Опубликовано: 877

Спасение души в экстремальной проекции

Спасение души в экстремальной проекции

Завершилась работа над проектом-исследованием различных форм экстремизма в Казахстане.

Изучением больной темы занималось НПО. В частности, "Центр гуманитарных исследований". Правда, его специалисты говорят, что исполнительная власть на местах оказывала всяческую поддержку, но в целом отстраненность государства от вопросов религии чувствовалась на каждом шагу. Теперь чиновники оправдываются, мол, такова буква закона, нельзя государству вмешиваться в дела религиозные, нельзя! На что ученые говорят: "Если ОБСЕ выработало рекомендации о взаимоотношениях государства и религии, значит пришло время что-то менять в этих отношениях". Главный вывод, который был сделан во время пилотного исследования: 60 процентов респондентов заявили, что угроза экстремизма в Казахстане все-таки есть, и государство должно усилить контроль за деятельностью религиозных организаций. Однако как это сделать, если государство кроме как вышеупомянутого "государство ни во что не вмешивается", ни за что не отвечает и не собирается отвечать? Может быть, ситуация изменится после ознакомления с отчетом, представленным Центром? По крайней мере, ученые надеются, что после Второго духовного конгресса вопросам религии будет уделено больше внимания, правительство пересмотрит устаревший законопроект и наметит новые пути сотрудничества с религиозными конфессиями. Проект представлял собой социологическое исследование. НПОшники проводили анкетирование, опросы, глубинные интервью, работали в фокус-группах. В качестве экспертов выбирали религиозных деятелей, руководителей и активистов религиозных организаций, учащихся духовных заведений в городах Алматы и Шымкент. Один из руководителей проекта Анатолий Косиченко, доктор философских наук, профессор, заведующий отделом философии науки и культуры института философии и политологии, говорит, что их научный подход освободил участников исследования от политической нагрузки, поэтому они были объективны в своих суждениях и мнениях. И сразу объяснил, почему экстремизм в последнее время приобрел религиозную окраску. "В 20 веке многие идеологии потеряли статус, на таком полуидеологическом вакууме именно религии стали выделяться, выпячиваться, выдвигаться. На этой волне поднял голову и экстремизм. В частности, лидеры террористических группировок, хорошо изучив человеческую природу, опираются на исламские лозунги. Обыкновенные люди ловятся на это, у большинства складывается мнение, что религии причастны к экстремизму. Но - это миф и его надо развенчивать. Однако Духовное управление мусульман Казахстана мало обращает внимания на этот вопрос, хотя именно оно должно активно пропагандировать образ террориста с чисто политическими, а не религиозными притязаниями". В целом какая картина складывается в стране вокруг религий? Опрошенные говорили, что истинная роль религии никого в государстве не волнует, мало людей, по-настоящему верующих, зато велика околорелигиозная среда, и это небезопасно в целом для общества. Много тревожных моментов высказали респонденты в адрес деятельности Духовного управления мусульман Казахстана. Оказывается, эта организация объединяет далеко не все мечети, и, значит, не контролирует их работу. По данным исследования около одной трети - около 700 мусульманских храмов никому не подчиняются, не проходят регистрацию, имамы назначаются от фонаря. По данным прокуратуры на юге страны около 500 мечетей не прошли регистрацию. Видит ли эту картину правительство? Что по этому поводу думают верующие? НПО изучает эту проблему с 1998 года, создана таблица: динамика религиозных объединений. В Казахстане представлены около 60 религиозных конфессий. Есть ли почва для экстремизма? Исследование говорит, что есть. В частности, в РК расширяется представленность нетрадиционных для региона религиозных течений. Эксперты прогнозируют рост числа приверженцев нетрадиционных конфессий в тех районах, где не столь сильно влияние ислама. Для развивающегося общества факты естественные, но они могут вызывать этнические противоречия. Так же анализ показал, что в ряде городов возрастает взаимная неприязнь и нетерпимость представителей разных религиозных учений. По сравнению