Опубликовано: 1342

Шанс Казахстана

Шанс Казахстана

Ипотечный кризис в США и ипотечный кризис в Казахстане схожи. Слава богу, это лишь внешняя схожесть.

Ипотечный кризис в США вошел в пиковую фазу. Несмотря на принятие антикризисного плана и ожидаемое вливание со стороны бюджета 700 миллиардов долларов на выкуп бесперспективных активов, американские биржи снижают свои основные индексы. В перспективе возможен дефолт не только ипотечных банков, но и других финансовых учреждений. Это связано с тем, что в большой игре с безнадежными кредитами принимала участие вся финансовая система США. Теперь еще предстоит понять, насколько финансовые учреждения Европы и Азии имели неосторожность войти в тот же раж. Деятельность финансовой системы Казахстана мало чем отличается от деятельности европейских и американских банков. Однако, как говорил председатель Национального банка РК Анвар Сайденов, нашей системе мало что угрожает. Подобная уверенность связана с тем, что казахстанская финансовая система оказалась с точки зрения применяемых в банковском деле технологий на более низком уровне, чем их коллеги на Западе. Американский аврал Американский ипотечный кризис породил Алан Гринспен, который в течение 20 лет возглавлял Федеральную резервную систему. Именно в период его правления американская экономика придумала, каким образом перепродать некачественный товар. Попробую объяснить, о чем речь. С начала 2000-х годов в США начал активно развиваться ипотечный рынок. К 2006 году ипотечный кризис вышел на свой пик, одновременно разразился экономический кризис, последствия которого мы увидели еще в 2007 году. К настоящему времени мы наблюдаем, если не самый нижний уровень падения американской экономики, то довольно близкий к нему. Схема применялась очень даже простая. Американские банки охотно выдавали ипотеку, при этом, прекрасно осознавая, что лица, их получающие, фактически не способны их обслуживать. Потом банкиры смешивали безнадежные кредиты с обычными, получая неплохой рейтинг. Благодаря последнему некачественный продукт становился вполне качественным. Впоследствии банкиры делали то, что и должны были сделать. Они избавлялись от безнадежных кредитов. Под эти обязательства банки выпускали деривативы, которые впоследствии гуляли на биржах, перекочевывая из одних рук в другие. Естественно, обратно деривативы не приходили, ибо банк-инициатор выпуска дериватива прекрасно знал подноготную актива. Гринспен как раз и придумал так называемую систему размыва не очень надежных активов. Аналитики полагали, что риски по ним можно размыть с помощью более высокой оборачиваемости актива. Однако они просчитались, а ненадежные активы, которые уже принесли некоторым представителям Уолл-Стрит миллиардные состояния, стали мощным прессом, под который попала вся американская экономика. Антикризисный план - это своего рода выкуп активов, которые ничем реальным не обеспечены. Правительство выкупает не обязательства кредитополучателей перед банками, а обязательства одного инвестора перед другим инвестором. Во всем этом горемычном плане есть и еще одна ахиллесова пята - никто толком не знает, на какую сумму выпущено ценных бумаг. 700 миллиардов долларов - лишь оценочные данные. Что эти активы "наработали" в процессе своего обращения только предстоит узнать. Вполне возможно, что новому президенту США придется корректировать планы и, самое главное, выделять из бюджета большие, чем ныне, суммы. Казахстанские реалии Как и американские банки, казахстанские финансовые учреждения оказались с большим грузом недвижимости. Она давно не стоит тех денег и тех сумм, которые граждане страны занимали у банков. Как и американским, казахстанским банкам придется выставлять залоговое обеспечение по безнадежным кредитам на аукционы. Надо думать, как и американские, казахстанские банки не получат тех денег, на которые рассчитывали. В отличие от американских банков, казахстанские не спешат избавляться от недвижимости, выставленной в залог. Они ждут, пока ситуация на рынке не стабилизируется, пытаясь коррекциями стратегии обеспечить себя ликвидностью. Сегодня почти все казахстанские банки переориентированы на привлечение депозитов, а условия по ним становятся все более выгодными. Они могут также ожидать сигнала от государства о готовности выкупить безнадежные активы. Казахстанское правительство, в свою очередь, ведет себя как неплохой бизнесмен. Оно