Опубликовано: 1682

Шоу - бизнес есть.
Он не может не есть

Шоу - бизнес есть.<br>Он не может не есть

Сегодня казахстанская индустрия развлечений развивается бурными темпами. Яркая, праздничная суета новоявленных рок- и поп-звезд на телеэкранах, их подавляющее присутствие на радиоканалах, расцвет дискотек и ночных клубов - все это невольно наводит на исторические ассоциации.

Подобный психологический феномен впервые возник в 20-е годы прошлого века, в США, в годы великой депрессии. Именно тогда, на фоне массовой безработицы и экономических трудностей впервые наблюдался небывалый расцвет танцклубов и танцплощадок. Жить стало хуже - жить стало веселее - так можно сказать об этих годах, столь красноречиво запечатленных в произведениях Льюиса и Ишервуда. Историки, исследовавшие этот феномен, особо подчеркивали роль правительственных структур, проводивших патерналистскую политику к предпринимательству досуга. Здесь, безусловно, были и прагматические расчеты: "пусть лучше танцуют, чем бунтуют", но, как бы там ни было, именно оттуда - с обшарпанных американских танцулек, сопровождаемых незабываемыми свингами негритянских джаз-бандов, и берет начало сегодняшняя многомиллиардная американская индустрия шоу-бизнеса, создающая и низвергающая кумиров "массовой культуры". И, что не менее важно, создавшая систему и правила целой новой отрасли бизнеса, приносящей своим владельцам и участникам во всем мире десятки и сотни миллиардов долларов… Похожая социально-экономическая ситуация наблюдается и в Казахстане. Однако развитие этого вида предпринимательства в нашей стране имеет, наряду с общими чертами, имеет и свои особенности. По мнению известного казахстанского продюсера, бессменного директора и организатора международных фестивалей "Азия дауысы" и "Жас канат" Мурата Иргалиева, та предпринимательско-концертная деятельность, которая имеется у нас в стране и шоу-бизнес, в его истинном понимании, имеют между собой мало общего. То, что происходит в Казахстане, это, в лучшем случае, только зачатки, элементы той грандиозной и весьма сложной системы, которая на Западе именуется "шоу-бизнесом". Все проще, беднее и, если называть вещи своими именами - примитивнее. Бизнесмен, у которого есть кое-какие деньги, желает вложить их в перспективное дело, чтобы заработать. Известный и популярный артист для него - это для него, прежде всего товар, который он с большим или меньшим успехом продает на нашем зрелищном рынке. Точно так бы он мог бы продавать автошины или мебель - это безразлично, были бы спрос и прибыль. По сути, наш нынешний арт-бизнесмен мало чем отличается от коммивояжера средней руки, разве что "товар" у него особенный и условия реализации этого "товара" специфические. Поэтому и довольствуются наши арт-бизнесмены уровнем прибыли в 15-20, в лучшем случае - 50 процентов, что также вполне сопоставимо с эффективностью мелкооптовой или розничной торговли. На Западе же один подобный "раскрученный" проект дает прибыль в 200-500 и даже 1000 процентов! Основное, коренное отличие нашего и западного арт-рынка, по мнению и казахстанских продюсеров, и артистов, - это покупательский уровень населения. Иными словами, возможность людей платить за зрелище достойную цену - это главное условие существования и развития нормального шоу-бизнеса. Эта возможность и определяет емкость рынка развлекательных услуг. Если, к примеру, билет на концерт популярного рок-исполнителя в Мэдисон Сквер Гарден стоит от 40 до 400 долларов, то для казахстанской ситуации эти минимальные 40 долларов за билет могут позволить себе платить только богатые люди. Сорок долларов сегодня для многих - это треть зарплаты. А "машина" развлечений может работать только на больших деньгах. На Западе шоу-бизнес - это настоящая индустрия. Для того, чтобы сделать из артиста "звезду" в создание его имиджа, в рекламу, в песни, аранжировку вкладываются огромные деньги. Два-три миллиона долларов, к примеру, вкладывают в "раскрутку" одной-двух песен. Система построена так, что инвестор уверен, что деньги эти вернутся с хорошей прибылью. Казахстанские же бизнесмены пока не готовы вкладывать в арт-бизнес большие деньги. Прежде всего потому, что таких больших денег у них пока еще нет. Поэтому наши бизнесмены осваивают самые простейшие схемы: привоз в столицы российской поп-звезды, один-два концерта, "съем сливок" - и звезда отправляется восвояси. Отсюда же и пристрастие отечественных бизнесменов-продюсеров к известным, "раскрученным" именам, к тем, на концерт которых зритель пойдет наверняка. Убедиться в этом можно, лишь взглянув на рекламные афиши в Алматы или Астане. Чаще всего на них - имена российских эстрадных исполнителей и групп. Один-два концерта во Дворце Республики или во Дворце спорта, одно-два выступления в ночном клубе, иногда - одно выступление на праздновании какого-либо торжества у "уважаемого человека" - и немного заработавший артист возвращается в Москву. Лозунг такого бизнеса: минимум издержек максимум дохода в единицу времени. В последние годы россиян на этой площадке немного потеснили наши