Опубликовано: 1884

СМИ РК: еще один откат в истории

СМИ РК: еще один откат в истории

Казахстанская пресса на заре третьего тысячелетия вновь переживает переоценку своей роли в обществе, и отстаивает право независимо от правительства выражать собственную позицию.

В этом году еще бывшее МКИОС приготовило, а ныне министерство информации продолжает очередную реформу законодательства "О СМИ", которая вызвала бурную и негативную реакцию среди некоторых руководителей изданий, телеканалов общественных журналистских организаций и т.д. Последние, как известно, обвиняют чиновников в ограничении свободы слова и вмешательстве во внутренние редакционные дела. Казахстанской прессе, справедливости ради, нужно сказать, выгодно отличающейся, к примеру, от запрессованных узбекской, белорусской или туркменской, и привыкшей к определенной свободе, трудно вновь надевать намордник. Понятно, что пресса, периодически разоблачающая всякого рода чиновников, у правительства, словно кость в горле. Как сказал российский министр культуры Михаил Швыдкой, министра и муху объединяет газета, которой можно прихлопнуть обоих. Но какого-нибудь казахстанского министра она может прихлопнуть не всегда, однако чиновника рангом пониже оставить без работы, порой, способна. Всеобщее заблуждение Новый министр информации г-н Абдрахманов вступил в свою должность с запомнившимся всем спичем, в котором с выражением пристрастия на лице разжаловал прессу, сказав, что она в принципе, не может считаться четвертой властью. Он провел легкий ликбез, сказав, что власть всегда одна. Очень жаль, что министр информации не информирован о том, что в соответствии с действующей казахстанской Конституцией, в республике насчитывается как минимум три ветви власти. Специально для господина Абдрахманова сделаем "открытие" - исполнительная, судебная и законодательная. Хотя, находясь в местных условиях, он, возможно, не далек от истины, что власть действительно одна. Видимо, он хотел, чтобы эта власть принадлежала бы министерству информации. Об этом как раз свидетельствует законопроект "О СМИ". С другой стороны, трудно себе представить, чтобы отдельно взятый министр был настолько самостоятельным и смелым, чтобы наступить на права целого общественного института. В данном случае, вероятнее всего, что это исполнение чужой воли. Если бы ее не исполнил бы г-н Абдрахманов, то реализовал бы другой чиновник, сменивший его на этом посту. В связи с этим вспоминаются слова президента, сказанные им на прошедшем в этом году "Медиа форуме". В частности он сказал: "Очевидно, назрела необходимость создать устойчивую и сбалансированную систему взаимодействия государства, общества и прессы. Во-первых, необходимо усилить финансовую и политическую поддержку государственных средств массовой информации. Во-вторых, нужно определить новые подходы к вопросам собственности на средства массовой информации, взаимоотношениям между учредителями, владельцами, издателями и коллективами СМИ. В-третьих, необходимо выработать меры, которые бы противодействовали разгулу "информационных войн", использованию некорректных методов работы при сборе и особенно интерпретации фактов, которая часто оказывается самой настоящей их фальсификацией". В этом состоит одна из задач информационной безопасности государства - не потерять доверие народа к власти. Исключительно стараниями некоторых СМИ в общественном сознании формируется искаженный, однобокий образ реальной жизни. Зацикленность прессы на информации о стихийных бедствиях, разрухе, на криминале, коррупции и скандалах с участием известных политических фигур имеет отрицательный эффект для социального настроения. Без системы сдержек, контроля невозможно предотвратить использование СМИ в разрушительных целях. Поэтому власть будет "всеми силами" препятствовать развитию деструктивных тенденций, "хочется этого кому-либо или нет". Стоять, бояться! Вот так прессу делают "козлом отпущения". В России во всем виноват Чубайс! В РК - пресса. Как сказал известный журналист Владимир Познер, все учат, как надо работать прессе, даже президент (Путин - авт.). Пресса виновата в том, что высокопоставленные чиновники расхищают казну и развращены коррупцией, бандиты грабят, убивают и насилуют, в природе случаются чрезвычайные ситуации, а те, кто должен оказывать необходимую помощь - бездействуют. Потеря доверия у народа к власти - тоже заслуга прессы. Можно еще очень долго перечислять все общественные "язвы", в которых виновата пресса, если бы не дефицит места и времени. А господин Абдрахманов сказал, что пресса играет незначительную роль, и до его выступления она была незаслуженно завышена. Отрадно заметить, что если пресса может творить такие грандиозные дела, значит, она все-таки чего-то стоит. Позвольте поздравить, дамы и