заявляет о готовности выкупить недостроенную недвижимость под госпрограмму, и подтверждает ее уже несколько раз. Но ни живых денег, ни тем более реальных программ по выкупу еще нет. Это консервирует ситуацию, не дает повода банкам инициировать аукционы по продаже залоговой недвижимости. По всей видимости, правительство ждет самой низкой точки падения цен на недвижимость. Тогда и будут сделаны конкретные предложения. Но ключевым различием кризиса в США и в Казахстане является отсутствие в этой центрально-азиатской стране собственного Гринспена. И то, что безнадежные кредиты существуют в сыром виде. Они не переведены в деривативы, и не гуляли по биржам в течение определенного времени. Были кое-какие попытки казахстанских банков секъюритизировать обязательства своих клиентов. Несколько таких попыток сделано, но рейтинг банков и выпускаемых ими ценных бумаг не сделали из секъюритизации прецедент. Поэтому сумму и объемы безнадежных кредитов можно определить с большей точностью, чем потери от безнадежных активов в США. Конечно, со своей стороны, казахстанские банки также стремились сделать коктейль из своего кредитного портфеля, стремясь размешать в одном казане надежные и безнадежные активы. Но, во-первых, текущий рейтинг ценных бумаг казахстанских банков не позволяет свободно выпускать их в свободное плавание. Во-вторых, Агентство по финансовому надзору довольно существенно снижало аппетиты казахстанских банков, регулярно грозя повышением минимальных резервных требований и недавно введя новые требования к уставному капиталу банков. Правительство через регулятора дает понять банкам, что в случае форс-мажорных обстоятельств по их ценным бумагам, в первую очередь, пострадают акционеры банков. А так как большинство акционеров - частные лица, их, судя по всему, вовсе не радует перспектива за счет собственных ресурсов компенсировать потери контролируемых ими финансовых учреждений. Банки жаловались, ругались, плакали, но не расслаблялись. Вовремя одумались Мало кто надеялся, что банки способны самостоятельно остановить пыл ипотечного бума. Но негативные сигналы из американского рынка слегка подкорректировали ситуацию и на казахстанском рынке. Регулятор стал ужесточать требования к банкам, а банки, почуяв неладное, стали повышать требования к кредитам, одновременно меняя стратегию. Активное кредитование населения сменилось активным привлечением свободных средств населения. В то время, когда снежный ком по безнадежным активам в США стал несоразмерным, казахстанские банки, потеряв рынки фондирования на Западе, переключились на внутренний рынок. Сегодня важно не упустить ту динамику, которая уже налицо. Банки должны попытаться максимально снижать риски по кредитованию, стимулировать население держать деньги на депозитах. Переориентация на внутренний рынок, инвестирование средств в долгосрочные проекты - универсальное лекарство от кризиса. Уточню, эти действия минимизируют потери казахстанской финансовой системы и позволят смотреть в будущее с надеждой. Государство, со своей стороны, должно быть готово оказать помощь финансовой системе. Правда, не в формате безвозвратных вливаний, а в формате коммерческом. Банки, воспользовавшись государственной поддержкой, должны быть готовы вернуть деньги, которые могут получить на преодоление кризиса. Думаю, глубина кризиса в Казахстане не станет такой катастрофичной, как в США. Казахстан выручило то, что его финансовая система так и не стала составной частью мировой финансовой системы. В этом плане есть потребность выразить слова благодарности рейтинговым агентствам, которые так и не присвоили нашим ценным бумагам рейтинги, позволяющие конвертировать внутренние долги во внешние бумаги. Не меньшую роль сыграли и масштабы казахстанского рынка. Крупные мировые финансовые спекулянты считали Казахстан небольшим рынком, где сложно сделать миллиарды. Миллионы их уже давно не интересовали. Глава "Казыны" недавно спрогнозировал активное кредитование со стороны банков лишь с 2013 года. Данный прогноз можно расценивать как более-менее реалистичный. Другие более близкие по времени прогнозы не могли вызывать доверия, ибо не учитывали реалии глобальной экономической системы. Время до 2013 года необходимо потратить на то, чтобы банки сумели вывести риск-менеджмент на высокий уровень. Как мне представляется, государство свое дело знает… Фото с сайта http://bankriski.ru
Загрузка...