Опубликовано: 1137

Стратегия США. Буш. Центральная Азия

Стратегия США. Буш. Центральная Азия

Существует мнение, что с приходом в Белый Дом Джорджа Буша-младшего, в американской политике произошли изменения кардинального свойства.

Ключевой причиной называют характер американского президента, мол, прямолинейный он, не совсем умный. Но мало кто задумывается над тем обстоятельством, что Буш-младший - есть порождение времени. Времени, когда изможденная перестройкой и разводом некогда братских народов Россия не смогла соблюсти свои геостратегические интересы, сначала в бывшей Югославии, Афганистане, потом в Ираке и, быть может, Иране. Про Украину и Грузию даже говорить не стоит. Кремлевские руководители разве что в бинокль не наблюдали, как в этих государствах победила профинансированная из США революция. Прибалтика, ее быстрая европеизация, и самолеты на подлете к столице России - все это не могло не сказаться на моральном состоянии бывшего СССР, или в сегодняшних реалиях, на России. Слабость России подразумевала силу США. Естественно, сила необходима для того, чтобы время от времени ее применять. Поэтому, окажись на месте Буша любой другой американец, думаю, во внешнеполитической доктрине мало бы что изменилось. Исходя из данного посыла и необходимо рассматривать такое явление, как эффект силы. Почему он стал преобладающим в период правления Джорджа Буша? Потому что Россия не могла и, пока не может, ничего в ответ противопоставить. Не думаю, что в Москве испытывали чувство глубокого удовлетворения, когда над Югославией барражировали натовские бомбардировщики. Мало радости было и тогда, когда Москва молча пустила американцев в Афганистан, некогда эксклюзивную вотчину СССР. Без праздника обошлось и тогда, когда на Персидском полуострове стала разворачиваться операция "Буря в пустыне". Цветные революции в Грузии и Украине стали для официальной Москвы чем-то вроде хронической зубной боли. В свое время именно с этими советскими республиками были выстроены наиболее теплые отношения Центра и окраин. Попытки вмешиваться во внутренние дела Украины напоминали то, как ведет себя девушка на выданье. Ставка на Виктора Януковича, это было видно невооруженным глазом, была изначально ошибочной. Конечно, Ющенко не особо нуждался в поддержке Москвы, но, в случае возможности таковой, думаю, теперь уже первый Виктор вряд ли бы отказался. С Грузией вообще произошел какой-то странный казус. России не нравился бывший министр иностранных дел СССР, и она предпринимала немало усилий к тому, чтобы его сместить. Правда, за мощными кремлевскими стенами никто и предположить не мог, что на место норовистого Эдуарда Шеварднадзе придет человек, по духу и менталитету не приемлющий ничего российского. Сегодня можно сказать, что в шахматной партии, где на кону стояли Грузия и Украина, Россия проиграла, причем, за явным преимуществом. Если нужно занести в актив Буша-младшего его внешнеполитические успехи, то основную его часть составят поражения России во внешней политике. 11 сентября 2001 года, после террористических атак на Нью-Йорк, американский президент решил вести более активную борьбу с терроризмом. Видимо, еще тогда Буш понял, что разбираться с потенциальными бенладенами нужно как можно дальше от границ с США. Именно тогда американская администрация сделала крен в пользу односторонних действий в глобальном масштабе. Бушу показалось, что в отсутствие второго центра силы в лице СССР, можно вести внешнеполитическую линию лишь в свете американских геополитических интересов. Хотя первое время после терактов, казалось, в мире формируется фронт борьбы с международным терроризмом. США поддержали многие страны мира, международные организации, все, кто посчитал действия террористов бесчеловечными. Свой шанс Америка упустила. Она не стала оговаривать со странами формат сотрудничества в рамках глобальной антитеррористической кампании. В целях решения локальных задач Буш мог пойти на союз с Узбекистаном (база Карши-Ханабад для поддержки военной операции в Афганистане, в последующем как постоянная угроза для Китая и России - прим. А.А.). Слова поддержки США, высказанные в прямом телеэфире президентом Владимиром Путиным, навевали некоторые надежды на более тесное американо-российское сотрудничество и дружбу. Если вторжение американцев в Афганистан воспринималось в российской столице как вынужденный выбор меньшего из зол (пусть лучше американское военное присутствие, чем нестабильные и агрессивные талибы - прим. А.