Опубликовано: 745

Свадебное насилие

Чужая свадьба всегда вызывает умиление. Несмотря на несуразные для наших улиц многометровые лимузины с окошками-бойницами, украшенные веночками а ля похоронные.

Видишь такую процессию - взволнованного жениха в штанах на вырост, невесту, замерзшую на ветру, но чертовски красивую - и поневоле хочется верить, что у этих-то все будет хорошо. Казалось бы, какие еще чувства могут возникнуть при виде брачующихся? Ну, положим, зависть у какой-то бедняжки, засидевшейся в девках. Ну, светлая грусть тех, кто приближается к свадьбе золотой - или юбилейному разводу. Но оказывается, чрезвычайно позитивное в демографическом плане событие радует далеко не всех граждан. О том, что люди встречаются, люди влюбляются, женятся, жители улиц в районе алматинского дворца бракосочетаний, в принципе, догадывались. Недавно они узнали, что происходит это довольно часто. Эта приятная информация так и осталась бы для них второстепенной - в самом деле, не думаем же мы ежесекундно о количестве родов в городе или, к примеру, обо всех именинниках на данный час - если бы не заботливые дворцовые работники. Они вывели динамики на улицу, в свободный эфир, и торжественный марш Мендельсона теперь сообщает всем и каждому о новом семейном союзе. Как известно, оные заключаются на небесах, но попутно сопровождаются всевозможными земными ритуалами. В том числе, и классическим маршем. Но зачем же делать его таким нестерпимо громким? Вспомните первые бравурные аккорды. Теперь представьте, что вы - старенький человек, которого потянуло вздремнуть "на погоду". Вы укрываетесь уютным пледом, глаза закрываются и… в этот сладостный момент под ухо вам шарахает марш. А младенцы! Они никак не желали признать связь мендельсоновой музыки и собственного появления на свет и орали почем зря. Домохозяйки роняли сковородки, отцы семейств расплескивали борщ и допускали непечатное. Очень скоро местным жителям стало казаться, что женятся у нас без передышки - марш сотрясал окрестности с периодичностью примерно в пятнадцать минут. Но никакой радости это не вызвало. Более того, стало понятно, что привыкнуть невозможно - Мендельсон всегда заставал врасплох. В практике мировой контрразведки значится пытка под названием "музыкальная шкатулка". Человека помещали в глухую комнату, где непрерывно, круглые сутки звучала музыка. Редко кто выдерживал - матерые шпионы заливались слезами, умоляя прекратить истязания. Говорят, свадебные страдальцы тоже пишут жалобы в разные инстанции с просьбой прекратить насилие. Но пока что: па-па-па-пам…
Загрузка...