Опубликовано: 975

СНГ: нерадостный юбилей

СНГ: нерадостный юбилей

Часть первая

О судьбе Содружества независимых государств говорят с тех пор, как оно образовалось. Во времена смуты, после развала СССР такое объединение было необходимо, как верно подмечают, чтобы разногласия на просторах бывшего Союза не переросли во что-то большее, чем просто разногласия. В данном контексте роль СНГ велика. Зачастую только в рамках Содружества, на самом высшем уровне можно было решить проблемы, возникшие еще в советское время и обострившиеся впоследствии. 15 лет для СНГ - возраст почти младенческий. Но главным фактором, который способен сохранить СНГ, а также фактором, который, наоборот, способен его развалить является поведение России, страны ключевой на территории бывшего СССР. Сможет ли Россия идти в ногу со временем, предложить своим партнерам такое сотрудничество, которое будет выгодно всем - во многом от этого зависит будущее объединения. И ключевой вопрос, способна ли Россия воспринимать страны СНГ не как осколки бывшей империи, а как равноправных партнеров? Накануне юбилейного 15-го саммита СНГ споры о судьбе организации разгорелись с новой силой. Необходимо заметить, что хоронить Содружество пытались не раз. Вопрос возникал каждый раз после очередной встречи президентов и принятых ими решений, которые на протяжении долгого времени никем и никогда не выполнялись. Любые интеграционные инициативы со стороны Москвы и Астаны (самых активных интеграторов) воспринимались с большим подозрением. Да и откуда взяться доверию, если состав СНГ весьма разношерстный: Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина. Верить в то, что такая компания стран в рамках СНГ способна выработать, принять и выполнить какой-либо документ, по крайней мере, наивно. Леонид Кучма много времени затратил на внутриполитическую борьбу внутри Украины, так четко и не определившись, с кем он: со своими традиционными партнерами из постсоветского лагеря или Европой и США. Пришедший ему на смену Виктор Ющенко определился сразу и безоговорочно: максимально дистанцироваться от России и держать курс на Запад. Во многом благодаря стараниям Ющенко проект Единого Экономического Пространства так и не был осуществлен на практике. Если приплюсовать к этому периодически возникающие газовые конфликты с Россией, получается совсем неприличная картинка взаимоотношений внутри СНГ. Казалось, Александр Лукашенко может стать реальным союзником Москвы. Но и этим ожиданиям, как показывает время, не суждено было сбыться. Широко разрекламированный Союз с Россией изначально не мог состояться ни организационно, ни исторически. Конечно, многие наблюдатели могут сказать, мол, сегодня проще говорить о невозможности этого объединения, надо раньше его прогнозировать. Но присмотритесь внимательно: любая громкая риторика и заоблачные обещания, сопровождавшие Союз, предполагают период усталости и нежелания ничего делать. Так произошло и с Союзом России и Белоруссии. Организаторы не учли темпов развития двух стран и, главное, принципиальных различий избранных схем государственного устройства. Они были не только разными, но фактически несовместимыми. Лукашенко во многом сохранил советскую командно-административную систему, несколько подкорректировав ее под нужды рыночной экономики. Жесткое централизованное управление при наличии легальной, но малоэффективной оппозиции, до сих пор не давало сбоев. Белоруссия со стороны - специфический островок стабильности и предсказуемости на территории СНГ. Да, может быть сам Лукашенко не всегда предсказуем как политик, но Белоруссия как государство занимает вполне определенную позицию, и самоопределилась как страна. Другое дело, Россия. Она пережила слишком много потрясений, которые, без сомнения, сказались на ней. Период стагнации и дефолта при Борисе Ельцине сменился периодом государственного строительства и стабилизации отсталости при Владимире Путине. Ориентированный на США популистский Ельцин провел приватизацию, когда в мгновение ока тысячи предприятий нефтегазовой сферы ушли в частные руки почти задаром. При нем заседания Содружества стали чистой формальностью, на которых обсуждались исключительно механизмы размежевания. По всей видимости, во властных российских структурах предполагали, что самодостаточная Россия способна прожить и без своих бывших союзников по СССР. При Путине, безусловно, государственный аппарат окреп как никогда. Пришло понимание роли России на постсоветском пространстве. Кремль стал пристальнее вглядываться к своим географическим соседям, стремясь активизировать интеграционные процессы. Регион Центральной Азии стал рассматриваться как регион стратегических интересов. Однако до сих пор нет ярко выраженной долгосрочной стратегии России на постсоветском пространстве. Тактические идеи энергетического и уранового альянса в рамках имеющихся интеграционных объединений рассматриваются центрально-азиатскими государствами как продавливание российских геополитических интересов Кремля. Почему руководство "Казмунайгаза" выступило категорически против российского проекта газового ОПЕК? Чтобы ответить на него, достаточно бросить взгляд на историю взаимоотношений России и стран ЦА. Она изобилует моментами, когда русские слишком пренебрежительно относились к своим "братьям". Несмотря на это, Назарбаев один из самых последовательных и верных союзников России. Но и он старается время от времени дистанцироваться от проектов, способных резко усилить российское влияние в ЦА. Многовекторная внешняя политика подразумевает осторожное поведение между тремя центрами силы - США, Россией и Китаем. В рамках СНГ тандем Россия-Казахстан был и остается стержнем, обеспечивающим существование Содружества. Но любой тандем полон противоречий. На одной чаше весов, совместные проекты по Оренбургскому нефтеперерабатывающему заводу, интеграционные инициативы в рамках ШОС, ЕврАзЭС и СНГ, недавнее публичное антизападное заявление Назарбаева (кстати, сразу после его официального визита в США). На другой, предложение того же Назарбаева о переводе казахского алфавита с кириллицы на латиницу, присоединение к нефтепроводу "Баку-Тбилиси-Джейхан", строительство и пуск нефтепровода "Атасу-Алашанькоу" в Китай. Пророссийские действия Астаны органично смешаны с откровенно антироссийскими. Но именно благодаря такому тонкому маневрированию Казахстан постепенно становится ключевым конкурентом России в борьбе за иностранные инвестиции. Необходимо обратить внимание на одну интересную особенность. Высокие темпы экономического развития в рамках СНГ показывают три страны: Азербайджан, Казахстан и Россия. Во-первых, все они имеют большие запасы углеводородов и в условиях высоких мировых цен живут довольно неплохо. Но основная причина высоких темпов в другом. Азербайджан в период правления Гейдара Алиева, и сейчас, когда у руля власти его сын, Ильхам Алиев всегда имел неконфликтные отношения с Россией, как и Казахстан. Грузия, в меньшей мере Молдова стараются откровенно уйти из зоны влияния Кремля. Выбрав прозападную ориентацию, они стремятся обезопасить себя от амбиций страны, которая при удачном стечении обстоятельств, вполне может прибегнуть к энергетическим рычагам давления на своих оппонентов. Михаил Саакашвили пошел на открытую конфронтацию с Россией в надежде получить карт-бланш от Запада. Ему не давали покоя лавры лидера, противостоящего Кремлю... В конце концов, грузинский президент получил то, что хотел: полную блокаду со стороны России, и ограниченные возможности на доступ к емкому российскому рынку. Выйти из этой патовой ситуации, без заметного ущерба грузинской экономике, выйти не удастся. Продолжение следует.
Загрузка...