Опубликовано: 974

Сирота казахстанская

Сирота казахстанская

В парламенте республики идут ожесточенные споры о судьбе детишек, на которых положили глаз иноземные супружеские пары.

Одни депутаты требуют запретить вывоз за кордон наших ангелочков (хотя статья 76 Закона "О браке и семье" предусматривает международное усыновление), другие же предлагают попытаться как-то контролировать этот процесс. И никто не говорит о самой больной проблеме одиноких маленьких граждан в нашем обществе - это их совершеннолетие. По приютам я с детства… Представьте себе, что вы - сирота. Причем настолько, как говорится, круглая, что и зацепиться не за что. Как Надя Найденова из алматинского детского дома № 1, которую 17 лет назад аккуратненько положили на его ступеньки. То есть, теоретически родители, безусловно, имелись. Но кто они, откуда и почему так поступили - об этом подросшее дитя стало задумываться лишь сейчас, все эти годы воспринимая жизнь в коллективе одинаковых пальтишек как нечто само собой разумеющееся. Но вот пришла пора, когда казенные харчи - пусть не слишком жирные, но более-менее стабильные - уже не придется получать по распорядку дня. От всего "готовенького" - в реальный мир, где нужно обеспечивать себя самостоятельно. Этому никто не учил никогда. Как жить человеку, у которого нет ни родственников, ни своего угла? Куда он пойдет, в каком месте страны, переполненной безработными, ждут это непрофессиональное, не адаптированное к жизни существо? А меж тем государство гарантирует ему поддержку и широкую защиту прав. К сожалению, только на бумаге. Выпускники детских домов и интернатов не хотят взрослеть и расставаться с привычным образом жизни, они боятся неприветливой действительности за дверьми. Нередки случаи, когда "выписанные" по возрасту возвращаются обратно. Вернулась и Надя, помыкавшись несколько месяцев. И теперь - повезло! - работает в детдоме посудомойкой, хотя, говорят, у нее большие способности к музыке… По официальным данным, в Казахстане - 88 тысяч детей, оставшихся без попечения, лишь 30 процентов из них - сироты, у остальных родители живы, но либо лишены родительских прав, либо сами в свое время отказались от них. И число таких детей постоянно растет. Государство берет на себя материнские заботы - содержание одного ребенка в домах интернатского типа обходится примерно в 200 тысяч тенге в год, а в целом на эти цели расходуется около 2 миллиардов тенге - но на подростковый период, и только. -Ежегодно детские дома покидают сотни выпускников, но не припомню случая, чтобы кому-нибудь из них местные власти предоставили, к примеру, жилье, как это положено по существующему законодательству, - говорит Айгуль Шопшикбаева, начальник инспекции по делам несовершеннолетних ГУВД Алматы, полковник полиции. - Исключение составил позапрошлый год - решением мэра города было выделено десять мест в общежитиях. Но это, конечно, капля в море. Очень часто ребята из детских домов, сами не желая этого, пополняют криминальную среду - она, в отличие от общества, подхватывает их быстро и заботливо. А обществу эти молодые люди, получается, не нужны. Да, происходит явное отторжение нашим неласковым социумом едва оперившихся птенцов. Хотя существует замечательный по теоретическим формулировкам проект Закона РК "О защите прав ребенка", статья 18 которого гласит: "Защита прав и интересов выпускников детских интернатских учреждений, находившихся на полном государственном обеспечении, предоставление им во внеочередном порядке жилья, выдача установленного материального обеспечения, страхование, трудоустройство, возлагаются на администрацию этих учреждений и органы местного самоуправления". Проект внесен на рассмотрение мажилиса парламента республики еще в феврале этого года, но обсуждать его мажилисмены не торопятся. Когда появилась и стала активно проводиться в жизнь идея о создании детских деревень и постепенном переводе в них существующих детских домов, она показалась чуть ли не панацеей - ведь таким образом решалась проблема социальной и профессиональной интеграции сирот в общество. Да и само название звучало по-домашнему тепло. И вот в декабре прошлого года был принят Закон РК " О детских деревнях и домах юношеского типа", о котором так много говорили. На первый взгляд, в его статьях предусмотрены абсолютно все аспекты обустройства жизни выпускника. Задачи обозначены конкретно: привитие навыков труда, обучение профессии, получение образования, социальная адаптация. Но… Квадратура жизни У юристов вызывает профессиональные сомнения формулировка статьи 8 нового закона о праве воспитанника на жилище. В соответствии с ней согласие на продажу квартиры от его имени будут давать органы опеки и попечительства. В то же время в статье 