Опубликовано: 1046

Стройными рядами - к светлому будущему

Стройными рядами - к светлому будущему

В середине апреля текущего года состоялось заседание узбекского правительства, на котором были подведены итоги первого квартала 2006 года и дан "критический анализ результатов социально-экономического развития страны".

Вел это заседание премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзиеев. "Производство ВВП по сравнению с аналогичным периодом 2005 года возросло на 3,6 процента. Достигнуто увеличение объемов производства, работ и услуг в промышленности на 6,8 процента, в сельском хозяйстве - на 4,5 процента, строительстве - на 3,6 процента, в отраслях транспорта и связи - на 7,3 процента, в сфере торговли и общепита - на 6,3 процента. Этот позитивный процесс поддерживался увеличением инвестиций и объемов экспорта. Государственный бюджет исполнен с профицитом. Положительное сальдо внешнеторгового оборота составило 387,1 миллиона долларов США", - говорилось в информационном сообщении с заседания. Однако столь ли радужны перспективы узбекской экономики? Этот вопрос задается довольно часто. Цифры цифрами, а население Узбекистана должно ощущать на собственном кошельке то, что выводится в статистических отчетах Госкомстата. Насчет увеличения инвестиций и объемов экспорта и говорить не приходится. Почему? Почти двукратное снижение объемов прямых иностранных инвестиций в 2005 году по отношению к 2004-му - факт от которого никуда не денешься (соответственно 800-850 млн. долл. и 400 млн. долл. - прим. А.А.). Объемы экспорта возрасти никак не могут хотя бы потому, что в период созревания, например, клубники, граница с соседним Казахстаном была практически закрыта. Почему это было сделано сразу после, казалось бы, успешного визита казахстанского коллеги Каримова, непонятно. По распространившимся в Ташкенте слухам, существует группа высокопоставленных чинов, которым свободный вывоз сельхозпродукции из Узбекистана невыгоден. С целью прибрать к своим рукам очередной хороший куш (после разборок с маршрутными "Дамасами" - прим. А.А.), они не гнушаются ничем. Вполне возможно, узбекской таможне было дано устное распоряжение не пропускать крупные партии свежих фруктов и овощей через границу. Подтвердить или опровергнуть этот слух невозможно по причине закрытости таможенных служб, министерств и других структур, так или иначе связанных с экспортом. Никто из низов не собирается давать комментарии, никто из верхов их никогда не даст. По всей видимости, ставки в этой игре слишком велики. Криминальный характер в Узбекистане приобретает все, что приносит хорошие деньги. Вспомним случай с контрабандой табачных изделий. Уже давно доказанным фактом стало то, что каждая третья пачка сигарет контрабандного свойства. А когда монопольный производитель сигарет в Узбекистане предлагает бороться с контрабандой всерьез, чиновники различного ранга делают удивленный взгляд и ничего не делают. Множество вопросов у узбекистанских потребителей к тем, кто завозит в страну сахар, товары массового спроса, мобильных телефонов и компьютерной техники. Никто в Узбекистане, даже менеджеры на торговых рядах "Пахтакор" (самый крупный в Узбекистане центр по продаже контрафактных телевизоров, другой оргтехники и мобильных телефонов - прим. А.А.), не знают, как происходит процесс ценообразования на вышеперечисленные товары. Если даже знают, то по большей части помалкивают, ибо "крыша" здесь чересчур серьезная, а деньги крутятся слишком крупные. Положительное сальдо внешнеторгового оборота обеспечивается за счет жесткого государственного протекционизма, стимулирующего экспорт и, одновременно, фактически запрещающего импорт. При таком внешнеторговом режиме не может быть и речи об отрицательном внешнеторговом сальдо. Вполне вероятно, такое положение вещей, когда теневая экономика растет как на дрожжах, а "белая" все время сужается, не может существовать безболезненно для узбекской экономики. В какой-то момент теневая экономика достигнет таких масштабов, что подомнет под себя всю имеющуюся легальную экономику. Судя по всему, этот процесс уже идет… На заседании в узбекском кабмине говорилось и о программе приватизации, благодаря которой "преобразовано в негосударственную форму собственности и реализовано на биржевых и внебиржевых торгах 208 предприятий, объектов и госпакетов акций и долей, из них 142 (68,2%) объекта продано целиком в частный сектор". О масштабах приватизации в Узбекистане нельзя говорить однозначно. Объекты общепита, сферы услуг приватизированы давно, другое