Опубликовано: 912

Сообщающиеся сосуды

Сообщающиеся сосуды

Армия должна оставаться для молодых казахстанцев школой жизни и сегодня успешно стремится к этому идеалу, считает главная военная прокуратура республики.

На заседании, посвященном подведению итогов полугодия, представители прокуратуры назвали потрясающие цифры: по сравнению с прошлым годом количество небоевых потерь снизилось на 50 процентов, случаев травматизма - на 19, а неуставных отношений - на 61,6 процента. Способ получения этих подозрительно-убедительных точных цифр остается загадкой. Участники заседания с гордостью отметили, что впервые за годы суверенитета страны была проведена общереспубликанская проверка применения законов РК "О всеобщей воинской обязанности и военной службе" и "О борьбе с коррупцией". Но проблема борьбы с ней, проклятой, остается в казахстанских вооруженных силах республики одной из главных, счиитает старший помощник по надзору генпрокуратуры Аскер Алиев. Что же сегодня представляет из себя наша армия? Страшилка для нерадивых оболтусов и палочка-выручалочка нищей семьи, кошмарный сон VIP-сынков и любовь настоящих офицеров, показательный глянец сапог и техника тысяча девятьсот далекого года, проданные самолеты и гнилые консервы на обед… Армия. Ее положено ругать на все лады. При этом мы почему-то забываем, что это - отнюдь не государство в государстве, а часть огромного организма, и часть вполне гармоничная. Весной начинаются материнские страдания: куда определят подросшее дитя, не пошлют ли в горячую точку? А ну, как попадет к "дедам"-злодеям: Да, дедовщина - хроническая, застарелая боль. На языке официальных бумаг - "неуставные отношения". Бежит молодняк из частей, вешается, случается и убивает мучителей. Но откуда они берутся? Что же получается - жил-был паинька, пришел в нехорошую армию и та за год сделала его злым и жестоким? Да нет, он и на гражданке был таким. Или потенциально таким. Он из нашей жизни шагнул в армейскую. Сегодня призывные комиссии в республике ошарашены количеством психических отклонений у будущих защитников родины. Причем поставить точный диагноз порой не так-то просто: во многих районах страны профессиональный психиатр - такая же редкость, как рентгеноаппарат. Да что психиатр! Частенько стоматологу, застрявшему нечаянно в селе, приходится осваивать "смежные специальности": принимать роды и вырезать аппендикс. За 10 лет число врачей в Казахстане уменьшилось на 22 процента, средний медперсонал "сократился" на 45 процентов. В результате оптимизации закрыто 900 больниц и поликлиник. Сельские дети и подростки болеют сами по себе - на поездку в город просто нет денег. Кого вылечивают бабушки, кого - иммунитет, а кому и лечение уже бывает не надобно. С началом призывной кампании телекамеры с упоением перечитывают дистрофичные ребра юношей в трусах. Нет газеты, которая не живописала бы букеты болезней несчастных доходяг, призывниками называемых. И тональность репортажей такова, что виновата в этом ужасе как бы армия. Как бы они больна. Словно эти нескладные типы в коридорах военкоматов - уже ее достояние, отрезанные от "гражданки" ломти. Нет, братцы, они - еще наши. Это мы вырастили их такими. Мы построили города-заводы, где дети рождаются мутантами, мы смешим иноземных инвесторов комариными укусами экологических штрафов - а дети продолжают рождаться. 220 из 1000 младенцев в стране - с врожденной патологией, в 22 раза по сравнению с 1992 годом увеличилось число детей с задержками в развитии. Нынешние рекруты появились на свет 18 лет назад - тогда не принято было разводить негативную статистику. Возможно, содержание свинца, мышьяка и других ценных элементов в воздухе еще не превышало предельно допустимые нормы в 10-12 раз, как сегодня в Усть-Каменогорске, но и хрустальной чистотой атмосфера явно не блистала. Мальчики 1983 года рождения росли, и теперь военкомы разводят руками: если пять лет назад из 50 человек было годными к строевой 12-15, то сейчас - 2. Основные пункты "брака": так называемый дефицит массы тела, заболевания почек, сердца, легких, позвоночника, плоскостопие, варикоз, ревматизм. Словом, весь набор, который по идее человек должен приобрести годам к 70. В 2002 году, по официальным данным, из рядов Вооруженных сил были уволены 75 человек, больных туберкулезом в последней стадии. Из Павлодара в прошлый призыв попали на службу ВИЧ-инфицированные. И нынче