господа журналисты, - мы не самые последние люди в государстве и можем оказывать определенное влияние. Это правильно и высоко оценил сам Глава государства. Еще Наполеон Бонапарт однажды высказался по поводу того, что прессы он боится больше, чем армии неприятеля. В ныне действующем Уголовном кодексе целых шесть статей, в зависимости от статуса потерпевшего, устанавливают ответственность журналистов за нарушение личных неимущественных прав, таких, как честь и достоинство. Во всем мире эти права защищаются в гражданском порядке. Нормы Гражданского кодекса о защите чести и достоинства (общая часть) были приняты в период действия старой Конституции и во многом унаследовали принципы и подходы советской правовой системы, гарантировавшей свободу слова только в интересах построения социалистического общества и всегда предполагавшей заведомую виновность СМИ и журналиста. Предложения привести эти и многие другие законодательные нормы в соответствие с Конституцией 1995 содержатся в альтернативных законопроектах, подготовленных Фондом защиты свободы слова "Адил соз", партией "Ак жол", Конгрессом журналистов Казахстана и другими общественными организациями. Однако министерство информации - основной разработчик законопроекта предложения по-прежнему игнорирует. Вместо этого оно предпочло расширить свои полномочия. По статистике прошлого года, озвученной президентом международного фонда защиты слова "Адил соз" Тамарой Калеевой, в 2001 году было зарегистрировано 12 уголовных дел, связанных со СМИ, 4 из которых - по оскорблению Президента, 6 - о клевете и 1 - унижение достоинства представителя власти. Ни в одном из этих случаев, считает г-жа Калеева, нет действительного состава преступления. В том же году через суды прошло 97 гражданских дел по факту унижение чести и достоинства, из которых в 44 случаях истцами выступали чиновники. Общая сумма компенсации за моральный ущерб, предъявленная средствам информации, составляет 800 млн. тенге. Руководитель "Адил соз" полагает, что уголовная ответственность по этим фактам правонарушений не должна применяться вообще. Государственные служащие по логике не могут апеллировать к судебным инстанциям на основании необъективной критики в их адрес, касающейся чисто профессиональной деятельности чиновников. Наконец, она призвала умерить размеры компенсаций, учитывая реальное финансовое положение подавляющего большинства СМИ. Отдельные представители или главы журналистских ассоциаций, хозяева изданий критически негодуют по поводу нового законопроекта "О СМИ", поскольку ряд его положений грешат несуразностью, слабостью или вообще нереалистичностью, а еще ряд положений действительно наступают на свободу слова. К примеру, отдельные положения на уровне понятийного аппарата размыты и нечетки, что дает право чиновникам пользоваться законом как кистенем, как говорится, на каждый случай жизни. Как раз подобные вещи влияют на развитие коррупции. К примеру, четко не объяснено понятие "общественная нравственность". В проекте указано, что это - система норм и правил поведения, идей, обычаев, традиций, господствующая в соответствующем обществе. Загадкой остается словосочетание "соответствующее общество". Но на общество-то пенять вообще очень трудно, - оно все время меняется. То народ меняется, то общество, то правительство. Теперь министерство информации, видимо, как самое нравственное, будет определять степень нравственности того или иного проступка журналиста или отдельного члена общества, сообщение о котором появилось в СМИ. За безнравственность ведь могут отобрать лицензию. К примеру, в законопроекте есть такие слова: "…а также в случаях выявления нарушений лицензионных требований и условий лицензиатом, которые могут повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, нравственности и здоровью граждан". Или: "… Запрещается использование в средствах массовой информации и их продукции скрытых вставок, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье". О как! "Скрытую вставку" еще можно как-то понять, но вот насколько она влияет на подсознание и здоровье людей?! Подсознание человека - это как черная дыра в космосе - до сих пор не изучена. Видимо, в министерство информации уже завезли специальное оборудование и квалифицированных специалистов, которые вскроют тлетворное влияние, разлагающее сообщество СМИ. Министерство так же, вероятно, с максимальной точностью сможет сказать, сколько людей пострадало от соприкосновения со СМИ, сколько убито и сколько ранено и сможет оказать первую помощь - перевязку, наложение шин, сделать массаж внутреннего дыхания, сделать инъекцию в ягодицу. Безусловно, СМИ могут нанести ущерб здоровью граждан, - не приведи Господи, проломить череп и отравить протухшей, несвежей информацией. От этого население буквально