Опубликовано: 895

Россия и США: амбиции и реалии международной политики

Россия и США: амбиции и реалии международной политики

Во время своего недавнего визита в Казахстан главнокомандующий Центральным командованием США генерал Томми Фрэнкс подтвердил неизменность намерений администрации Буша в отношении нынешнего руководства Ирака. Однако цель его посещения страны была другой.

По официальной версии Фрэнкс прибыл всего лишь для того, чтобы на словах и материально поблагодарить казахстанское руководство "за поддержку в борьбе с терроризмом", однако вряд ли у кого-нибудь вызывает сомнения то, что данное мероприятие стало частью планомерного расширения американского присутствия, как выразился американский аналитик Роберт Кайзер, "на зыбкой почве Центральной Азии". В своей статье в "The Washington Post", от 27 августа 2002 он пишет: "Генерал Томми Фрэнкс, командующий Центрального командования вооруженных сил США, в зону ответственности которого входит Афганистан, в этом месяце подтвердил, что американские солдаты останутся в Афганистане "на долгое, долгое время". Описывая ситуацию в Афганистане, г-н Фрэнкс сравнил ее с ситуацией в Южной Корее, где американские вооруженные силы базируются на протяжении вот уже более полувека". По убеждению Р. Кайзера, интерес США к региону обусловлен тем, что именно от центрально-азиатских стран будут зависеть "усилия по стабилизации Афганистана", к тому же: "подобно Афганистану, все пять среднеазиатских стран - Казахстан, Киргизстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан - нуждаются в серьезных мерах "по строительству нации". По словам автора: "Американцы помогают среднеазиатам (перевод inoСМИ.ru) учиться жить и работать в условиях рыночной экономики, преподают им английский язык, готовят и развертывают современные вооруженные силы, развивают независимые средства массовой информации и создают общественные объединения, чтобы сформировать гражданское общество". Похоже, американская миссия всерьез нацелена на демократизацию Центральной Азии, "этой экзотической и беспокойной земли", и, помимо филологов, журналистов и милитаристов (по специальности и убеждениям), выделила и других экспертов. Как удачно выразился Кайзер, для этой цели: "Агентство США по международному развитию держит двух "специалистов по демократии" для этого региона в казахской столице Алма-Ата, плюс по одному специалисту в Узбекистане и Киргизстане". К сожалению, для Роберта Кайзера ситуация по центрально-азиатской деятельности США прояснилась не полностью: "За пять недель, что я провел в этом регионе в качестве репортера, а также в ходе интервью с политиками в Вашингтоне мне стало ясно, что обязательства США, хотя они достаточно реальны и потенциально дорогостоящи, остаются туманными. Для понимания всех их последствий потребуются годы". Более понятливым и откровенным был на прошлой неделе в Алматы заместитель директора Женевского института международных исследований Даниель Уорнер. Выступая на круглом столе: "Роль и место Казахстана в обеспечении региональной безопасности и стабильности", американский исследователь весьма уместно заявлял: "Учитывая глобальный характер нестабильности в мире, какой-либо отдельный регион (Центральная Азия или Европа) может жить в мире только за счет страны-гегемона", имея в виду, разумеется, США. Другой замдиректора, на этот раз отечественного Военно-научного центра министерства обороны, Григорий Дубовцев, попытался возразить, отмечая, что региональная стабильность в Центральной Азии зависит от "влиятельных военно-политических сил", называя в их числе не только США, но и Россию и КНР. Однако затем, вероятно учитывая, что Д. Уорнер был приглашен "специально" К. Токаевым, а также, вспомнив о генерале Фрэнксе, материально-технической помощи американцев и т.