А.), то последовавший затем поход на Багдад мог вызвать лишь негативную реакцию. Дело не в том, что багдадский режим воспринимался Россией как дружеский, нет, просто на протяжении многих лет именно Ирак являлся центром, откуда в арабском мире исходили волны советского, затем и российского влияния. Еще одним обстоятельством, смущающим Москву, является хроническая боязнь событий, которые могут произойти на Аравийском полуострове. В свое время не последнюю роль в деле ускорения развала СССР сыграл кризис на нефтяном рынке, фактически инициированный американцами и Саудовской Аравией. Сегодня никто не спрашивает о том, могли или не могли американцы найти оружие массового поражения в Ираке. Его там никогда не было. Другое дело, нефть и опасная зависимость американской экономики от поставок из района Персидского залива. Для простых американцев была создана наивная сказка о том, какой Садам Хуссейн жестокий диктатор, как он плохо обращается со своим и другими народами, как угрожает Соединенным Штатам. Не думаю, что в администрации Буша могли всерьез воспринимать то непонятное месиво, которое предлагалось для общественного потребления. В тиши вашингтонских кабинетов понимали истинные причины американского вмешательства в районе Персидского залива. Контроль над нефтью. Он предполагает ряд преимуществ. Первое преимущество в том, чтобы стабилизировать поставки нефти на американский континент. Под стволами американских вояк этот процесс пройдет без сучка-задоринки. Второе преимущество в том, чтобы оказать мощное давление на российскую экономику, ставшую фактически заложницей нефтяной иглы. И третье преимущество в том, что присутствие в Персидском заливе обеспечивает американцам контроль над Китаем. Поднебесная вышла в 2005 году на второе место в мире по потреблению нефти после США, темпы роста экономики высокие. А последние необходимо поддерживать за счет импорта энергоносителей из района Персидского залива. Американцы частично получили ключ к арабской нефти, а Китай стремится в срочном порядке диверсифицировать поставки энергоносителей, задействовав возможности, в частности, России и Казахстана. Государствам Центральной Азии внешнеполитическая доктрина США, направленная на односторонние действия, ничего хорошего не сулит. Яркий тому пример, Узбекистан, который последние несколько лет активно сотрудничал с США, но ничего, кроме головной боли, не получил. Андижанские события мая 2005 года окончательно оформили разрыв между Узбекистаном и США. Сегодня точку опоры в Центральной Азии американцы ищут в соседнем Казахстане. Мол, мы - стратегические партнеры, и можем вместе сделать регион более привлекательным во всех отношениях. Финансовая помощь, так и не выделенная Узбекистану, теперь может быть перенаправлена в Казахстан. Совсем другое дело, как руководство этой страны относится к вопросу более тесного сотрудничества со Штатами. Достаточно взглянуть на результаты американской политики в Украине и Грузии, чтобы понять: оно может обернуться еще большей зависимостью, не столько в экономическом, сколько в политическом формате. Кыргызстану выбирать не приходится. Обладая ограниченными природными и экспортными ресурсами, эта страна вынуждена на сегодняшний день не поднимать вопрос об американской базе, даже несмотря на недовольство этим обстоятельством со стороны Китая. Таджикистан озабочен проблемами, которые прямой привязки к американской внешнеполитической стратегии не имеют. Обладая самым низким уровнем жизни населения в регионе, Таджикистан решает сиюминутные экономические задачи, не заглядывая в завтрашний день. Туркменистан ведет политику "ты меня не трогай, и я тебя трогать не буду". Закрывшись в своих национальных границах, Сапармурат Ниязов лишь время от времени интересуется тарифной политикой Узбекистана (транзит туркменского газа осуществляется по узбекским газовым сетям - прим. А.А.). В любом случае, Центральная Азия в целом может быть удовлетворена тем, что заботы США находятся пока вне жизненно важных зон региона. Хотя, с другой точки зрения, бурные события в Кыргызстане еще раз напоминают, что аппетиты Джорджа Буша-младшего куда больше, чем заявляется на официальном уровне. Фото с сайта http://www.versii.com/
Загрузка...