Опубликовано: 1109

Скандал в недружном семействе

Скандал в недружном семействе

Очередной конфликт с вовлечением руководителей России и Беларуси будет потушен, стороны разойдутся по углам и Таможенный союз заработает.

Разгоревшийся в начале июня конфликт в отношениях между Москвой и Минском свидетельствует о несдержанности сторон и невысоком уровне доверия на пространстве Содружества Независимых Государств. На фоне форсированного движения России, Беларуси и Казахстана к единому Таможенному союзу, такие факты взаимного недоверия и подозрительности не могут не вызывать опасений. Суть конфликта в том, что Беларусь попросила Россию предоставить кредит в 500 миллионов долларов США на строительство атомной электростанции. Министр финансов РФ Алексей Кудрин пригрозил Минску тем, что пока белорусское правительство не примет мер по оздоровлению экономики, транш будет задержан. Кудрин подозревал своих белорусских соседей в том, что кредит берется на другие цели. По его словам, решение о строительстве АЭС в Минске до сих пор не принято. Он также добавил, что Беларусь может оказаться неплатежеспособной или в конце текущего года, или через год. Со своей стороны, президент Беларуси Александр Лукашенко стал нервничать, оценив высказывания Кудрина как способные "посеять панику в Беларуси". При этом он сравнил министра финансов РФ с "нашими отморозками, которые здесь (в Беларуси - прим. авт.) на западные деньги вякают и начинают нас учить работать". На волне раздражения пострадала и нервная система белорусского премьер-министра Сидорского, которому Лукашенко приказал "не ходить и не просить" Москву о кредите. В ответ на это 5 июня президент России Дмитрий Медведев назвал такие высказывания "одного из лидеров соседних стран" недопустимыми. Проблема Москвы Россия в последние несколько лет многое, если не все видит через призму собственных геополитических амбиций. При этом следует отметить, что темпы роста амбиций намного выше темпов роста российской экономики. Поэтому бравурные заявления о глобальных геополитических притязаниях звучат на фоне довольно уязвимой и подверженной конъюнктуре цен на сырьевых рынках российской экономики. Такой дисбаланс воспринимается в мире с опасением. Если сейчас, когда геополитика не подкреплена экономической мощью, Москва надменна и практически не считается с мнением мирового сообщества, то что будет, когда притязания глобального масштаба будут подкреплены экономическим ростом? Реакция Москвы на заявления Лукашенко и есть проявление великодержавных амбиций. Если перенести ситуацию вне СНГ, то любой финансовый транш, скажем, какой-нибудь европейской стране, будет сопровождаться комментариями, к примеру, министра финансов о том, что европейцы не могут и не способны бороться с кризисом. С другой стороны, российско-белорусский конфликт заставляет многих вспомнить то, что руководители России говорили сразу после конфликта с Грузией по Южной Осетии и Абхазии. Тогда они заявили, что каждая из стран СНГ самостоятельно примет решение о признании двух отколовшихся от Грузии автономий. Судя по нервным заявлениям Дмитрия Медведева, эмоции стали брать верх. Минск, озабоченный налаживанием отношений с Западом, не спешит признавать независимость Южной Осетии и Абхазии. Еще одним свидетельством того, что корень раздражения российского президента не лежит в плоскости экономики и финансовых траншей, являются следующее высказывание Медведева: "С точки зрения дипломатической этики это (высказывания Лукашенко о Кудрине - прим. авт.) неприемлемо". Далее российский президент выразил уверенность, что "такую же позицию займут и ближайшие партнеры России". Сложно такой призыв оценивать как гибкость российского руководства и попытку предоставить своим партнерам право выбора на реакцию. В свою очередь, у партнеров возникает подозрение в том, что Россия продолжает политику давления. Это однозначно плохо и не повышает доверия к российской политике в целом. Проблемы Минска Реакция Лукашенко, безусловно, слишком эмоциональная