п., Дубовцев сделал интересное, или даже оригинальное заявление: "Военное присутствие США и других стран НАТО в регионе в настоящее время играет стабилизирующую роль. На ближайшую перспективу это отвечает интересам, как государств региона, так и Российской Федерации". Интересно, о чем тогда говорили в течение этого года российские должностные лица и депутаты Думы, когда заявляли о невозможности длительного пребывания американцев в Центральной Азии и незаконности размещения в регионе военных баз (даже если они будут называться "специальными дипломатическими миссиями")? Общеизвестно, что Россия, выразив свое принципиальное согласие на использование территории центрально-азиатских республик для проведения США и союзниками антитеррористической операции в прошлом году, одновременно начала расширять там контингент своих военнослужащих. Например, в Кыргызстане, с целью восстановлении системы противовоздушной обороны (ПВО) этой страны. "Рособоронэкспорт" отправляет туда технику для модернизации радиолокационных комплексов, а также зенитно-ракетных комплексов. Как пишет Юрий Разгуляев в ПРАВДА.Ру: "Из достоверных источников стало известно, что идут также переговоры об установке в Киргизии самых современных ракетных комплексов С-300". С июня этого года начали свое размещение в г. Кант Коллективные силы быстрого развертывания стран СНГ, основу которых, понятно, составляют российские военные. В Бишкеке в настоящее время находятся сразу два антитеррористических центра, с активным участием России. Один создан Шанхайской организаций сотрудничества (ШОС), другой - странами, входящими в Договор о коллективной безопасности СНГ. Таких примеров можно было бы привести много и по Таджикистану и по нашей стране, однако, не это главное. Важно отметить, что присутствие НАТО, а тем более США в Центральной Азии "в принципе" не может отвечать интересам Российской Федерации. Другое дело, что российские представители своими некомпетентными действиями фактически способствовали продвижению США в регионе, однако, это уже тема другой статьи. Следует оговориться, что, несмотря на свои неудачные действия в Центральной Азии, Россия в последнее время приложила немало усилий для укрепления своих позиции, как на Ближнем Востоке, так и в отношениях с США и Европой. В последние полтора месяца Россия из стороннего наблюдателя превращается в активного участника мировых политических процессов. Сближение с КНДР, Ираном и Ираком стало для нее эффективным средством для продвижения своих интересов и повышения международного статуса. Отталкиваясь от последних маневров Москвы, многие авторы на Западе отмечают прагматизм и активизацию ее политики. "В политическом хаосе мира после 11 сентября каждое государство пыталось протолкнуться в новый мировой порядок так, чтобы получить для себя максимум выгод. Никакое государство не изменило своего поведения сильнее, чем Россия", пишется в редакторской статье "STRATFOR", США 22 августа (перевод inoСМИ.ru). В начале этого процесса, с продвижением НАТО и США в Центральную Азию и Афганистан, Российское руководство стало терять позиции и в других регионах. В этой связи, ей пришлось практически отказаться от своей традиционной и весьма выгодной политики в отношении Ирака, который Россия неизменно поддерживала в Совете Безопасности ООН на протяжении ряда лет: Российская Федерация постоянно препятствовала инициативам США и Великобритании по возобновлению инспекции ООН и ужесточению эмбарго. Осложнение переговорного процесса по проблеме статуса Каспийского моря, а также давление США стали причиной определенного охлаждения Москвы к Ирану, несмотря на то, что последний всегда был объектом политических и экономических интересов России, а также одним из крупнейших рынков сбыта российской военной продукции. После январского выступления Буша, пришлось на некоторое время не афишировать отношения с Пхеньяном. Ситуация для России осложнялась также зависимостью от Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития, Всемирной торговой организации и Международного валютного фонда, в которых США к моменту объявления международной антитеррористической кампании имели, помимо политического, большой идеологический вес. Однако, как и все в мире, международная обстановка быстро меняется, и эти изменения теперь приносят больше пользы России, чем США. Во всяком случае - пока. Администрация Буша в течение 10-11 месяцев бездарно растратила тот потенциал или своеобразное "моральное" право на активную или даже агрессивную внешнюю политику, которое она получила в рамках борьбы с терроризмом. Сегодня, вероятно, только Вашингтон не понимает, что используемые им лозунги времен холодной