среди призывников обнаружен СПИД, но цифры пока не разглашаются. А всего по состоянию здоровья комиссовано 311 прошлогодних призывников. Особенно хилыми предстают пред комиссиями сельские ребята: бедность, плохое питание сделали свое дело: это и не солдаты, и не работники. В Северном Казахстане, к примеру, при плане в 8000 не смогли "наскрести" и 1000 новобранцев. А уж об отборе в гвардию и речи нет: высокие и здоровые физически-психически - это страшный дефицит. Призыв действительно болен, но лишь потому, что больна все страна - грустный "прогресс" идет по показателям заболеваемости самыми разными недугами. Так что ж мы хотим от армии? Чтобы она из недоумка с садистскими наклонностями сделала любителя одуванчиков, а страдающего энурезом излечила волшебным способом? Невозможно это, и потому для многих служба превращается в мучительный срок. Одна из проблем армии - преступность. В прошлом году военно-следственным департаментом МВД РК по Алматинскому гарнизону расследовано 667 "армейских" дел: это суициды, кражи, изнасилования, дезертирство, взятки, продажа оружия, умышленное убийство. В одной из частей командир избил солдата так, что тот умер в больнице. Преступник оказался ветеринаром по образованию. В офицерский состав все чаще попадают случайные люди, как правило, продвигающиеся затем по службе с помощью кошелька. Известен случай 2000 года, когда командир тоже "в воспитательных целях" забил солдата до смерти. В ходе следствия выяснилось, что убийца еще на "гражданке" имел судимость за подобное преступление. Спрашивается, как ему удалось занять командирскую должность? И как такие "отцы" будут бороться с неуставными отношениями в казарме? Интеллектуальный же уровень многих новобранцев таков, что они гармонично вписываются в убогую схему отношений "дедов" и "салаг", покорно подчиняясь годами отшлифованным правилам. И это - тоже продукт нашего общества. Нерадостное детство, муторная школа с нулевым воспитательным эффектом, дешевые боевики, пьющие родители - все это выльется потом, в "дедовщину". Многие видят панацею в введении альтернативной службы, как это на днях произошло в России. У нас пока существует лишь проект такого закона. Наверняка его обсуждение вызовет не менее жаркие споры, чем в Госдуме. Самый главный, пожалуй, вопрос: кто имеет право "закосить" от плаца и вместо двух лет "под ружьем" отработать четыре года мирно? Только лишь те, кому не идти в армию позволяют убеждения или не желающие по другим причинам? Закон не формулирует четко, каким же образом нужно доказывать эти самые убеждения. Были и другие спорные пункты: территориальный принцип прохождения альтернативной службы, определение специальностей, различные ограничения для "альтернативщиков", сроки. Военные эксперты считают закон несовершенным и уверены, что существующие формулировки дают карт-бланш призывным комиссиям в деле взятковымогательства и произвола. Логично было бы вывести альтернативную службу из-под контроля военных, передав ее в ведение гражданского министерства, как это сделано во многих странах Запада. Тем не менее, закон принят, и политики называют его заметным движением на пути к мировой цивилизации. Возможно, теперь и Казахстан последует примеру России, первой из стран СНГ взявшей на себя смелость сменить привычный строевой шаг "непобедимой и легендарной". …Довольно часто я прохожу по алма-атинской улице Фурманова, славной своими роскошными строениями, мимо военного госпиталя, расположенного чуть в глубине, особняком. У его решетчатой ограды всегда дежурят робкие, заморенные солдатики с серым цветом лица и вселенской тоской в глазах. Они клянчат у прохожих сигареты, мелочь. Сами ли, "деды" ли заставляют - бог весть, кроме "кушать хочется", ничего не добьешься. Не говорят. Путаются в невнятных словах, как в сапогах безразмерных. И это тоже - наша армия. Я вовсе не собираюсь ее идеализировать. Здесь хватает недостатков, тупых начальников и казнокрадов. Военная реформа и гарнизон в степи так же далеки друг от друга, как парадные учения напоказ и первый марш-бросок новобранцев. Очень трудно иметь подготовленные вооруженные силы, обеспеченные современным оружием, если на это нет денег. Невозможно иметь здоровых грамотных солдат, если для этого не было условий на "гражданке". Армия и общество - взаимосообщающиеся сосуды. И что делать, я подаю монетку моему защитнику, и мне очень стыдно.
Загрузка...