дело, когда вопрос касается стратегических объектов. В ходе своей недавней поездки в Сочи на встречу с президентом России Владимиром Путиным, Каримов обещал российским инвесторам так называемый "режим наибольшего благоприятствования" при приватизации ими именно вышеуказанных объектов. Как это будет выглядеть на практике, неизвестно, но объемы узбекской приватизации в пользу российского крупного и очень крупного бизнеса будут, по всей видимости, внушительными. Тому есть основания. Когда России понадобились, по разным оценкам, миллион рабочих для того, чтобы заполнить стройки, фабрики и заводы, Узбекистан пошел навстречу и не чинил трудовым мигрантам из не совсем благополучных областей страны препятствий, и они большим группами выезжали на работу в Россию. Можно ожидать, что и в вопросе приватизации обещания Каримова найдут свое реальное воплощение. С одной стороны, узбекское население надеется, что приход на узбекский рынок русских оживит промышленную инфраструктуру, в результате чего появятся новые рабочие места. С другой стороны, серьезные аналитики должны понимать универсальные законы рынка. Приоритет одной страны над другими может привести к образованию на территории Узбекистана транснациональных российских компаний, которые, воспользовавшись монопольным правом, станут диктовать свои правила игры. В какой мере они понравятся местным бизнесменам, еще большой вопрос. Что касается капитальных вложений, за первый квартал 2006 года 615,6 миллиарда сумов, из них 67 процентов составили инвестиции производственного назначения. Размер освоенных иностранных кредитов и инвестиций - 86,9 миллиона долларов, в том числе прямых - 57,1 миллиона долларов. Любые капитальные вложения есть затраты бюджета и внебюджетных фондов, а судя по объемам прямых инвестиций, они составили чуть меньше одной десятой доли всего объема капвложений. Сегодня инвестиционная привлекательность Узбекистана, начиная с мая 2005 года (событий в Андижане - прим. А.А.), падает. Узбекское правительство, так и не сумело решить ключевые вопросы, касающиеся внутреннего инвестиционного климата. Иностранные инвесторы, не получая полного пакета статистической (подчеркну, корректной и отвечающей международным нормам - прим. А.А.) информации, не хотят рисковать, в первую очередь, не очень доверяя действиям узбекского правительства, декларирующего на словах одно, а действующего на практике совсем по-иному, во вторую очередь, понимая, что правовое поле в Узбекистане не позволяет им надеяться на сохранность приобретенного имущества. Этих двух составляющих вполне достаточно, чтобы иностранные инвесторы засомневались в своих намерениях вложить деньги в узбекскую экономику. Отдельный разговор о сельском хозяйстве. Как бы Узбекистан не тужился, но сегодня главные валютные поступления идут или за счет экспорта цветных металлов, или за счет продажи газа, или за счет продажи золота, урана и хлопка. На последнем необходимо остановиться подробнее в силу того, что в сельской местности проживает более половины всего населения Узбекистана. На заседании в узбекском правительстве преобразования в сельском хозяйстве назвали "углубленными". И привели следующую статистику: "Рост валовой продукции в отрасли против соответствующего периода 2005 года составил 104,5 процента. Наращиваются темпы развития фермерского движения. В процесс реорганизации включились 219 плодоовощеводческих и виноградарских ширкатов". Рост в 4,5 процента не может не вызывать вопросов. Ежегодно такой или примерно такой рост наблюдается именно в сельскохозяйственном секторе. Почему на фоне неэффективных, как заявляется на официальном уровне, ширкатов, создаются фермерские хозяйства, и они в течение ближайших недель создают такой задел, который сказывается даже на макроэкономическом уровне. Возможны ли такие прорывы? И можно ли в периоды реформирования сферы добиваться позитивных результатов? Критическая масса была вылита на Ташкентский городской хокимият, "Узбекенгилсаноат", "Узпахтасаноат" и "Егмойтамакисаноат", процессы реформирования на селе. Исходя из того, что структура критики не претерпела никаких изменений, можно с большой вероятностью предположить дальнейшую волну стагнации узбекской экономики. Никто не говорит о главных причинах неудачного экономического курса Узбекистана, опускаясь на частности и малозначительные прегрешения. А причина кроется в том, что реформы не нужно декларировать. Их необходимо осуществлять на практике. Как это было сделано в начале 90-х годов прошлого века в соседнем Казахстане.
Загрузка...