отечественные казахстанские исполнители, однако в силу относительной слабости их "предпродажной", имиджевой и рекламной раскрутки процесс этот идет еще медленно. Артист, исполнитель - главное звено системы арт-бизнеса, сегодня чувствует себя неуютно. Прежде всего - он беден. Конечно, можно скептически улыбнуться такому утверждению - мол, мне бы ваши заботы о том, что жемчуг мелковат! Безусловно, по сравнению с большинством населения страны популярный артист зарабатывает неплохо. Но по стандартам даже не западным - российским - он попросту беден. Его образ жизни, его имидж, сама специфика его работы - концерты, поездки, одежда, техническое и рекламное обеспечение - все требует денег. А заработки едва могут покрыть эти совершенно необходимые расходы. Уменьшить же их нельзя - потеря имиджа, потеря артистического "лица" впрямую скажется на популярности, а значит - и на возможности зарабатывать. Преодолеть это противоречие возможно только работая, как говорится, "на износ". Так работали, начиная с советских времен, многие современные рок-идолы, например, потрясающий певец Валерий Леонтьев… Излишне говорить, что в таком темпе работать может не каждый. Несмотря на свою яркую и завлекательную "обложку" мир артистического бизнеса весьма суров, а порой и жесток. Помогать ослабевшим здесь не принято, так что артисту приходится считать деньги. Поэтому представления о "роскошной" жизни эстрадных "звезд" весьма преувеличены. Квартира, хорошая машина, кое-какая модная одежда - вот на что, в принципе, может рассчитывать сегодня даже хороший исполнитель. Гонорары и заработки артистов - особая, закрытая тема. В этой среде не принято откровенничать о своих доходах. Продюсер одной из популярных казахстанских поп-групп объяснил это так: -Понимаешь, все в нашей среде примерно знают, сколько кто зарабатывает. Но "светить" заработки не принято, и не из-за боязни налоговой полиции. Налоговики-то как раз к нашим "певчим птичкам" лояльны… Просто заявит артист, что он берет за концерт, скажем, две тысячи долларов - сразу же головная боль у продюсеров - другие артисты поднимают шум: а чем мы хуже него! Скандалы, конфликты, зависть, которая в нашей среде чрезвычайно развита. Поэтому лучше обойти этот щекотливый вопрос. Однако все же некоторые детали заработков наших эстрадных звезд узнать удалось. Самые популярные и "раскрученные" представители "попсы" получают максимум 1000 - 1500 долларов за концерт. Гонораров уровня Пугачевой, Киркорова или Розенбаума (7-10 тысяч долларов за концерт) не удостаивается пока никто. Естественно, речь идет о "средних" концертных заработках эстрадных звезд. Бывают, как рассказывают, случаи, когда исполнитель дает небольшой концерт для частного лица или организации. Тогда популярный артист может за вечер заработать тысяч 7-10 "зеленых". Но такие случаи, когда судьба улыбается артисту, конечно, встречаются не каждый день… Во всем мире концерты и даже многодневные концертные турне рассматриваются как важный, но далеко не основной метод повышения финансового благосостояния артиста. Там он прежде всего служит целям рекламы и более широкой "раскрутки" исполнителя. Основные деньги делаются на продаже дисков. Себестоимость производства одного диска - около 50 центов, а продается он по 5-7 долларов. Поэтому, если артист получает 10-20 процентов от тиража в 500 тысяч - миллион экземпляров, то это действительно хорошие деньги! У нас, в Казахстане, выпуск диска редко может окупиться без участия в этом деле спонсора, поскольку еще мало людей, готовых покупать компакт-диски по "нужной" цене. На эту проблему накладывается и другая, ею же порожденная - пиратство. Пиратские копии дисков выступлений популярных артистов моментально заполняют рынок. Они продаются по достаточно низким ценам, но зато в этом случае артист не получает вообще никаких денег. Этот рынок предельно криминализирован и регулярные призывы и артистов, и продюсеров навести в нем порядок по-прежнему остаются втуне. Улучшившаяся в последнее время экономическая ситуация в стране оживила и рынок арт-услуг. Все больше появляется новых исполнителей, причем разных жанров. У людей стало больше возможностей платить за развлечения и артистический рынок откликнулся на это расширением предложений. В последнее время появилась тенденция переориентации публики на своих, отечественных исполнителей. Ее отмечают все специалисты, работающие в этом виде бизнеса. Более профессионально стали работать продюсеры, специалисты по артистическому имиджу, результатом работы которых стало появление на казахстанской эстраде исполнителей очень высокого уровня. Например, группы "Улытау", работающей в направлении "этнического рока" и переживающей сейчас бум популярности на Западе. У исполнителей такого уровня и гонорары, естественно, на порядок выше, чем у прочих. В целом же сфера казахстанского шоу-бизнеса по-прежнему ждет, когда в нее придут большие деньги, позволяющие не только создать целостную систему этого вида предпринимательства, но и обеспечить удовлетворение массового спроса на массовую культуру.
Загрузка...