войны не срабатывают. Филип Стивенс пишет в "The Financial Тimes": "Самые сердитые вояки в Вашингтоне имеют одно общее. Это политики вчерашнего дня. Семидесятилетний Дональд Рамсфелд в первый раз был в своей нынешней роли в Пентагоне более 25 лет назад, при президенте Джеральде Форде. Шестидесятиоднолетний г-н Чейни…был министром обороны при Джордже Буше-старшем. Г-н Вулфовиц является еще одним из ветеранов прежних республиканских администраций, который, кажется, ставит главной целью своей жизни исправление ошибок прошлого" (перевод inoСМИ.ru). Даже Ирак в настоящее время проводит более гибкую и продуманную внешнюю политику, позволяющую ему формировать новый имидж в глазах мирового сообщества и, в первую очередь, в мусульманском мире. Кроме того, Багдаду удалось убедить российских представителей вернуться к прежней политике по отношению к этой стране. Разумеется, результат был бы иным, если бы Москва сама не стремилась к этому. Тем не менее, недавнее соглашение с Россией по поводу долгосрочного экономического сотрудничества (совместные проекты по нефтепереработке, транспорту, сельскому хозяйству, ирригации, электроэнергии) свидетельствует также и об успехе иракской дипломатии. Начиная с января этого года, США допустили ряд просчетов, которые негативно отразились на их отношениях с остальным миром. Борьба Дж. Буша со злом, еще не начавшись, принесла много проблем и неожиданных осложнений. Неудачные действия по урегулированию палестино - израильского конфликта, а также несвоевременное выражение агрессии против Ирака и Ирана, вызывают стойкие антиамериканские настроения в мусульманских странах. Трудно назвать удачными и отношения с союзниками по антитеррористической коалиции (подтверждение тому - недавнее заявление Герхарда Шредера), а торгово-экономические меры, принятые администрацией для улучшения состояния экономики страны оцениваются как весьма недальновидные. Известный на Западе экономист Мильтон Фридман в интервью немецкой "Wirtschafts Woche Heute" от 26 августа, отмечает: "Президент Буш очень эффективно действовал в войне против терроризма. Но результаты его политико-экономической деятельности не столь захватывающи, как раз, что касается торговли. Он хорошо выступал, но не слишком хорошо вел себя. Некоторые из его рецептов выглядят просто глупыми". Ранее, главный экономист Всемирного Банка Николас Стерн, высказываясь по поводу введения Соединенными Штатами запретительных пошлин на ввоз стали, подчеркнул: "Мы все должны признать, что решение по стали является шагом назад в процессе либерализации торговли". Все больше противников вызывают планы войны с Ираком. Дело дошло до раскола в лагере президентской партии: весьма влиятельные республиканцы, Генри Киссинджер и бывший государственный секретарь Лоуренс Иглбергер, недавно впервые открыто поставили под вопрос целесообразность военных действий. Итак, если говорить о политическом капитале, то США в последние месяцы больше потеряли, чем приобрели. Когда в начале августа Россия категорично заявила о своем отрицательном отношении к войне с Ираком, то стала последним крупным государством, которое поступило таким образом. Возврат России к своей более традиционной политике позволяет восстановить и сохранить ее влияние в арабском мире, где "региональные игроки вздохнули с облегчением, что теперь снова появился противовес американским интересам". В результате объективных и субъективных причин, Россия получила роль посредника между США и значительной частью остального мира, тем самым, потеснив с этого места Великобританию. По мнению западных авторов, российское руководство будет принимать у себя одного за другим представителей стран, которые президент Буш относит к "оси зла". При этом, отмечается, что такая тактика может принести ощутимую пользу, ведь если России удастся, например, выступить успешным парламентером между Северной Кореей и Западом, то она сможет получить крупные дипломатические дивиденды. Экономические соглашения с Ираком и Ираном, помимо прочих выгод, могут предоставить реальные возможности России в будущем предъявить счет США, доказывая, что у нее в этих странах имеются крупные экономические интересы, в случае, если эти режимы будут все-таки свергнуты.
Загрузка...