Опубликовано: 1079

Тело - в дело

Тело - в дело

Проституция давно является неотъемлемой частью социального развития общества. И сегодня даже самые нравственно-настроенные граждане перестали воспринимать первую древнейшую как занятие из ряда вон выходящее.

А она тем временем пополняет ряды. Что приводит девушек (и не только) на эту тропу? И как обычно заканчивается судьба проститутки осознанно сделавшей выбор - торговлю своим телом? На эти вопросы есть ответы. Они разные, но суть, в сущности, одна - деньги. Ведь это не форма аморального поведения от безысходности, а просто не легализованный пока бизнес. Прощай, улица. Здравствуй, бордель! В этой среде, как и в любой другой, существует своя иерархия: уличные проститутки-путаны, девочки по вызову и элитные. Схема выхода на тропу секс-услуг в нашем городе достаточно проста. Для начала - красивое, завлекающее имя в газете частных объявлений в разделе "Досуг": Алина, Руслана, Полина, Александра, Лилия и до плюс бесконечности. Иногда, важно, чтобы оно стояло в первых рядах. Так больше вероятности, что клиент заметит и выберет. Гонка за именами на букву "А" колоссальная. Их придумывают, роются в справочнике. Ведь если странное имя, к примеру, Абелина, не найдут в отделе приема объявлений газеты - значит, все усилия пошли насмарку. Агенты отделов могут и не взять, поэтому Аделаиды и Аббы нарасхват. Да-да, встречается даже имя созвучное названию шведской группы "Абба". Хотя стараться запомнить имена не имеет смысла. Всё равно они вымышленные. Таковы правила. Зато их хорошо запоминают администраторы некоторых бань и гостиниц. В Костанае такса, положенная администратору от общей суммы, которую "отстегивает" девочка за вызов в подобное заведение, равняется 1 тысяче тенге. За час удовольствий клиент платит 5 тысяч тенге, вызов такси для девочки оплачивает он же. Уличная проституция в Костанае свой бум пережила давно. Сегодня улицы Карбышева и Абая котируются всё меньше и меньше. Придорожная боевая подруга с раскрасом индейца Джо на помятом лице ушла в прошлое. Быстрый секс на скорую руку за 200-400 тенге был 5 лет назад. Там же сегодня остался и спрос. Теперешние любители "клубнички" предпочитают отдых покомфортабельнее, большей частью на съемных квадратных метрах. Самая высокая планка - элитные, те, которые работают на спецслужбы или обслуживают высокопоставленных чинов, бизнесменов. С клиентов девушки берут намного дороже и в долларах, ориентируясь на столицу нашей родины. В Астане час плотских утех равняется 300 долларам, такие расценки, по крайней мере, были полгода назад. Рекламное агентство как прикрытие Двухкомнатная благоустроенная квартира в центре города возле главного храма знаний - КГУ. Снимают вдвоем, Сауле и Ирина, за 60 тысяч тенге в месяц. Сауле на вид тихая, скромная девочка, на момент нашей встречи с минимумом косметики на лице. Мы говорим, что называется, по душам. Карие глаза, маленький рот с губками-ниточками, выдающиеся скулы, прямой нос, прямые черные волосы, подстриженные под каре - в этот момент она меньше всего похожа на гейшу. Этакая примерная студентка. Студенткой Сауле была. Лет 5 назад. Сейчас ей уже 25. По специальности - учитель русского языка и литературы. Проработала два года в одной из поселковых школ и уволилась. Зарплата в 15 тысяч и жалкое сосуществование. Тем более, что помощи ждать было неоткуда. Девочка росла в проблемной семье: родители частенько в запоях, все воспитание лежало на престарелой родственнице. Она как могла тянула Сауле до ее совершеннолетия, а потом открыла двери и выпустила на волю. Попытка устроиться на работу по специальности и не по специальности где-то в городе провалилась. Та же минимальная зарплата и большой груз ответственности. Сегодня Сауле работает на себя. У нее свой бизнес. Голый, постыдный, но востребованный. Было время, когда она львиную долю заработанных денег отдавала сутенерше. Тогда девчонок набиралось порядка семи в двухкомнатной квартире. Сутенерша взимала с них квартплату, а заодно и "крышевала", благо дело, что в наше время есть от кого. Сутенерство - дело подсудное, поэтому и шифруются основательно. В Костанае все помнят некую Леру, у которой квартировало чуть ли не 20 красавиц, но, по словам самих проституток, Лера умела договариваться и потому была надежной крышей. Избавиться от хозяйской опеки и стать свободной жрицей любви оказалось делом не из простых. В целом в бизнесе Сауле 3 года, на вольных хлебах - только год. Родственникам говорит, что работает в рекламном агентстве, такое вот заношенное до дыр, но верное прикрытие. Пока ему верят. Задаю вопрос: - Когда приходишь к клиенту, с чего начинаешь?
- С простого (улыбается и мгновенно становится серьезной). С обыска. Захожу в квартиру одна или с девочками, в зависимости от того, сколько человек отдыхают. Сначала осматриваю все комнаты, балкон, шкафы, даже под кроватью …
- А под кроватью-то зачем?
- А вдруг там кто-то прячется.
Логично. Проституткам невыгодно, чтобы во время "отдыха" вдруг нежданно-негаданно из шкафа вывалился еще один "незарегистрированный" клиент, прущий "на халяву".
