностранные инвесторы. Они заказывают всю музыку, местным АО и ЗАО, предоставляется только часть полномочий на местах. К примеру, ОАО "Министерство по охране окружающей среды" не может оштрафовать по-настоящему серьезно, по-взрослому, иностранные компании за нанесение очевидного ущерба местной природе. У себя бы на родине, нефтяники или металлурги, при подобном попустительстве и небрежном отношении к окружающей среде, заплатили бы такую сумму штрафа, после которой начинается нервный тик. Местный уполномоченный орган заставил бы навести идеальную чистоту. Видимо, поэтому в развитых странах запада тротуары на дрогах моют стиральным порошком и трут зубной пастой. Сам человек по доброй воле никогда этого делать не будет, до тех пор пока его не накажут. Понятно, некоторых это может немного шокировать с непривычки. Видимо, потому что тамошнее ОАО "Министерство по охране окружающей среды" "бьет" финансовой дубинкой для того, чтобы нарушители навели чистоту. Наши уполномоченные органы "бьют" по карману, чтобы заработать себе на жизнь. Честно говоря, когда к названию государственного ведомства прибавить вот эти две или три гласные буквы, все начинает становиться на свои места, и понятна логика происходящего - исходная точка, от которой надо отталкиваться - размер цены. Официальные организации и ведомства только условно можно назвать государственными. Конъюнктура такая. На этом приключения не заканчиваются. Понятно, что возникает проблема проверки качества выполненных работ и поставленных товаров. Однако самое интересное заключается в том, что нигде в законе не предусмотрено контролировать качество. Это предоставляет большие полномочия чиновникам. Соответственно, никто не имеет права их наказывать. То, какие товары поставили или какие работы выполнили - одно дело. Произвела ли государственная организация оплату за это - другое. Бывает, что товар и услуги были предоставлены качественные. Но только может случиться, что государство или не заплатит по счетам, либо будет тянуть с оплатой до последней возможности. Судиться же с государственной конторой - дело подчас бесполезное, потому что государственный бюджет не предусматривает выплату судебных исков. Да, государственную организацию могут осудить и привязать к позорному столбу, но только она выплачивать иски все равно не будет, - не признает правительство за собой грехов. Однако бывали случаи, и их достаточно много, о которых упоминалось в отечественных СМИ, о поставке тухлого картофеля и прогорклого масла в части регулярных казахстанских вооруженных сил. Правда, в массмедиа найдется не очень много историй, когда за гниль или солдатские отравления поставщики и те, кто принимал товар, понесли заслуженную ответственность. Если на Казахстан внезапно и вероломно нападет враг, ему не нужно будет прилагать большие усилия для одержания победы, потому что армия сама себя разворует изнутри. Враг должен будет дать только солидную взятку, и тогда победа будет обеспечена. Подношения - это тактика, стратегия и оружие ХХ1 века. Это не очередной удар под дых вооруженным силам со стороны прессы, а лишняя возможность обозначить проблему офицерской чести высшего командного состава. С ее наличием, видимо, имеется большая проблема. Виноватых, как всегда, найти не могут. Но, видимо, проблема качественного товара или услуги, тесно сопряжена с законодательством, которое говорит о том, что устроитель тендера должен выбрать наиболее выгодного поставщика. В данном случае, под выгодностью подразумевается наиболее низкая цена без учета какого-либо качества. Эта злокачественная норма есть в действующем законодательстве, и заложили ее и в законопроект "О тендере". Видимо, кому-то выгодно односторонне воспринимать предлагаемое. Опять же создается поле, где можно посеять зерна коррупции. А она кое-кому вместо матери будет. Низкая цена и, следовательно, отсутствие качества, может довести не известно до чего, даже до смертельного исхода, как в случае с отравленной армейской тушенкой. У каждого товара есть свое качество. У каждого качества есть свой уровень, ниже которого оно просто исчезает. Да, поставщик предлагает низкую цену, только и соответствующего качества он не может предложить. Потом за это сомнительное исполнение приходится дважды платить налогоплательщикам. Однако государственные мужи и жены не желают воспринимать такие банальные вещи, а правительство вечно гоняется за дешевизной. Сам участник тендера не всегда может до конца определиться с ценой, потому что у него порой физически не хватает времени из-за объявленных сроков. К примеру, тендер проводится в столице нашей родины, исполнитель же или их группа находятся в разных городах. Время нужно для выезда на место, для оценки работ и ситуации в общем. В результате, потенциальным участникам тендера приходится решать с кондачка, на глазок. Объявление о тендере может быть опубликовано, к примеру, 15-го числа, а сам тендер проводиться 18-го или 20-го числа. Хотя, в соответствии с законодательством, такое объявление должно быть напечатано за месяц. По мнению экспертов, такой короткий срок является просто уловкой организаторов, которые, наверняка уже выбрали для себя победителя. Предприниматели говорят о том, что хорошо было бы, если информацию о тендерах публиковал единый печатный орган. К сожалению, в Казахстане нет такой газеты или журнала. Депутаты же хотят еще больше усложнить эти правила. Однако сложность правил не приводит к эффективности. Наоборот, бюрократические препоны уменьшают прозрачность и расширяют границы царства тьмы. Одним из условий нормального существования страны в рамках Всемирной торговой организации является крепкое отечественное предпринимательство. Практика тендеров показывает, что ЗАО "Правительство" не то, что не поддерживает национальный бизнес, оно строит ему всяческие препоны. С таким отношением, как бы волей-неволей, почему-то приходишь к мысли о том, что трудности в эпоху ВТО мы будем испытывать благодаря государственным мужьям и женам.
Загрузка...