19 говорится, что законным представителем детей в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами является администрация детской деревни. Изучив закон, очень сложно уяснить, в каком же соотношении находятся права администрации, воспитателей и органа опеки. Их компетенция не определена четко, функции дублируются. На самом деле та же ситуация с возможной продажей жилья, принадлежащего воспитанникам, очень непроста и требует особой щепетильности. По мнению президента общественного движения "Женщины - юристы Казахстана", члена Алматинской городской коллегии адвокатов Светланы Витковской, просто необходимо оставлять за ребенком право на его часть имущества, чтобы даже не возникало малейшей возможности отчуждения такой собственности. Здесь видна явная возможность для злоупотреблений - детдомовцы беспомощны в юридических вопросах, не знают, как защитить свои права, хотя закон и гарантирует им это. Их жилплощадь - лакомый кусочек для махинаторов, а обмануть неискушенного подростка так легко. В результате подстроенного отчуждения его смело можно будет зачислять в ряды бомжей. Поэтому в число тех, кто дает согласие на продажу "детской" квартиры, обязательно нужно включать представителей администрации деревни, и не просто включать, а сделать их голос решающим, поскольку им наверняка лучше будут известны проблемы каждого воспитанника, его конкретная ситуация. Новый закон этого, к сожалению, не предусматривает. В этой части он, без сомнения, несовершенен и требует доработки. Ведь в детские деревни и дома юношества по замыслу попадут не только сироты, но и те, чьи родители, скажем, находятся в местах лишения свободы, уклоняются от воспитания, признаны недееспособными и так далее. То есть, теоретически у таких детей есть собственная жилая площадь. Смогут ли они ей воспользоваться, когда достигнут восемнадцатилетнего возраста? Допустим, за это время квартиру или дом продали - за долги или еще по каким-либо причинам. А в опекунах оказался нечистый на руку человек, наобещавший мальчику или девочке с три короба - но потом. И вот выпускник покидает стены заведения… В каком суде сможет он доказать свое право на квадратные метры? Вопрос риторический. Нельзя не учитывать изощренности отечественных дельцов, специализирующихся на чужой недвижимости. Новый закон уже не дает выпускнику юношеского дома гарантий на собственное жилье. Он достаточно уклончиво адресует его в государственный жилищный фонд. Простите мой скептицизм, но я никогда не поверю, что какой-нибудь аким вручит ключи от квартиры - пусть старенькой халупы в два квадратных шага - молодому, совершенно одинокому человеку. Разве что исключительно с целью показухи. Но показухой проблемы не решить. Недвижимость в наше время, как известно, ценный капитал, и распоряжаются им нужные люди и так, как нужно. Если возникнет прецедент, и кто-то из детдомовцев все-таки обратится в суд или, к примеру, в правозащитные организации, то совершенно не трудно будет доказать его право на жилье. Теоретически. Но практически немыслимо это жилье получить, ступить ногой на реальный пол, потрогать руками реальные стены, ощутить собственную крышу над головой. Нет таких фондов у властей. Теория и практика Однако, как известно, еще в 1994 году Казахстан ратифицировал международную Конвенцию о правах ребенка, которая гарантирует каждому из 2 миллиардов детей мира огромный спектр заботы и защиты в самых разных сферах жизни. Кстати, в соответствии с правилами, государственные органы обязаны постоянно информировать общественность - как свою, так и международную, о мероприятиях, проводимых в русле Конвенции. Что-то я, к примеру, как рядовой представитель данной общественности, не в курсе каких-либо радостных подвижек в области прав детей. Разве что возникло предложение о создании специализированных ювенальных судов в связи с резким ростом подростковой преступности. "Каждый ребенок имеет неотъемлемое право на жизнь, и государство обязано обеспечить выживание и развитие ребенка", - гласит одна из статей Конвенции. И если мы пока не в состоянии этого сделать, может быть, не стоит так трагично воспринимать "вывоз" малолетнего "национального достояния" в более развитые страны. Что касается одного из главных доводов противников усыновления: с детьми, мол, там могут жестоко обращаться. Да, действительно, широкую огласку в мировой прессе получили отдельные случаи садизма усыновителей. Но я вспоминаю восьмилетнего мальца из алматинского приемника-распределителя, сплошь изукрашенного багровыми синяками и пятнами зеленки. Его зверски избила роднее родных мать за то, что без спроса съел хлеб. После чего он привычно сбежал из дома и был подобран на базаре. И никакая конвенция ему не помогла.
Загрузка...