Опубликовано: 1103

Шутку не поняли?

Шутку не поняли?

Премьер-министры стран-участниц ЕврАзЭС приняли решение о приостановлении в соответствии с просьбой Узбекистана участие страны в работе органов ЕврАзЭС.

12 декабря в Москве по итогам заседания Межгосударственного совета ЕврАзЭС Узбекистан оказался вне рабочих органов интеграционного объединения. Тем самым история, начавшаяся еще в октябре, нашла свое логичное завершение. Напомним, что 20 октября Министерство иностранных дел Узбекистана направило ноту, препровождающую письмо президента Узбекистана в секретариат интеграционного комитета ЕврАзЭС с уведомлением о приостановлении страной своего членства. Одновременно такие же уведомления от имени президента Узбекистана Ислама Каримова были направлены главам государств-членов ЕврАзЭС. Надо думать, что за этим решением официального Ташкента стоят не только объективные, но и субъективные причины. Каримов не однажды критиковал эффективность интеграционных объединений на постсоветском пространстве, считал, что они по большей части бездействуют, заменяя реальную интеграцию мнимой. С другой стороны, возвращение Узбекистана в лоно ЕврАзЭС сразу после андижанских событий было вынужденным шагом узбекских властей с целью не допустить международной изоляции государства. Проблема стран-участниц ЕврАзЭС как раз и заключается в том, что они не могли и не хотели смотреть правде в глаза. Если страна становится членом интеграционного объединения не по своей воле, а лишь преследуя сиюминутные выгоды, то в любой момент она может покинуть ЕврАзЭС, как только ситуация в мире станет более благоприятной. Что, в принципе, и следовало доказать. ЕврАзЭС Узбекистану нужен Смею предположить, что Каримов не хотел покидать ЕврАзЭС. Даже когда Европейский Союз отменил свои санкции, а в США хозяином Белого Дома стал демократ Барак Обама, от которого ждут фактически революционных реформ в сфере внешней политики, лидер Узбекистана не мог не понимать очевидных вещей. Первое, наладить отношения с Западом и вывести их на уровень узбекско-американских отношений начала 2000-х годов за короткое время невозможно. Конечно, в Европе есть Германия, активно лоббирующая урегулирование отношений ЕС с Узбекистаном. Но серьезные аналитики осознают разницу между лоббированием и выстраиванием партнерского сотрудничества. Чтобы вывести отношения с ЕС на прежний уровень, нужны годы кропотливой работы, терпение и готовность обеих сторон идти на компромиссы. Узбекистан не может и не должен подталкивать этот процесс по банальной причине: Ташкент довольно быстро и решительно разорвал отношения с Западом, порой применяя риторику, несовместимую с дипломатическим этикетом. Поэтому многие в ЕС полагают, что первым "прогнуться" должен Узбекистан. С другой стороны, ЕС сам в одностороннем порядке инициировал санкции в отношении Узбекистана и внешне может показаться, что ответственность за испорченные отношения лежат на европейцах. Хотя в самой Европе на такую постановку вопроса отвечают просто: мы были вынуждены пойти на санкции в ответ на упрямство официального Ташкента по вопросу независимой международной комиссии по расследованию андижанских событий. Все вышесказанное можно резюмировать следующим образом: ни Узбекистан, ни ЕС сегодня не готовы идти друг другу навстречу на больших скоростях. Второе, официальному Ташкенту очень важно как можно скорее заполнить пустоту, образовавшуюся после приостановления своего членства в ЕврАзЭС. Как гласит русская народная мудрость, "свято место пусто не бывает". Лица, внимательно следящие за развитием Узбекистана и внутренних политических процессов в Ташкенте, полагают: Каримов может на время отложить урегулирование отношений с ЕС в пользу активизации контактов с США. Новый президент США может не считаться с тем, что и как делал его предшественник на своем посту в сфере внешнеполитической стратегии. В частности, это касается и взаимоотношений с Узбекистаном после Андижана. Однако это вовсе не значит, что Белый Дом способен в ближайшее время предложить всей Центральной Азии, и, отчасти, Узбекистану свое новое видение или новую стратегию. Для того, чтобы ее сформулировать, необходимо время, ресурсы и интеллект. Если с двумя последними у США не должно возникнуть проблем, то с первым проблемы очевидны. В свою очередь, у Ташкента нет времени ждать, когда США определятся со своими внешнеполитическими приоритетами. Выход из ЕврАзЭС, надо думать, вовсе не означает разрыв отношений Узбекистана со своими коллегами по постсоветскому пространству. Это означает, что отныне Каримов будет строить взаимоотношения со странами-членами ЕврАзЭС на двусторонней основе. Все указанные очевидные посылы и дают возможность сделать вывод: Каримов не хотел и не думал выходить из ЕврАзЭС, а лишь хотел оказать давление на некоторых партнеров. Истина где-то рядом… Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС