Опубликовано: 1596

СПИД: гол в собственные ворота

СПИД: гол в собственные ворота

Каждую минуту на нашей планете одиннадцать человек - мужчин, женщин, детей - заражаются СПИДом. В Казахстане за два года число ВИЧ-инфицированных увеличилось вдвое.

И пока общество дискутирует о том, как бороться с этой смертельной инфекцией, республика неумолимо приближается к порогу, за которым начинается эпидемия Обычно газеты и телеканалы вспоминают об этой проблеме 1 декабря, во Всемирный день борьбы со СПИДом. Но, согласимся, повод говорить о распространении чумы ХХ века (а теперь уже и ХХ1-го) есть всегда. Сегодня, например, поклонники группы "Куин" вспоминают его лидера. Фредди Меркьюри умер в этот день, 24 ноября, двенадцать лет назад. Ни деньги, ни слава не спасли его от воспаления легких, спровоцированного СПИДом. После пяти лет мучений легендарный рок-певец скончался в своем роскошном особняке в Лондоне, за несколько дней до смерти передав все права на знаменитую "Богемскую рапсодию" благотворительному фонду по борьбе со СПИДом. Может быть, под впечатлением этой смерти или кончины другой знаменитости - Рудольфа Нуриева, принцесса Анна дала очень точную формулировку новой людской напасти. "СПИД - классический пример гола, которое человечество забило в собственные ворота", - сказала дочь Елизаветы второй. Впрочем, теперь уже поздно рассуждать о вине человека, о том, что он сам уготовил себе заразу смертельного вируса. Теперь надо искать панацею от него. Хотя главной панацеей по-прежнему можно считать здоровый и правильный образ жизни.Только не на все сто процентов. Ведь вирусом заражаются врачи, имеющие дело с кровью больного. Он переходит от матери к новорожденному. Словом, никто не застрахован… Многим, наверное, известно, что и замечательный певец, и великий танцор, и еще тысячи людей могли бы продолжать жить благодаря препарату, получившему имя страны, где он был создан. Но далеко не многие даже в нашей республике знают, что автором его является казахстанец. На днях одно из печатных изданий РК взяло у Александра Ильина интервью. Судя по всему, созданный им вместе с армянскими учеными препарат арменикум пока не излечивает больных полностью, но продлевает их жизнь, сокращая вирусную нагрузку. Десятки и сотни больных-добровольцев, прошедшие курсы лечения в Ереване, продолжают жить, хотя могли бы уже уйти в мир иной. В свое время наши чиновники проигнорировали открытие ученого-химика, и он уехал в другую страну. Там государство сразу нашло финансы на создание научно-медицинского центра, а потом в Армению потекли средства и из других стран. Эффект от проекта получился множественный. У больных возникла надежда на выздоровление, и многие действительно чувствуют улучшение. У армянских медиков и ученых появились возможности заниматься наукой и практикой. А сама страна выросла в глазах многих благодаря арменикуму. Подарили же все эти "приятности" Армении наши, казахстанские чиновники от здравоохранения. Впрочем, распознать полезное открытие бывает действительно трудно. Куда легче не повторять чужих ошибок. Но и тут мы не на высоте. Планируя внедрить в стране метадоновую программу, в Минздраве республики берут на себя огромную ответственность. А могли бы ее разделить со всем обществом, вынеся на обсуждение правильность этого шага. От использования метадона отказались во многих развитых странах, а у нас почему-то решили, что, заменив один наркотик другим, вылечат людей от СПИДа. Конечно, распространение ВИЧ имеет огромные масштабы и надо спешить предотвратить эпидемию. Число больных приблизилось в Казахстане к четырем тысячам, и это больше, чем во всех странах Центральной Азии вместе взятых. Если учесть, что официальные данные следует умножать на десять, то получается, что численность зараженных достигает сорока тысяч. А представители ВОЗ недавно предположили, что в Казахстане ВИЧ-инфицированных не меньше двадцати трех тысяч. Особенно поражают темпы. Еще два десятка лет назад мир не знал слова СПИД. Все началось в 1980 году, когда в Лос-Анджелесе умерли сразу несколько гомосексуалистов с диагнозом воспаление легких. С того времени на планете появилось сорок миллионов ВИЧ-инфицированных. У нас в стране за этот год зараженных, по официальным данным, стало на тысячу больше. Болеют семьями, взрослые и дети, как произошло в поселке Токаревка. Болеют женщины - и все равно рожают, производя на свет зараженных детей. Болеют безнадежно, потому что у многих возникает целый букет: ВИЧ с туберкулезом, ВИЧ с гепатитом. Сопутствующие болезни делают лечение еще более сложным. А недавно и в Казахстане появилось такое понятие, как ВИЧ-терроризм. Врачи уже не скрывают, что бывают случаи, когда больные заражают близких или незнакомых людей своей кровью. Методов для этого немало: общий шприц при инъекциях героина, секс, просто укол в транспорте. Помимо смерти и мучений, распространение болезни ведет к большим финансовым затратам. В Темиртау, например, казахстанской столице СПИДа, израсходовано уже полмиллиона долларов на лечение и профилактику. Впрочем, во многих случаях это гранты или благотворительность из-за рубежа. Государство пока тратит средства в основном только на содержание центров по борьбе со СПИДом - республиканского, городских и областных. А в них даже научились зарабатывать, беря на платной основе анализы у беременных, например, хотя есть приказ о добровольном и бесплатном исследовании на ВИЧ многих категорий граждан. Между тем, исследоваться на инфекцию вроде бы и не для чего. Даже если вирус обнаружен, лечения не последует. Курс антивирусной терапии обходится в десять тысяч долларов, редко кто у нас может себе это позволить, ведь большинство больных - наркоманы, дошедшие до точки. Отсутствие лечения инфицированного увеличивает риск заражения от него другими людьми, ведь при терапии вирус теряет активность и передается реже. Но для лечения средств у государства нет. А тут заманчивые предложения международных организаций: мы вам поставляем дорогостоящие антивирусные препараты, но вы одновременно с лечением переводите героиновых наркоманов на метадоновый сироп. Он, хоть и является наркотиком и вызывает такую же зависимость, но оставляет человека адекватным, позволяет ему даже работать, управлять машиной. Прием метадона позволяет регулировать и прием лекарств. Пациент будет приходить за ним в специальную лечебницу, получать и метадон и антивирусные препараты по часам. Правда, по статистике, всего пять процентов не возвращаются потом к героину. А по некоторым данным, он вызывает не только зависимость, но и удушье. И еще много вопросов остаются у тех, кто опасается последствий внедрения такой программы. Например, что будет с теми, кто привыкнет к метадону, когда программа, рассчитанная на год, и ее финансирование закончатся? Наверное, нужны обсуждения, дискуссии, исследования на эту тему. Однако в Минздраве уже приняли решение, и оно застопорилось лишь из-за отсутствия регистрации в республике метадона. Впрочем, возможно, как один из методов предотвращения распространения ВИЧ-инфекции, хорошо и этот проект. Но в наших условиях, считают врачи, нужно наступление по всему фронту. Отмену же обязательного тестирования на СПИД у представителей группы риска (работников коммерческого секса, заключенных в тюрьмах и других) они считают большим отступлением и фактором риска. В США, например, не поступишь на контрактную службу в армию, пока не сдашь анализы на ВИЧ… А нам остается, перефразируя известное выражение о том, что лучшим противозачаточным средством является слово "нет", посоветовать себе и детям применять этот рецепт во всех чреватых опасными последствиями ситуациях. И помнить: мы все живем в эпоху СПИДа.
Загрузка...