- А потом?
- Потом садимся обычно за стол, я курю, он курит, разговариваем минут 15-20.
- О чем?
- Обо всём, я не запоминаю.
Нас перебивает звонок. На другом конце провода мужской голос: "Здравствуйте, у вас девушки есть?" - "Есть. Вас какие интересуют: полненькие, худенькие, азиатки, европейки?" - "А размер груди у них какой?" - интересуется голос. - "У нас имеются девушки со вторым и третьим размером бюста". - "Хорошо, запишите адрес…" - одобрительно отдает распоряжение трубка. Пока Сауле, она же по совместительству диспетчер, запоминает номер, смотрю и стараюсь понять, чего не хватает девушкам в обычной простой жизни, в которую они скорее всего, нескоро вернутся. Причина одна - привыкнуть к деньгам можно быстро, а вот отвыкнуть… Ради них готовы терпеть любые унижения и ради них они идут на все, точнее на "вызов" - так называется предварительный звонок потенциального клиента. Через полчаса она накрашенная, разодетая отправится в неизвестность, к тому голосу, который звонил и который жаждет ласк и плотских утех. И бог его знает, кем окажется ее очередной клиент: бухгалтер, который решил развлечься на квартальную премию, половосозревший студент, губернатор какого-нибудь районного штата или бригадир мостостроительного отряда, сорвавшийся в недельный запой или образцовая семья, которая пожелала стать шведской… Но факт остается фактом - наши проститутки, как всегда, всепогодны, востребованы. Работа, знамо дело. К ней привыкают. Шмотки, косметика - порой очень дорогие вещи. Грязь, пинки, пьяные сопли, нежности, обычно начинающиеся и заканчивающиеся фразой "Ах ты, сука!" - куда же без этого… Пока идут сборы, продолжаю спрашивать: - Деньги не отбирают? Мало ли, какой дебил появится…
- Застрахована. После того как проверю везде и всюду, беру деньги, выхожу на лестничную площадку, спускаюсь на две-три ступеньки, прячу деньги куда-нибудь подальше и возвращаюсь. Всё выглядит для клиента так, будто я спустилась и отдала деньги водителю. А вот что самое беспонтовое для меня - это субботники.
- А что это?
- А то, что пашешь на них, причем бесплатно.
- На кого?
- По-разному…
Дальше Сауле отказалась отвечать. - А мальчики есть?
- Есть, а что, надо? Могу позвонить.
От студентки до челночницы - один шаг В Департаменте внутренних дел работницы коммерческого секса стоят на учете, чтобы надежней было. И спокойней. Имеется специальная база данных. По неофициальным источникам в Костанае порядка 300 представительниц коммерческого секса. Основная часть - из деревни. Слетаются на огни большого города. В принципе, никто не против поискать здесь счастья, принца, хорошей работы, но это в принципе. Без принципа - это студентки без комплексов. Добрая половина проституток - студентки. Хотя какое это имеет значение?! От уровня образованности ее секс-услуги не зависят. Днем она сидит на лекциях в каком-нибудь вузе и грызет гранит науки, а вечером - где-то на съемной квартире в компании клиента. Причина опять же - банальна. Желание заработать на "карманные" расходы. И то, каким путем достанутся деньги, мало волнует, главное, хорошая конспирация, чтоб потом не узнали на улице. И не стали показывать пальцем. Как и любому процессу всему приходит конец. Сауле тоже верит, что наступит и на ее улице красных фонарей праздник. По крайней мере, судьба у девочек разная. Ее возраст уже становится неликвидным для секс-индустрии. Пока еще жрица, Сауле всерьез задумывается о том, чтобы сменить этот статус на более спокойный - статус жены. Благо, что предложение руки и сердца есть. Но не всем так везет. Сауле - Джулия Робертс из "Красотки" по сравнению с другими. Другие рискуют больше и не только здоровьем, но и жизнью. Года два назад среди проституток пронесся страшный шепот: убили одну из "коллег". Отрезали голову. Девушка в тот раз, как обычно, поехала на вызов. И не вернулась… Этот случай заставил многих путан относиться с подозрениями к новым клиентам и особенно - к приезжим. Хотя некоторых никакой риск не пугает, они идут еще дальше. Точнее едут. За границу. К примеру, как говорит представитель международной организации по миграции Нина Шабурова, несмотря на проводимую профилактическую работу среди населения, проблема сексуального трафика весьма актуальна. - В северном регионе он менее распространен, чем в южном. Причем едут челночницы, берут одну сумму денег, а возвращаются с другой. Неопытные молоденькие девушки из танцевальных коллективов, которые стремятся уехать за рубеж, по объявлению о работе, попадают в руки к преступникам, к торговцам людьми. На юге трафик не прекращается, потому что дает баснословную прибыль, а доказать и наказать причастных к этому людей, трудно. Чаще всего хотят подзаработать те, кто считает, что заработать танцами они могут больше, чем свои умом. Девушки сознательно идут на занятие проституцией в погоне за материальным достатком и прекрасно знают, что такая карьера может закончиться быстрее, чем они того ожидают. Правда, что ищут наши девушки за границей - тема для другого разговора. Иллюстрация с сайта http://www.epochtimes.com.ua
Загрузка...