очень напрягал узбекское руководство. Объединение трех самых крупных стран - России, Белоруссии и Казахстана - происходило в условиях, когда официальному Ташкенту было сложно реагировать на процесс интеграции. В течение двух лет в качестве члена ЕврАзЭС Узбекистан ждал приглашения страны в этот триумвират. Причем, Каримову не было особой разницы, в какой форме данное приглашение поступит. Важнее всего то, в каком статусе "три кита" примут в свое лоно Узбекистан. Одно дело, если Узбекистан сделают четвертой страной-учредителем Таможенного союза, другое дело, если страну пригласят сначала в качестве наблюдателя, и только затем - в качестве полноправного члена. Смею полагать, что Каримов был готов согласиться на оба эти варианта. Единственное, чего не хотел и не желал Каримов - это включиться в процесс интеграции как страна примкнувшая. Российский премьер-министр Владимир Путин несколько раз выступал по поводу того, по каким критериям Таможенный союз будет отбирать в свой состав государства. Судя по его высказываниям, стране, примкнувшей к Таможенному союзу, придется согласиться на условия, выработанные Россией, Белоруссией и Казахстаном. Такое вхождение Узбекистана в Таможенный союз, безусловно, не устраивает узбекское руководство. При этом оно полагает, что Узбекистан не менее значим для Таможенного союза, чем три государства-учредителя. Официальный Ташкент своей нотой о приостановлении членства в ЕврАзЭС стремился оказать давление на Россию и Казахстан. Обе эти страны имеют в Таможенном союзе большой вес и авторитет, и при желании, способны склонить белорусского президента Александра Лукашенко к мысли, что Узбекистан в качестве полноправного члена необходим. Каримов с большим недоверием относился к интеграционным инициативам с участием России. Узбекский президент всегда был сторонником интеграции стран Центральной Азии в рамках региона без участия России. Единственное, к чему он был явно не готов - это принять условия трех государств-учредителей. Принять условия, значит, преуменьшить значение Узбекистана не только в Центральной Азии, но и на всем постсоветском пространстве. А если вспомнить об иных рамках интеграции, то впервые, например, ту же идею Союза центральноазиатских государств озвучил казахстанский президент Нурсултан Назарбаев в своем Послании от 18 февраля 2004 года. Его правовой основой должны были стать подписанные договоры о вечной дружбе между Казахстаном, Узбекистаном, Кыргызстаном. Во время своего двухдневного официального визита в Астану в апреле 2008 года узбекский президент Ислам Каримов назвал идею «неприемлемой», дескать, «мы уже это проходили» и «хочу заявить об этом раз и навсегда, чтобы не было никаких спекуляций по этому поводу». Для создания союза, заявил Каримов, потенциал стран-членов союза «должен быть как-то сравним». Во-вторых, продолжал он, «политика и направления, которыми занимаются лидеры государств, должны быть сравнимы, но не разноречивы, особенно если дело касается реформы и видения перспектив своего развития». Возможный сценарий Может ли Узбекистан вслед за выходом из ЕврАзЭС, покинуть и Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ)? Судя по логике происходящих в последнее время событий, Каримов может оказаться в ситуации, когда единственной возможностью сохранить свое реноме станет выход и из военно-политической структуры. Тому могут быть несколько веских причин. Первая причина. Ташкент почувствовал, что Россия и Казахстан не собираются уговаривать Узбекистан остаться в ЕврАзЭС и принять страну в качестве страны-учредителя или полноправного члена. Поэтому сделан очередной шаг, способный оказать давление на партнеров. Узбекское руководство отказалось приехать на неформальный саммит ОДКБ, который пройдет в Казахстане 18-20 декабря. Российские аналитики уже спешат делать вывод, что следующим шагом официального Ташкента станет выход из ОДКБ. Вторая причина. Ташкент в срок до 1 января 2008 года так и не выполнил обязательства ратифицировать все необходимые документы в формате ОДКБ. Напомним, что Узбекистан взял на себя эти обязательства в середине 2006 года при рассмотрении вопроса о восстановлении членства республики в ОДКБ. Это может означать, что некоторые документы в рамках ОДКБ не стыкуются с внешнеполитической доктриной Узбекистана. В свою очередь, Москва и Астана все время, пока шел процесс приостановления членства Узбекистана в ЕврАзЭС, не предприняли ни одного конкретного шага к тому, чтобы понять мотивы, которыми руководствуется узбекский президент. Обычно в таких случаях говорят, что процесс пущен на самотек. Если это выгодно ЕврАзЭС и другим государствам постсоветского пространства. Остается одно: спросить у руководителей Таджикистана, Киргизии и Туркменистана об их отношении к тому, что Узбекистан практически выходит из интеграционных процессов.
Загрузка...