и с точки зрения дипломатической корректности чрезмерная. В отличие от него Медведев пытался быть корректным, и даже не назвал объект своей критики. Конечно, сейчас второстепенным является вопрос, на какие цели Минск собирался потратить 500 миллионов долларов США российской финансовой помощи. Строительство атомной станции, погашение текущих обязательств бюджета или кредитование экономики. Так как краеугольным камнем политики Лукашенко является суверенность, то любой "замах" на нее, вроде того, что позволил себе главный российский финансист, не может вызвать иную реакцию. Другой вопрос: кто должен был давать отповедь Кудрину - президент Лукашенко или премьер Сидорский? Но так уж сложилось в Беларуси, что все более-менее значимые заявления делает именно президент. Этот момент россияне должны были учитывать, принимая во внимание масштабы собственной страны и Беларуси. Более крупная и мощная страна должна быть более ответственной. Болезненную реакцию Лукашенко в некоторой степени можно оправдать и ситуацией, сложившейся вокруг его страны. Запад довольно долгое время игнорирует Беларусь, а градус отношений ЕС и Минска давно находится практически на нулевой отметке. С другой стороны, Россия, которая должна была бы стать для Беларуси альтернативой, время от времени проявляет державность. Такая манера поведения с партнерами по СНГ раздражает Минск: скорей всего, Лукашенко не единожды сдерживался, а вот на этот раз "прорвало". Есть над чем подумать Российско-белорусский конфликт, думается, будет уже в скором времени спущен на тормозах. В его обострении не заинтересованы обе страны. Россия, скорее всего, поймет, что перебрала с тоном. Беларусь, по всей видимости, предпочтет затушить конфликт всеми имеющимися средствами. Сначала - по дипломатическим каналам, а потом или Медведев поедет в Беларусь, или Лукашенко заглянет в Москву. Круг вопросов, которые необходимо обсудить, довольно широк, особенно, что касается создания Таможенного союза. Вполне возможно, что посредником в налаживании отношений выступит казахстанский президент Нурсултан Назарбаев. Именно ему разгоревшийся было конфликт нужен меньше всего. Пока стороны нервничают и ругаются, планы по созданию Таможенного союза отодвигаются. Летом следующего года он должен заработать в формате Россия-Беларусь, а летом 2011 года в трехстороннем формате - Россия-Беларусь-Казахстан. Поэтому любые столкновения сторон в периоде между днем сегодняшним и летом 2011 года нецелесообразны. И этого не может не понимать один из самых прагматичных лидеров среди иных глав постсоветских государств. Во-первых, президент РК не заинтересован в преобладании великодержавных ноток в российской политической партитуре. Это касается не только вопроса признания независимости Южной Осетии и Абхазии, но и других "скользких" инициатив, выдвигаемых Москвой. Во-вторых, ему нет никакой необходимости поддерживать в одностороннем порядке позицию Москвы в конфликте с Беларусью. Назарбаеву нужны партнерские отношения со всеми, в ком заинтересован Казахстан. Поэтому он и предпримет любые шаги к примирению сторон. В-третьих, глава РК быть может как никто другой заинтересован в том, чтобы Таможенный союз заработал. Именно союз позволит на деле показать другим странам Центральной Азии, что интеграция возможна. Если она заработает в рамках таких разных стран, как Россия, Беларусь и Казахстан, то не будет никаких препятствий для создания Союза центрально-азиатских государств, очень близких по ментальности и географии. В-четвертых, в перспективе Таможенный союз плюс Союз центрально-азиатских государств дадут мощный импульс интеграции как в северном и северо-западном направлениях, так и в региональном, создав единую экономическую, а потом, и политическую структуру, с которой придется считаться всем: и США, и ЕС, и Китаю. Так что, с наибольшей вероятностью, конфликт будет потушен, а Таможенный союз, пусть и со скрипом, но заработает. Ведь альтернативы ему просто нет. Фото с сайта http://novosti.err.ee
Загрузка...