с 2000 годом почти вдвое уменьшилось количество тех, кто готов был решать спорные вопросы и конфликты путем переговоров. Более одной трети учащихся духовных заведений считают, что только их религия верно отражает Истину. Ситуация осложняется разногласиями между лидерами конфессиональных объединений, самоизоляцией религиозных общин от официального духовенства. Молодежь даже не понимает, что выпячивая свою религию, она может провалиться в фанатизм. Готово ли к проявлению фанатизма светское государство, что оно будет делать, если такие факты вскроются, будет говорить, что оно не имеет права вмешиваться во внутреннюю жизнь секты? Далеко не всех удовлетворил ответ по поводу того, что подобные случаи рассматриваются уголовным кодексом. В нем говорится об ответственности за нанесение телесного и психического вреда здоровью человека. Если люди уходят в фанатизм и юридически их деятельность квалифицируется как преступление - они должны наказываться законом. Но такие факты надо подтвердить. Так в Москве шесть лет шел процесс над свидетелями Иеговы. В результате организация была запрещена, сейчас она действует как инициатива частных верующих лиц. По сути, государство так и не вмешалось в жизнь общины, решение вынес суд. По закону этого достаточно для контроля, о котором так много в последнее время говорят в обществе. Многие опрашиваемые отметили, что в стране участились случаи нарушения статей Конституции РК о светском характере системы образования, в школах делаются попытки изучения слова Божьего, навязываются проповеди имамов. В целом же в стране отмечается жуткая религиозная безграмотность. Люди идут за лжекумирами и верят всем, кто выучил пару молитв, обещая избавить их от проблем. Учащиеся духовных учебных заведений считают, что им самим необходимо преподавание курсов, знакомящих с сущностью и содержанием религиозного экстремизма и терроризма. Даже они сами не могут отличить одно от другого. В головах большинства по этой тематике царит полная сумятица. Единодушно респонденты заявили, что в стране необходимо ввести религиозное просвещение. Особый интерес у респондентов вызвали вопросы о деятельности религиозных зарубежных фондов: никто из опрашиваемых толком не знал, чем они занимаются, перед кем отчитываются, насколько они полезны обществу, кто контролирует их работу? Между тем на юге стране в последнее время появилось много иностранных объединений, финансируемых Саудовской Аравией. Новые структуры охотно спонсируют, например, строительство мечети, а в качестве компенсации за свои услуги, назначают в храм своего имама. Разве это не страшно, - настороженно спрашивают верующие? Почему на это никто не обращает внимания? В ходе опросов молодежи последняя заявила еще одну неизученную тему: молодые люди против того, чтобы Запад муссировал тему экстремизма и ислама, намеренно соединяя эти два понятия в одно целое. Ислам не имеет никакого отношения к перегибам экстримизма. Однако местное духовенство не принимает надлежащие меры, и в сознании подрастающего поколения ислам выступает как негативная религия. Кому-то это выгодно. Что интересно, никому из опрашиваемых не пришло в голову провести параллели между христианством и экстремизмом. По мнению ученых, это дает определенные преимущества, например епархии не надо оправдываться, отбиваться от нападок и обвинений. С другой стороны спокойная жизнь может дать свои отрицательные результаты, и именно христианство может оказаться не готовым к угрозе со стороны экстремистов. Почему все эти проблемы невозможно решать разом, одним махом и именно усилиями государства, ведь по сути события разворачиваются не в вакууме, не в отдельных храмах, а, прежде всего, в обществе? Анатолий Косиченко, говорит, что в России неоднократно звучали призывы общественности, обращенные к православию, чтобы оно заявило себя основной религией и государственной. Но сами священники, лидеры и патриарх отказываются, говорят: нет и еще раз нет. Этого не будет. Почему они этого не делают? Потому что для них слишком очевидны последствия. Они так и говорят: "Мы возьмем на себя ответственность, а население еще не готово отвечать за проступки не перед законом, а перед Богом. Население не истинно православное. Как на такую паству опираться?".
Загрузка...