начинает мутить и пучить. И теперь министерство информации будет следить не только за уровнем нравственности, но также здоровьем населения. Наверное, министерство здравохранения можно смело закрывать. Большую критику вызвало понятие "официальное сообщение" (ОС). Очень хитрое положение. В соответствии с проектом, ОС может быть рождено только государственными должностными лицами. Все остальные сообщения официальными не признаются. Дело в том, что если информация окажется ложной, СМИ должно будет нести ответственность. Если эта ложь была заключена в ОС, за публикацию ответственность не наступает. Сегодня ОС сообщением может считаться заявление не только от госчиновника, но также других желающих. Бывшее МКИОС, а теперь мининформации, путает понятия по части законных прав и обязанностей журналистов. Возникло ощущение, что все обязанности журналистской работы слили в одну бочку, тщательно взболтали, а потом, видимо, по принципу орлянки, часть отправили в "права", а другую часть в "обязанности". Если вдуматься, все то, что министерство называет правами, по сути, является священным журналистским долгом. Таким образом, пишущую братию оставили без реальных прав. Неизвестно, кто теперь заступится за бесправного журналиста?! Кто защитит его перед чиновником и всевластным хозяином издания?! Навязываемый правительством законопроект "О СМИ" грешит также и противоречиями. К примеру, запрещается долевое участие более 20% во владении средством массовой информации иностранным физическим и юридическим лицам или лицам без гражданства. В то же самое время разрешен допуск иностранных СМИ на территорию Казахстана. В нашем государстве, где на закон не всегда обращают внимание, оформить газету или журнал через подставных граждан Казахстана - дело очень даже реальное. Непонятным остается вопрос, для чего собственно вводятся подобного рода запреты. Видимо, подобная норма разрабатывалась не в Копенгагене, а в Осло. Смысла никакого, зато щеки для важности и грозности раздулись. Видимо, и министерство информации сильно страдает дефицитом профессиональных юристов в области СМИ. Кроме этого министерство желает контролировать внутреннюю кадровую политику СМИ, обязывая назначать главным редактором только лишь гражданина Казахстана. К примеру, Филу Донахью, медиамагнату Тэду Тёрнеру или Руперту Мердоку, оживившему не одно чахлое СМИ, работа в Республике будет на первых ролях заказана. Если что, они смогут работать лишь в качестве заместителей у наших уважаемых главредов, которые порой и делать ничего не умеют, кроме как разваливать издания. Законопроект определяет право собственности инвестора СМИ. Основные права передаются учредителям. Честно говоря, все смешалось в доме Облонских. Непонятным остается только то, для чего разделили понятие собственника и учредителя. В конечном итоге, это может быть одним и тем же. Гражданину Казахстана, без обладания достаточной суммой денег, затруднительно будет учредить какое-либо СМИ. В то же самое время, в соответствии с законопроектом, у собственника издания пропадает заинтересованность в финансировании издания и ли телеканала, потому что оно ему не принадлежит. Как шутили КВНщики, намекая на олигарха Владимира Гусинского: - Как расшифровывается НТВ? - Не твое, Володя! В результате, придется идти на различные махинации или ухищрения. Таким образом, правительство выталкивает своих граждан из правового поля. Некоторых собственников казахстанских СМИ серьезно взволновал вопрос о том, что при учреждении СМИ в уполномоченном органе необходимо будет исповедоваться откуда взялись деньги, законность их происхождения, возможный источник финансирования, круг учредителей, тематика издания. Сегодняшние собственники изданий, телеканалов и радиостанций считают неправомерным вмешательством в их деятельность. Если какой-нибудь журнал мод или газета о разведении хомячков и прочей живности опубликует политическую статью или материал не на собственную тематику, исход такого издания можно смело прогнозировать. По мнению многих экспертов, министерство информации желает усилить свою власть и позиции. К примеру, с введением закона, оно желает выдавать лицензии на телевизионные частоты, в то время как этим занимается минтранском. Следовательно, если минтранском потеряет данное полномочие, здесь возникает межведомственный конфликт. В особенно тяжелое положение проект ставит электронные СМИ. Последний по счету вариант проекта закона по сравнению с предыдущим, вместо лицензирования права на телерадиовещание (трансляцию) вводит понятие лицензирования деятельности по организации телерадиовещания, что не только расширит круг субъектов, чья деятельность подпадает под лицензирование, но и потребует получения новых лицензий всеми ныне действующими вещателями. Более того, проект трансформирует пресловутую Комиссию по распределению радиочастот в Комиссию по проведению конкурсов на получение права на телерадиовещание, вследствие этого Комиссия, наконец-то, на законном основании сможет проверять у конкурсантов весь спектр производственных, финансовых, договорных и творческих вопросов, к чему она, собственно, давно и стремилась. В угоду монополистам информационных сетей размещение передающих антенн допускается только на специально спроектированных и, следовательно, построенных опорах (мачтах, башнях). Тамара Калеева, а также председатель Союза журналистов РК Сейтказы Матаев сетуют на то, что рядовые журналисты не принимают участия в борьбе за свои права, ограничиваясь максимум банальным освещением данной проблемы. Справедливости ради нужно заметить, что некоторые руководители СМИ также остаются безучастными. Единственной альтернативой министерскому законопроекту предложили члены Ак Жол. Но это вполне симптоматично. У казахстанских демократов в распоряжении находится целый ряд СМИ, к примеру, газеты: "Время", "Эпоха", "Экономика. Финансы. Рынки" и пр. По большому счету, Закон "О СМИ" в случае его принятия в нынешнем виде, станет политическим. Главные ограничения, которые предлагает министерство, коснется тех изданий, которые резко критикуют политическое руководство страны. Трудно себе представить, чтобы данная реформа законодательства сильно беспокоила редакции правительственных и проправительственных СМИ, потому что им объявлена поддержка на самом верху. Видимо, редакции женских журналов, изданий о спорте или охоте, также меньше всего интересуют происходящие изменения. Желание ограничить действия СМИ связано с внутриполитической борьбой, активизацией оппозиции второй волны. Прежняя политическая оппозиция первой волны начала 90-х годов состояла, как и сегодня, из бывших высоких отставных чинов, которые проиграли в кулуарной борьбе, но которые хотели реинкарнироваться во власти. В результате получилась безрезультатная говорильня, которая дискредитировала все движение. Оппозиция второй волны конца 90-х - начала этого века, вышла также из правительственного кожаного пальто. Но у этой оппозиции есть свой бизнес, финансовый капитал, материальная собственность, что называется заводы, корабли и пароходы. Наличие все этого просто автоматически выталкивает в участие в большой политике. По сравнению с дружественным Узбекистаном, Туркменистаном и Беларусью у нас относительно мягкая форма правления и более широкая свобода слова - членов правительства можно журить публично и за это ничего не будет, если не переходить на жесткие обвинения и прямые оскорбления. Высокое внутреннее давление Как сказал президент Назарбаев, в стране действует около 1600 СМИ, 80 процентов из них - негосударственные. По его словам, это является показателем развития медийного рынка. Однако, к сожалению, количество пока не переросло в качество, а цифра - плавающая, непостоянная. Один печатный орган откроется, другой закроется. В Казахстане изобилуют издания-однодневки. Вот так они заменяют друг друга, - выпустят пару номеров и закрываются. Казахстанская журналистика давит сама на себя изнутри. В определенной степени как раз такое состояние многих издательств позволяет сегодня говорить, что "политика кормит прессу больше, чем рынок", отчего, исходит радикализм со стороны средств массовой информации и ответные крайние меры государственных органов. Схожее мнение высказывают и другие главные редактора, не склонные излишне политизировать причины зависимости СМИ от денежной клиентуры. Вопрос в том, что казахстанские издания и тем более телерадиокомпании не научились еще сами зарабатывать столько денег, чтобы быть самодостаточными и в определенной степени свободными в собственных убеждениях. И, тем не менее, на их взгляд, не может быть извинительным намеренное введение в заблуждение читателей и зрителей, наблюдаемое в процессе последних так называемых информационных войн. Одно из незыблемых принципов права говорит о том, что закон не должен ухудшать положение. По крайней мере, министерство юстиции должно заботиться о соблюдении этого правила. Но казахстанское министерство, как правило, забывает о существовании этого принципа. В результате отечественная законодательная база грешит злокачественными нормами, ухудшающими положение, за которые приходится расплачиваться всему обществу. Апостериори, зная, как минюст подставляет рядовых граждан, нет никакой уверенности, что и в этот раз данное ведомство будет сражаться со злом в виде законопроекта "О СМИ". Мало надежд и на депутатов. Они говорят одно, думают другое, голосуют по третьему. Спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Если журналисты сами не отстоят свои права, придется покориться дракону.
Загрузка...